online

Династические легенды Армении[1]

ЭТНОС

«Наша Среда online»

Часть первая
Хайк и Бел

Комментарии к искажённой легенде об Арья Ману

Самой известным для широкого круга людей из армянских легенд является короткий эпос о Хайке и Беле, дошедший до нас в трактовке Мовсеса Хоренаци. О чудовищной древности этого сказания говорит и сам Хоренаци, ссылаясь на некоего Мара Абаса Катину, который, в свою очередь, взял её из труда Бероза Вавилонского (IV в. до н.э.) «Хроники Божественных Царей». До наших дней легенда дошла, по всей видимости, в кратком изложении не самого Мовсеса Хоренаци, а более знаменитого компилятора Евсевия Кесарийского (IV в.), пресвитера императора Константина. Ныне, не останавливаясь на механизмах подделок данного повествования, представим саму легенду так, как её поведал армянский историк.

По рассказу Хоренаци, эпос о Хайке и Беле берёт своё начало из знаменитого Ниневийского архива (т.н. Архив Царей), который был открыт в 1860 г. Дж. Смитом и получил название Куюнджикского.
После обрушения Вавилонской башни, как повествует Хоренаци, великаны разделились по языкам. Одним из них был потомок Иапета, старший сын Торгома, Хайк, который, не пожелав жить в Вавилоне после рождения сына Араманьяка, перебрался на север в страну Араратскую. Южные пределы страны он передаёт в правление внука своего Кадмоса, а сам направляется в горные пределы на северо-запад, в страну Харк. Бел, возжелав подчинить себе все народы, направляет послание Хайку, но, получив суровый ответ от последнего, собрал войско и двинулся походом на Арарат. По преданию, в бассейне озера Ван произошло сражение, и Хайк из огромного лука застрелил Бела, обратив тем самым всё его войско в бегство. Место, где был погребён Бел, стало называться Герезманк (Кладбищенское).

Это официальный вариант, принятый христианской историографией. Кроме данной трактовки существует другой, менее известный вариант сказания. Данное сказание, хотя и является компиляцией различных арийских легенд, но в основе содержит более древнее повествование о Титанах, не столь краткое, как первое[2] .

Оно гласит, что после Потопа Арья Ману, по завету Ахура-Мазды (Арамазда), с помощью Бога-Писца Тира построил (по другим версиям – восстановил) Священный Город Арьяван (Ариван), который впоследствии стал именоваться Эребуни-Ереван[3] . Об Арьяване упоминает также и Г. Агаян в предании об Аревамануке [2]. Далее в данном повествовании следуют серьёзные подделки со стороны т.н. «собирателя». От Арья Ману произошло большое потомство, т.к. по преданию сын его Иафет имел пять сыновей, старшим из коих был Индра, затем следовали: Зевс, Алан, Ареш или Арш и Торгом. Так, по легенде, Индра получил Восток (Бхарата Варту и Ариан), Зевс – Запад (Европу и Малую Азию), Алан – Север (Кавказ и Междуморье, т.е. Предкавказье), Ареш – Юг, Юго-восток, Междуречье Евфрата и Тигра, Парс)[4] , Торгом – Айрарат. Данное описание «дарований различных земельных наделов» является поздней вставкой, о чём будет сказано ниже.

После раздела владений Боги одарили всех братьев напутствием, и Вахагни передал Торгому Ратный Крест и Меч-Молнию.

Иафет, узнав о Змее-Вишапе, посылает Торгома на войну с ним. После победы над Змеем, Торгом освобождает девушку-жертву и, дав ей имя Арегназ, женится на ней[5] . Умирает старый Иафет и войной на Айрарат идёт Титан-Мисраим. Торгом выступает против полчищ Мисраима к границам Айрарата. После рукопашного боя противники разошлись с договором о том, что при смерти одного из них, оставшийся в живых должен будет заботиться о потомстве умершего. Умирает Мисраим и Торгом, по договору, отправляется к жене Мисраима Хатун[6] . По завету Арамазда (Ахура Мазда) и Ардви-Сур Анахит, Торгом, отправившись к жене Мисраима, не должен входить в её опочивальню, дабы та не зачала от него сына. По прибытию в Дом Мисраима Хатун опьянила Торгома и зачала от него сына, которого при рождении нарекла именем Бел. Семь лет Торгом провёл у Хатун, опьяняемый ею. Через семь лет, не сдержав обета пред богами, Торгом возвращается в Айрарат, где его не ждали. У него от Арегназ, по настоянию Анахит, родился сын, имя которому избрали Хайк. По завершению сорока дней и крещения (передачи божественного знамения) родители Хайка умирают, передавав последнего под прямое покровительство Арамазда. Когда Хайк остался сиротой, его передали на кормление грудью жене Мисраима, где он пробыл до самоосознания, дарованным ему Анахит. После чего Вахагни вывел Хайка из Дома Мисраима в сторону Айрарата с помощью Лампады, подвешенной на горе Арагац. Прибыв в Айрарат, Хайк отпраздновал Новый Год – Навасард (11 августа), после чего стал готовиться к войне с Белом[7] . В битве с титанами Хайк не мог сразить своего брата по отцу, Бела, и Вахагни передаёт ему Огненную Стрелу, которой Хайк сражает врага наповал [4].

Относительно этой легенды следует заметить, что последняя часть её, в которой говорится о Неугасаемой Лампаде, была скопирована христианами (Агафангел, IV в.). Только в христианской трактовке вместо Бога Вахагни выступает князь Григорий Пахлавуни (Просветитель), который якобы подвесил Лампаду над кратером Арагаца. Не имея, по сути, ничего своего христианская церковь всегда пользовалась чужой, куда более древней символикой, выдавая последнюю за своё «боговдохновенное» детище, что всегда и во все времена порождало массу всевозможных недопониманий, включая откровенные протесты, даже со стороны христианских последователей.

Комментарии
(критический анализ)

Как видно из двух вариантов легенды, повествование её связано с этапом спасения нынешнего человечества после последнего Потопа. По сути, в обеих версиях представлено два или три Потопа, как это видно из описания. Первый – после которого, как поясняет «Тайная Доктрина», господство на Земле перешло Пятой – Арийской Расе. Второй – это т.н. Самофракийский – последний «великий» Потоп, описанный Диодором Сицилийским и сохранившийся в памяти многих древних народов, в том числе и предков армян [15]. Третий – аллегорически отображает Космические и теогонические глобальные изменения. Как в первом – официальном, так и во втором – вышеизложенном вариантах история начинается со времён Титанов, и только во втором варианте с первого наставника Арийской Расы, который в ведических и пуранических текстах именуется Вайвасвата Ману. В более поздние времена эта традиция была полностью скопирована евреями и на место реальных персонажей встал несуществующий Ной, отец трёх братьев: Иапета, Сима и Хама. Это одна из интерпретаций еврейских компиляторов древних текстов и преданий, которая явилась основой для всевозможных подделок со стороны Отцов Церкви. Об одном из подобных христианских преданий уже говорилось.

Дабы более полно представить аллегорию в вышеотмеченных армянских легендах, сопоставим ведического прародителя Ариев и Арья Ману. Оба они являлись сыновьями верховных Богов. Так, Вайвасвата, или Вайвахвант, был сыном Солнца, а Арья Ману – сыном Ахура-Мазды (Арамазд), такого же творческого и духовного принципа, что и Солнце[8] [7]. Однако сам Арьяман является Богом и ипостасью Митры, Варуны и Сурьи. Таким образом, этот Принцип сам по себе Солнечный и является охранителем ариев и союза между ними. Кроме того, Арьяман является ипостасью самого Агни [39]. Оба этих имени связаны с одной легендарной личностью, а также с Наставниками Арийской Расы. В армянской легенде о Потопе упоминаются интересные данные о том, что наряду с Ариями на Земле сохранились Титаны-Вишапиды, которые являлись прямыми потомками прежнего человечества. Данный факт в армянском повествовании говорит о том, что речь шла о Потопе, затопившим либо большую часть материка Атлантида, либо последний субматерик Посейдонис [6; 39]. Кроме того, необходимо учесть то положение, что Титаны были спасены самим Ману, т.к. по сути, тождественны семи Риши, как говорится в «Махабхарате». У Платона сохранены имена семи Титанов: Кей, Крей, Форций, Кронос, Гиперион, Иапет. Имя седьмого Титана Девкалион – сын Прометея и Пиры, который является аллегорическим прародителем нового человечества. По сути, Девкалион – воплощение Прометея. Таким образом, последний Титан Иапет мог быть «сыном» Арья Ману, наряду с другими, спасшимися во время Потопа[9] . Относительно последнего существует другая легенда, связывающая Иапета с Прометеем. Последний, как известно, украл божественный Огонь из кузницы Гефеста, дабы одарить искрой разума человечество. За это преступление его приковали к Кавказу[10] . Данная аллегория связана в большей степени с более древним родом людей – с Третьей Расой (эпоха Гайо-Маретана), но в Теогонии Гесиода Прометей назван сыном Иапета, который присутствует с Ману после Потопа для создания новой Расы[11] . Пояснение этому даёт, как ни странно, египетская традиция о Потопе, где Осирис, поместив в Ладью Семь Лучей, спасает тем самым Семь Творящих Принципов Человека. Аллегорически этими принципами являются Семь Риш, спасённые Вайвасвата Ману, а также и Семь Огней самого Человека, как вселенского Принципа; эти Семь Принципов представлены в нас семерицей тел, не считая физического. Отсюда следует, что Иапет есть лишь один из этих Семи Принципов, и, по всей видимости, самый низший в их иерархии. Факт – более чем примечательный, т.к. он связан символически больше с Космическим Потопом, нежели с планетарным, и, по сути, повторяет традицию Вавилонии[12] . Эти семь Титанов, представленные в египетском предании, армянской и эллинской легендах, кроме всего прочего указывают на семь планетарных Логосов – Принципов нашей Солнечной системы. Вайвасвата Ману или Арья Ману есть Духовный Принцип воплощённого Сурьи – Солнца, т.е. Дух-Атман Человека в аспекте эзотерическом. Связь его с ковчегом указывает на древнее лунное происхождение человечества. Тем самым мы видим утверждение каждого нового семени человечества на нашей планете посредством более древних космических предков[13] . Тот факт, что Ману (Вайвасвата или Арья) после Потопа возносится в обитель Богов подобно Зиушудре, указывает на его космическое (теогоническое) происхождение, связанного с Солнцем как самым великим Принципом творений нашей системы. Следует также рассмотреть и другие вплетения о Потопах в эту легенду [11].

Повторяю, что нет сомнения в том, что трактовка этой легенды сильно искажена комментатором и собирателем её Э. Какосяном. Впрочем, доля истины присутствует даже в этом обезображенном варианте, собранном из целого ряда разрозненных древних легенд, однако все описываемые наследственные земельные дары являются поздними вставками из труда Мовсеса Хоренаци, цель которых показать тождественность древней армянской легенды о Потопе с библейской. В подлинном содержании этой легенды не могло быть всех перечисленных имён по той причине, что они относятся к разным эпохам, а некоторые из них намного древнее даже тех событий, о которых повествует армянская легенда. Так Индра, по сути, должен быть самым древним из них и ровесником Арья Ману, т.к. это ведический Бог, как известно, а в Ригведе (самой старшей из Вед) ничего не сказано о Потопе. Вспомним пураническую традицию, согласно которой Матсья Аватар Вишну восстанавливает Веды, утерянные во время Потопа. Так же не говорится о Потопе и в древнейших книгах Авесты. Следовательно, эти Учения могли появиться до Потопа, о котором частично повествует армянское предание, т.к. оно моложе Авесты.

Принимая во внимание предположение, что речь может идти о затоплении Атлантиды и приходе к господству новой Арийской Расы, мы, рассматривая данные «земельные дары», подойдём к анахронизму, т.к. не может идти речи о каком-либо разделении земель между потомством Арья Ману – Вайвасвата Ману. Дело в том, что все те области, которые перечисляются, за исключением Северной Индии (да и то после прихода ариев с Севера), не были известны первым арийцам; к слову сказать, в том же Видаевдатем’е ничего не сказано ни о Кавказе, ни о Персии или Армении, или Ассирии[14]. Так как Арья Ману и Вайвасвата Ману тождественны, а Потоп, описываемый в армянской легенде близок, скорее, к пураническому, нежели к библейскому повествованиям, следовательно, он относится к затоплению и к гибели как самой Атлантиды, так и Азии уже после гибели великой Атлантиды[15]. Следовательно, разделение областей на существующие современные географические названия становится абсурдным[16].

Обращаясь к некоторым компиляциям в том же армянском повествовании о Потопе относительно гибели Атлантиды, необходимо отметить следующее. По индусским легендам Вайвасвата Ману причаливает к Гималайским горам, тогда как халдейская, армянская и в дальнейшем еврейская традиции помещают ковчег на горе Арарат (Масис, Низир-Арарат). Во всяком случае, эта аллегория могла быть связана не столько с нынешней географией, но, сколько с той прародиной, откуда происходит Арийская Раса, как таковая. Ибо и Арьяварта, и Арьяна Ваэджо и Айрарат есть имена, связанные с одной и той же страной. Ведь ковчег у всех народов символизировал лоно Матери, являющимся всеобщим космическим символом. Несмотря на этот факт, не исключено, что одним из мест спасения от последнего Самофракийского Потопа явились горы Араратские, т.е. центральная Армения. Отсюда и проистекают множества легенд и сказаний у самих армян о различных горах, где покоится ковчег.

Данная легенда даже в искажённом варианте восходит своими корнями к древнеарийской традиции об Арьямане, который является прародителем Ариев. Он тождественен Вайвасвате Ману – Солнечному Ману и тесно связан с Митрой. Можно, допуская вольность, сказать, что Арьямен есть ипостась самого Митры, т.к. в ведических и авестийских рекордах оба они представлены как блюстители Дружбы и Договора. Но на самом деле в армянских преданиях не сохранилось описания того страшного Потопа, который уничтожил Атлантиду. Именно его затопление и было описано в ряде азиатских и европейских легенд. Имя же Арья Ману и Иапета у армян могло сохраниться из более древних авестийских и эллинских преданий об Арийской Расе.

Дополнение
Легенда о Рыбе Лекеоне и о горе Каф и объяснение её в аспекте геологическом

Так называемые народные предания ушедших веков, которые всегда предстают перед нашим взором в виде сказок и притч, являются частями более древних священных историй, скрытых от профанов. Одной из таких древних легенд, сохранившейся с незапамятных времён является предание о Рыбе Лекеоне, обитающей в Мировом Океане вокруг горы Каф. Как уже отмечалось, своими корнями данная легенда восходит к ведическому символизму и тождественна со сказаниями о Шеше – космическом Змее о тысячи головах, на котором возлегает Вишну-Охранитель. Один из Принципов, который вмещает в себе этот древний символ, является Беспредельность. Шеша – охранитель Маха Юги и Кальпы, он есть само Время Вселенной как видимой, так и незримой, ибо слит с Мировыми Водами (Пространством), где пребывает вечно. Все эти эпитеты приложимы и к Лекеону. По-видимому, эта мифическая Рыба в седой древности «помещалась» именно в Воды космической Глуби и только впоследствии стала также считаться обитательницей земных морей и озёр. Так, по различным народным верованиям, Лекеон обитает в озёрах Севан или Ван. Тот факт, что образ этой Рыбы неразрывно связан с образом Шеша, не вызывает сомнений, но сама традиция, помещающая Лекеона вокруг горы Каф для самой Армении, более чем примечательна. Легенды о Мировой Горе известны во многих эпических сказаниях у различных наций. Достаточно вспомнить знаменитую гору Меру в центре Мира по тем же ведическим традициям. Аллегория о данной горе указывает на центр Арктического полюса как на центр нашей Земли. То же значение имеет и Олимп древних эллинов, и Азбурдж парсов, а также Арарат-Масис у армян. Тот же аспект Мировой Горы скрыт и в горе Каф, но кроме этого космического и мирового значения гора эта может иметь и географическое или, точнее, геологическое значение. Для большей наглядности обратимся к некоторым историческим фактам. История повествует о всевозможных путешествиях героев и мудрецов к этим полулегендарным-полуисторическим горам Азии. По древним парсийским легендам именно к этим горам устремляются прародители великих иранских династий от Гушенка (Хаошьянга) и Таймурата (Тахма-Урупа) до Траэтаоны. По древним парсийским и армянским сказаниям горы эти расположены на далёком Севере и окружены Мировым Океаном. Только вещая Птица Симург знает тайну этих гор. По другим преданиям, именно в горах Каф-Кох хранятся все тайны прежних провидцев и их Учений [6].

Рассматривая эти древние предания, с одной стороны, мы подходим к тайной (скрытой от современных взоров) прародине человечества, с другой – к не менее неизвестной истории Азии. В том или ином значении горы Каф смешиваются в той же народной традиции с одной единой прародиной людей [6]. Рассмотрим, что собою могли представлять эти горы. Где же могла располагаться данная твердыня? Одно из названий древнего Кавказа было Каф или Кап[17], но читателю не следует путать современный Кавказский хребет с его высочайшей вершиной Шат, или Эльбрус, с общим названием Каф. В действительности, горы Большого и Малого Кавказа в древности были частью одной огромной горной системы, берущей начало от современного Антитавра и Тавра на западе и оканчивающейся горами Гиндукуш и Каракорум, соединяясь, тем самым, с великим Тибетом и Гималаями. Откуда же могла появиться армянская традиция о Рыбе Лекеоне, плавающей в море среди этих гор, если учитывать, что легендарная Рыба тождественна с Шешей, а сами горы Каф – древняя прародина Первого Человека? В действительности, предание о северных горах перешло на коренную армяно-азиатскую почву не только из-за схожести в наименованиях между полярным Кап-Ках и исторически известным Каф-Ках’ом. Всё дело в том, что территория Западной и Центральной Азии задолго до прихода предков современных армян на Армянские горы была покрыта громадным внутренним морем с множеством заливов, о чём упоминалось выше. Разрозненные части этой древней армянской легенды сохранились и до наших дней. Все они ныне представляют волшебные сказки о злых и жадных до воды вишапах – царях засухи и жара. Не исключено, что многие геоморфные наименования этих образов динозавров и древних гигантов являются отголоском той древней истории Азии, которая погребена не только в недрах Земли, но и в человеческой памяти. Интересно, что древние армяне полагали, что именно горы Западного Тавра и Большого Загроса являются рогами этой огромной змеевидной Рыбы-Вишапа. Следовательно, «голова» её должна находиться именно там, где теперь озёра Ван и Урмия, а «туловище» должно тянуться до современных хребтов Гиндукуша и Тянь-Шаня, охватывая территорию нынешних пустынь Средней и Центральной Азии, включая нынешние Каспий и Арал. Стало быть, древний Вишап (метафорически) «оживает» тогда, когда он покрыт большими водами!

В дополнение к легендам, повествующим о глобальных геологических катаклизмах, следует упомянуть об одном малом предании относительно гор Масис и Арагац. В этом предании повествуется о том, что в допотопные времена горы Арарата и Арагац являлись любящими сёстрами, но по прошествии времени между ними вспыхнула большая ссора и, несмотря на все увещевания Марута (Марут-горы), горы эти расстались навсегда, неся на себе бремя проклятий Марута. По-видимому, данная легенда является отголоском того же геологического катаклизма, который привёл к образованию современного Армянского нагорья, с двумя большими озёрами Ван и Урмия (Иран. Чайчаста). На эту мысль могут натолкнуть некоторые факты. Известно, что сейсмическая активность проявляется в местах глубинных тектонических разломов и территориальных смещений. Армения издревле являлась сейсмоподвижным регионом и через Армянское нагорье проходит множество тектонических разломов разной протяжённости. Если взглянуть на сейсмотектоническую карту Армении, то видны будут множественные разломы, один из которых тянется вдоль всей Араратской долины и называется Ереванско-Ордубадским, к северу и северо-западу от этого смещения проходят несколько разломов, огибая Арагацский массив, к югу и юго-западу от вышеупомянутого смещения также наличествуют тектонические разломы, огибающие Араратский и Аладагский массивы. Все эти тектонические сдвиги могли образоваться путём поднятия и опускания земной коры, вследствие чего и произошло разделение целых горных массивов, таких как Араратский, Аладагский (горы Цахканц) и Арагацский. У читателя может возникнуть вопрос относительно горы Марута, которая, как известно, находится далеко к юго-западу от центра Армянского нагорья, в Сасунских горах. Как же могла эта не столь высокая по меркам Армении гора (2967 м) быть причастной к данному геологическому «конфликту?» По мнению автора, под именем Марута скрыто имя великого Бога Марута-Рудры, о котором отмечалось выше. В древности любые катаклизмы так или иначе были связаны с Божественными Откровениями, а тем более, когда эти катаклизмы имели глобальный характер. Известно, что Марута-Рудра у древних ариев являлся не только повелителем бурь и молний, но и наделён был ролью Вседержителя[18]. В вышеупомянутом предании через роль Марута были показаны малые катаклизмы, шествующие за глобальной катастрофой на заре Арийской Расы, тогда как само проклятие прямо указывает на тот геологический разлом, вследствие коего и образованы были главные горные массивы Армении. От древних армян сохранился целый ряд преданий о катаклизмах, связанных с потопами. Не всегда эти легенды указывают на то, что Ковчег остановился именно на Арарате, чаще всего упоминаются целые горные массивы, и, в первую очередь, Араратские горы. Видимо, во время великого Атлантического Потопа, ещё до образования современного Армянского нагорья, Ковчег пристал именно к Араратским горам, которые включали не только собственно Масис, но и горы Цахканц и Арагац. Только после очередного катаклизма, когда произошло разделение вышеотмеченных гор, великий Ковчег Зиушудры остался под охраной самой высокой из гор Армении Арарата-Масиса, тогда как остальным горам осталась лишь память прошлого как о самом Потопе, так и спасённых в Ковчеге. Однако следует также отметить, что некоторые исследователи полагают, что под горой Арарат скрыта целая страна вокруг озера Ван [52], на что косвенно намекают и некоторые древнеармянские предания, согласно коим ковчег покоится в Кордукских горах, или же в горах Цахканц. Вышеотмеченная легенда единственная среди множества армянских преданий о потопах, которая косвенно указывает на древнейший Атлантический Потоп, от коего остались только глобальные геологические изменения. Именно к таким геологическим изменения и относится само образование Армянского Нагорья.

Армянские предания о последних атлантах и атланто-ариях

Возвращаясь к послепотопному человечеству, следует отметить, что во многих рекордах говорится о двух Божественных Династиях, которые правили спасёнными от Потопа людьми. Причём, как в случае с Атлантическим Потопом, так и в случае с Самофракийским, основателем первой Солнечной Династии является Вайвасвата Ману сын Вайвасвата и внук Кашьяпы [38]. От его сына Икшваку произошла последняя Династия, а цари второй – Лунной Династии являлись атлантами, которые, как будет упомянуто в главе о Мхере, именовались Даитьями или Дэвами[19] . Следует отметить, что генеалогия Лунной Династии отчасти схожа с генеалогией Сурьяванши, т.к. согласно «Махабхарате» прародителем обеих был великий Вайвасвата Ману [27]. Кроме того, Лунная Династия ведёт свою линию от Илу и его (её) сына Пурураваса[20], что указывает на более древнее происхождение её, т.к. Ила или Ида являет собою аллегорию Андрогинной Расы[21] [27]. Именно к Солнечной Династии, как мы сейчас увидим, относился и сам Хайк.

Отец Хайка Торгом, являющийся одним из самых загадочных персонажей эпоса, также как его праотец Иапет[22], должен быть Титаном, но Титаном, относящимся к Солнечной Династии Царей, ибо разделение на Династии (в их духовном и ментальном аспектах) произошло уже в последние времена Атлантиды [6]. Таким образом, Торгом, в своём этическом и антропогенетическом значениях подобен Мхеру Старшему из армянского эпоса, что, возможно, и послужило причиной для отождествления подвигов этих эпических героев. Это аллегорически показано в армянской легенде (борьба Торгома с Мисраимом). Ясно одно, а именно, что Торгом также должен относиться к Титанам или Титанидам, как и его мифический прародитель. Само слово Титан во многих древних легендах, в том числе и в армянских преданиях, может иметь одновременно несколько значений. В изначальном значении, как поясняет сама Блаватская, Титаны – аллегорически представляли ведических Асуров, которые одарили Третью Коренную Расу Искрой Божественности. Остальные значения слова Титан произошли от целого ряда наслоений в преданиях и традициях; одно из этих значений относится и к Четвёртой Коренной Расе Атлантов. Данные смешения показывают, что чем моложе нация, тем искажённее сами предания этой нации. Кроме того, имя этого Титана с арамейского переводится как «оборотный» (таргом или торгум, отсюда и армянское т<h>аргманел – переводить), что символически означает переход с атлантической расы на арийскую. Данное хитросплетение по всей видимости было задумано именно армянскими переводчиками Бытия с целью скрыть, некоторые факты происхождения Арийской Расы, связав воедино с мифическим происхождением армян. Мы по прошествии почти двух десятков веков с того момента, когда были составлены первые христианские хроники Евсевия, можем лишь смутно догадываться о тех преступных компиляциях, оставленных этим святым, на основе гигантского ряда дохристианских и гностических хроник. Что бы сказали современные учёные, прочтя рекорды великого Бардезана, составленные им на основе древнеармянских хроник, также бесследно исчезнувших, как и величайшая учёность Древней Армении.

Между прочим, арамейский алфавит послужил многим государствам для создания своих алфавитов[23] , к примеру, бактрийского, пехлевийского и еврейского. Борьба двух Титанов, описанная в армянских эпосах, тесно связана ещё с одной загадкой в Истории. Данная загадка образована вокруг имени Мисраим, о котором более подробно будет отмечено во втором разделе этого труда. Здесь следует отметить, что имя это, относящееся к древнему Египту, по сути, явилось, возможно, единственным напоминанием молодым арийским субрасам и подрасам о той великой катастрофе, которая некогда постигла Атлантиду. Таким образом, легенда об Исходе евреев является бледной копией из более древних рекордов первых Ариев, а потому не является странным, что и армянские, и впоследствии еврейские рекорды упоминали о Мисраиме, как о месте исхода праведного народа, т.е. Ариев. При изучении армянских легенд возникает справедливый вопрос – почему и у Мсра Мелика, и у Мисраима жены рождают сыновей, как было показано, от Царей, приверженцев Солнечного Культа? Данная аллегория раскрывается, когда становится ясно, что после расы атлантов, в их истинном значении, на земную арену вступили переходные формы, т.н. атланто-арии. Об этом в своей Истории повествует Геродот, который называет эту промежуточную форму восточными эфиопами. Последний остров Посейдонис, относящийся к Великому атлантическому материку, по утверждению египетских жрецов и Платона затонул 11600 лет назад. Примерно к этому времени относится и начало конца Великой Войны, которая завершилась примерно ко времени падения Трои (3200-3300 лет назад)[24] . Именно к тому времени, по всей видимости, выродились и атланто-арии, чьими прямыми потомками были древние египтяне. Таким образом, Торгом и Мхер Старший в армянских сказаниях выступают как основоположники и атланто-ариев, и Ариев. Отсюда становится ясным, почему только через семь лет после рождения Бела рождается сам Хайк. За семью годами скрывается определённый цикл, связанный с общим Антропогенезисом любой расы или подрасы. Армяне, также как и Парсы, относились к одной из самых молодых, но самых чистых арийских подгрупп. Начиная с генеалогии Хайка в армянских сказаниях начинается собственно арийская эпоха, в коренном генеалогическом значении. С падением Атлантиды, наряду с Солнечном культом, к Ариям перешёл и Лунный культ. В дальнейшем, уже в более позднюю эпоху, последний становится Alma Mater Лунной династии, о которой красноречиво говорит и армянский эпос, и Бероз, и Мовсес Хоренаци, а также суфий Фирдоуси.

Об общности древних сказаний Ирана и Армении сказано выше. Здесь лишь следует отметить, что Астиаг (Аши-Дахака) и Бел фигуры тождественные по своим духовным принципам. В малоизвестной армянской традиции о Хайке говорится, что Богом Бела был Вишап (Вритра). Из истории известно, что гербом Астиага был семиглавый дракон, а в «Шах-Намэ» говорится, что Астиаг и есть Великий Змей.

Таким образом, подводя итоги при объяснении династических легенд Армении, необходимо заметить:

1. Описанные события как у Хоренаци, так и в «Сасна Црер» относятся к становлению Солнечного культа над Лунным и возвышением Арийской династии над Атлантической.
2. Образы Хайка, Торгома, как и образ Давида, не есть образы исторические, но общие для всех Арийских царей Солнечной династии, ведущих своё начало от Вайвасвата-Ману и его сына Икшваку. Это видно в смысле самого имени праотца армян. Hayk или Hay на санскрите означает один из эпитетов Солнца – горний Единый. В переводе с армянского и английского Hay означает высокий, или горний. На это указывает и Диодор Сицилийский, называя армян хаями или хойами [25]. Этимология имени Хайк до сих пор неясна и является предметом обсуждений. Согласно общепринятой версии, имя это означает исполин, однако так передаёт Мовсес Хоренаци, ссылаясь на утерянные рекорды Бероза, не касаясь происхождения самого имени. Наряду с различными версиями о происхождении данного имени, равно как и самого названия (хай) может существовать и версия о древнеарийском происхождении имени. Так, на санскрите <haya> означает лошадь, исходя из этого можно предположить, что имя Хайк могло в древности звучать как <hayaka>, состоя тем самым из двух корней. Корневое слово <ka> в армянском означает «есть или иметь в наличии», следовательно, <hayaka> означает имеющий лошадей. В санскрите же этот слог означает местоимение «кто» или «который». В дальнейшем данный эпитет претерпел изменения в произношении, сохранив только идейный костяк от прежнего значения, известный ныне почти всем. Следует также отметить, что в древности имена несли в себе больше значений, нежели теперь и являлись не просто символическим наименованием того или иного человека, но отражали и род его занятий. Учитывая, что лошадь почиталась с древнейших арийских времён за священное солнечное животное, можно утверждать, что оно было тотемным животным прародителей армян. Отчасти, Хайк тождественен Нотариду Кави-Виштаспе, который также тесно связан с тотемом – конём[25] [1].
3. Война, описанная в армянских эпосах о Хайке, является войной между двумя царствующими династиями: Солнечной и Лунной. Это описание есть бледное подобие описанных событий в «Махабхарате», «Рамаяне» и даже в «Шах-Намэ». До сих пор у горстки парсов, живущих в Индии и некоторых провинциях Ирана, сохранилась древняя легенда о двух враждующих Династиях: Пери и Дэвов. От первой вели своё происхождение цари Парадата (солнечные праведники – Парадата или Пишдадиды), от вторых – Династия царей Чародеев.
4. В классической армянской трактовке Хоренаци Хайк приходит в Армению из Вавилона. Здесь были отражены сразу три исторических события. Первое относится к периоду расселения народов на запад, второе – к ассиро-вавилонской экспансии Азии, третье – является глухим отголоском исхода Ариев с проклятых земель на Север.

Загадка исхода Хайка из Вавилона и происхождения армян-авестийцев[26]
О некоторых искажениях в легендах о Хайке
О Заратуштрах
О связях между Урарту и Арменией
(историко-мифологический анализ)

Одной из неразгаданных частей в армянской легенде о Хайке является та, в которой описывается исход прародителя армян из Вавилона. То, что данный отрывок является, скорее, поздней христианской подделкой, нежели подлинным повествованием самого Бероза, видно из тождественности между армянской и еврейской (библейской) трактовками о т.н. Вавилонской башне. Однако, этот исход мог иметь место в Истории, но имел совсем другое значение, нежели то, которое ему приписывали христиане. Компиляция была состряпана для подтверждения «святого писания». Исход из Вавилона столь же аллегоричен, сколь и аллегоричен исход Моисея из Египта. Выше уже отмечалось, что под исходом евреев из Египта кроется более древняя история выхода ариев из Атлантиды на север. Относительно армянской же версии исхода следует отметить следующее. Возможно, в легенду о Хайке, уже в первые века христианства были внесены существенные дополнения, как представляется самому автору, со стороны не Мовсеса Хоренаци, а Евсевия Кесарийского, который «трудился» над трудами Бероза очень усердно. Таким образом, в данную легенду могли войти сразу несколько исторических событий, различных во времени:

1. Гибель Атлантиды и приход на историческую арену Арийской расы.
2. Миграция ариев на север от коренной Атлантиды.
3. Исторические события, связанные с Великой войной двух господствующих династий: Солнечной и Лунной.
4. Миграция уже сложившейся Арийской расы с востока и северо-востока на запад и юго-запад после последнего Потопа 11600 лет назад. Именно последние два пункта ближе всего относятся к преданиям о Хайке и Беле, на что и будет обращено внимание.

Следует также отметить, что Вавилон издревле считался центром именно авестийской и арийской мудрости. Исходя из разрозненных библеизированных повествований, явствует, что Бероз утверждал, что вавилонскую (индийскую-арийскую) династию основал Заратуштра, что почти соответствует времени процветания Хайка по современной хронологии, как будет показано ниже. Если даже учитывать, что речь идёт об учреждении Доктрины Авесты в Вавилоне, несмотря на тот факт, что данная Доктрина была преподана задолго до этих событий, вывод напрашивается сам по себе. Хайк ушёл из Вавилона, будучи авестийцем – приверженцем Учения Заратуштры! Следовательно, древневавилонская (аккадийская) Доктрина должна была предшествовать Доктрине Заратуштры? Но какого из Заратуштр, ибо по книге «Десатир» или «Книге Шед» Спитамэн Зардошт является тринадцатым из тех, кого парсы величали этим именем и одним из семи, кто носил это имя-титул по праву Высшего Посвящения [9; 51]? В древнейших книгах Авесты – «Гатах» и «Видаевдатем’е» ничего не сказано о парсах, мидийцах, армянах и прочих нациях, следовательно, первоначальная Авеста была дана задолго до образования этих наций. Стало быть, один из Заратуштр по Берозу, основавший индийскую династию Вавилона, является тем поздним пророком, который принёс Древнейшее Учение в Месопотамию из Северной Индии или Ариаварты, но не создавал само Учение! Впоследствии Учение Авесты не раз реформировалось и не раз воссоздавалось уже во времена Дария I Великого и Арташира I Папака Сасанида, но это были лишь попытки приблизить государственную религию к истинному Учению. В своих статьях Блаватская не раз отмечает, что Халдеи являлись духовными предками маздаяснийских парсов, т.к. термин «Халди» или «Халд» означает «Небесный Свет, воссиявший во Тьме» [9]. Одно из древнейших названий халдов было касдим вавилонских табличек. Причём древнейшие касситы, завоевавшие Междуречье ещё в самом начале XVI в. до н.э., называли Вавилонию страною халдеев. По мнению некоторых востоковедов, касситы переселились из кавказского региона и являлись индоарийской цивилизацией, родственной хурритам и хеттам [Куликан, «Персы и мидяне», стр. 16-30, 2010]. Однако, судя по индоарийскому Пантеону, касситы вернее пришли из Северной Индии или Центральной Азии. Известно, что сами касситы поклонялись Митре, Сурье и Маруте (Рудре), а также Ашвинам Насатье и Дасе [21[27] ].

Вспомним, что верховным Богом Света и Неба у урартийцев был Халди. В связи с этим, полагаю, есть необходимость вкратце обратить на некоторые взаимосвязи между культом Шивы в Индии и Шивини в Урарту. В дальнейшем урартское жречество «обогатило» и несколько изменило Пантеон, вобрав в основном хуррито-хеттские имена Богов в их хурритском произношении. Тождественность имён Шивы, собственно дравидского Бога, заменившего арийского Рудру, и Шивини – Бога Солнца Урарту указывает на те же параллели. В глубокой древности доведический Шива – Разрушитель – являлся высшим Богом в Индии и олицетворял Солнце, как и Бэл, или Баал, в Вавилонии и Сирии, но в своём разрушительном аспекте[28] . Важно и другое значение Шивы, а именно – Бога Грозы и Бури. В этом аспекте Шива ближе к хурритскому Тешубу или урартийскому Тейшеба, рождённого подобно Афине из головы Кумарве или Кумарби. Согласно этимологическим исследованиям имя <Тешуб> восходит к древнехеттскому <ššiba>, что близко к санскритскому <Çiva> (счастливый и милостивый). Таким образом, в хурритском (митаннийском) и в урартийском Пантеонах мы находим два образа этого древнего Бога неведического происхождения. На вышеотмеченные сходства наталкивает и легенда о восьми детях Адити, о которой также будет сказано в разделе о Мистериях Митры. В ней, в частности, повествуется о Мартанде, которого прозвали Бал-и-лу. После того, как он был отвергнут своей матерью и братьями, ему уготовили место в центре семи домов (дворцов). После этого Бал-и-лу лишь угрожает братьям своим, но сдвинуться со своей орбиты не может, питаясь потом и отбросами Адити [6]. В том же труде поясняется, что Бал-и-лу есть наше Солнце в своём низшем аспекте. Как известно, Бэл также олицетворял собой Солнце в своём высшем аспекте – в аспекте Духа, тогда как Шаммаш – Солнце физическое. Те же параллели мы находим и в Урарту, где Халди выступает в качестве верховного Бога и в смысле схожего с Ахура Маздой, и в смысле схожего с Бэлом-Мардуком [44]. Примечательно, что у хурритов и урартийцев Шавушка и Шивини являются Богами Солнца в его низшем аспекте, тождественного Мартанде – Богу тризны. Причём хурритское Божество являлось в женском аспекте, о чём будет сказано ниже. Дравидский же Шива – высшее Божество – Разрушитель. Связано это, в первую очередь, с общностью в значении имен Бал-и-лу и Бэл, во вторую – с двойственным значением самого Солнца[29] . По всей видимости, урартийцы также являются наследниками Культуры пришельцев из Северо-западной Индии[30]. Они и хурриты унаследовали её от т.н. «восточных эфиопов», как их называл Геродот. Произошло это, по всей видимости, тогда, когда урартийцы завоевали центральную часть Армянского нагорья. Именно тогда Урарту – в сущности, арийское государство, родственное Митанни – и ввело в свой верховный Пантеон Богов более древнего происхождения[31].

Также отмечено, что халды-жрецы прибыли из Индии в Западную Азию, распространив при этом своё Учение. Вавилон был лишь одним из их священных городов в Азии. Следовательно, парсы вобрали в свою древнюю Доктрину более раннее индоарийское Учение [8]. Подобным отголоском халдо-парсийского синтеза может являться армянский авестизм, сохранивший предания о Первом Аватаре Вишну Оаннеше Дагоне – Человеке-Амфибии. Вывод из вышесказанного следующий. Исход Хайка из Вавилона со всем своим кланом, указывает не столько на историческое происхождение армян из этого города (данный факт мог быть историческим, но не в той версии, которая основана на еврейском мифическом предании о «Вавилонской башне»), сколько о происхождении преемственности между древней аккадийской (халдейской или раннеарийской) Доктриной и Доктриной Авесты, которую «уносил» на север Хайк, если принимать во внимание индийскую династию Заратуштры по Берозу Вавилонскому (IV-III вв. до н. э.)[32] . Однако и среди «библейской поросли» древнеармянской историографии всё же можно найти некоторую часть истины. Зададимся вопросом о смысле имён Борсиппа или Бирс Немрут, или Нимрот. Кроме отождествления великого вавилонского строения с именем сына Бэла Нэбо, имя Бирс Нимрут может означать также и сообщество всех Богов, а именно, семи главных Богов Вавилона и более поздней Ассирии. Об этом косвенно упоминает Геродот в своей I книге [12]. В современном армянском языке сохранилось древнеармянское слово <բյուր [byur]>, что означает <множество>. Вспомним святилище в Коммагене Софенской на границе с Великой Арменией, основанное царём Антиохом I Теосом, которое также называется святилищем горы Немрут[33] . По-видимому, данное название было перенято от более древнего прототипа с сохранением полного смысла: «Обиталище всех Богов». Следовательно, Вавилонская Башня была, своего рода, всемирным храмом всем Богам. Следовательно, Хайк также мог поклоняться этим Богам, т.к. нигде не отмечено, что Хайк выступил против Богов. Можно ли предположить, что имя Нимрода или Саргона Аккадского, как это пытался не безосновательно доказать знаменитый Дж. Смит, современно имени того Заратуштры, о котором упоминал Бероз? Если так, то сам Саргон Аккадский на целое тысячелетье старше Хайка, или же исторического периода образования армянской нации. Кроме вышесказанного, необходимо обратиться к всевозможным эпонимам и этническим названиям, которыми полна историческая летопись Армении со времён хурритов и царств союза Наири. Данные эпонимы в настоящее время вносят больше путаницы, нежели ясности в вопрос о происхождении армянской нации. Между тем, проблема эта, «набившая оскомину», напрямую связана с легендой о Хайке. Академические авторы, придерживаясь в основном мнения Геродота, пытаются доказать родство предков армян с фригийцами, рассматривая саму легенду о Хайке в лучшем случае, как искажённое полулегендарное предание. Один из крупнейших авторитетов академик Я. А. Манандян, ссылаясь на целый ряд древних рекордов Ассирии, Хеттского царства и Урарту, «помещает» прародину армян на северо-западе Араратского или Армянского нагорья в стране Хайаса-Ази[34] [25]. Ему частично вторит другой крупный ассириолог и урартолог И. М. Дьяконов [19], утверждавший, что протоармяне, это – мушки. Конечно, следуя исторической логике, Манандян не только не отрицает, но, наоборот, поддерживает мнения Хоренаци и Н. Адонца относительно прародины армян, как нации на Армянском нагорье [25]. Но дальше серьёзных предположений, основанных на фактах, которые зачастую спутывают доводы самих учёных, точных сведений о происхождении армян до сих пор нет. Предками армян в различное время считались аккадийцы (лорд Генри Раулинсон), «яфетиды» и индоарии (Н. Марр), хурриты и урартийцы (Б. Пиотровский, Д. Саркисян и вся классическая армянская школа ориенталистики), фригийцы и т.н. восточные и западные «мушки» (Я. Манандян, И. Дьяконов). Недавно была также выдвинута интересная гипотеза о том, что протоармяне тождественны этиунийцам, упомянутых в урартийских хрониках [30-32] и враждовавших с урартийцами вплоть до Русы I [36][35] . Наверное, нельзя найти одно определённое мнение по данному вопросу, также как и нельзя найти определённого мнения по поводу древности армянской нации. Как правило, древность эту относят к периоду падения Урартийской династии, т.е. к началу VI века до н.э[36] . Однако некоторые свидетельства Древних указывают на неких фригийских аримов, живших в XIII в. до н.э. [Манандян, 1956]. Все эти данные более чем противоречивы, хотя бы на том основании, что все современные исследователи склоняются к мысли, что регионы Малой Азии и Армении были издревле заселены индоевропейцами (арийцами), миграция которых, как известно, происходила с севера и северо-востока на восток и на запад. Сами названия Урарту и Уруатри, Арарат и Армения восходят к одному арийскому корню «Арья». Стало быть, государства на территории современного Армянского нагорья несли именно арийский пласт Культуры. Какой же вывод можно сделать из всего этого? Почему само название «армени» стало общеупотребимым лишь с VII-VI веков до н.э.? Следует полагать, что сам термин «армен» также является общим для всех арийцев, проживающих в Древности в этом регионе. «Армен», если термин этот перевести дословно с авестийского, означает «Арийский человек», или «Арийский разум» (Арья Ману), тогда как Урарту или Уруатру должно означать Айрарта, или Айрарата, что тождественно, в своём этимологическом значении Арийскому Пути, или простору (Айрана Ваэджо или Ариаварта). После падения Урарту, главного гегемона на Армянском нагорье, все жители этого региона стали именоваться просто арийцами. Это не означает, что армян, как арийской нации в эпоху господства Урарту, не было. Урартийцы, проживающие в центральном Арарате, являлись частью Арья-мену как общего национального союза, над которым они (урартийцы) возвышались, но нигде не упоминается их этническая принадлежность, даже в ассирийских источниках. Возвышение это было за счёт прямого завоевания и порабощения жителей Армянского и севера Иранского нагорий, с насаждение той Культуры, которую ныне принято именовать хуррито-урартийской. Следует отметить, что этнически, если можно вообще судить об этнической принадлежности народов того древнего периода, ни урартийцы, ни более древние хурриты не являлись армянами (как полагают многие армянские урартологи и всевозможного толка ревнители «автохтонной» теории), невзирая на общее с ними арийское родство[37] . К тому же, родство это было больше между нацией (кастовой аристократией), нежели между разношёрстными народами великого союза Наири. На «неармянские» корни (в том смысле, в коем принято понимать) хурритов и урартийцев указывают различия между языковыми семьями. Так, если армянский ближе к древнеиранским и древнегреческим группам, то хуррито-урартийские языки, большей частью, без учёта официального письма (миттанийского арийского), ближе к северокавказским языкам нахско-дагестанской группы [16]. Именно эта лингвистическая теория до сих пор лежит в основе версии о происхождении многих северокавказских народов, в том числе и предков современных чеченцев и ингушей, с территории Армянского нагорья [16; 44]. Относительно арийского происхождения хурритов следует отметить, что к ариям относились те хурриты, которые в глубокой древности мигрировали в регион Западной Азии в период последнего потопа. Именно они и заложили основу хурритской государственности в северной Сирии. В целом необходимо отметить, что трудно судить о той или иной нации в её конкретном значении, даже когда речь идёт об ассирийцах, т.к. древние чётко разграничивали народы по месту жительства, а не по этнической принадлежности[38] . Тогда как нацию – родовую аристократию, являющейся нацией лишь по древней принадлежности, относили к той или иной высшей касте в данной, конкретной стране. Именно высшие касты определяли наличие в дальнейшем той или иной нации и этноса в целом. При критическом анализе того немногого, что сохранилось от урартийцев и хурритов, напрашиваются одновременно два вывода, как относительно хурритских государств (в особенности Миттани), так и относительно Урарту. По-видимому, наряду с арийскими этносами в хурритских государствах и в Урарту обитали этносы, которые принято именовать неуклюжим термином «доарийские», фактически, потомки последних атлантов или же атланто-ариев, однако правящая элита в этих странах принадлежала к арийской (индоиранской, индоевропейской или же кавказской индоевропейской) расе. Видимо, этим и объясняется различие в языках хурритских государств, где официальным языком служил модифицированный санскрит (миттанийский арийский). Тот факт, что в Урарту мы не находим подобных лингвистических различий, указывает на более позднюю эпоху образования данной державы, когда, из-за смешения хурритских с урартийскими языками, исконно арийский язык царей Миттани канул в прошлое.

Вновь обратимся к двум неразрешенным вопросам: к «фригийским» предкам армян и исходу Хайка в Арарат.

Первым, кто упоминает фригийцев в качестве предков армян, является Геродот [18]. Однако его краткое утверждение, взятое многими современными исследователями за основу, нуждается в объяснении. Что же известно по поводу данного вопроса современной историографии? Вышеупомянутый академик Манандян в своей монографии «О некоторых спорных проблемах истории Древней Армении» по интересующей нас теме отмечает:

«Из свидетельств ассирийских источников нам известно, что приблизительно в это же время в конце VIII века фригиец Гурди (Гордий), по-видимому, близкий родственник мушского царя Мита, основал царство в стране Тилгаримму (Тегерамма хеттских надписей и библейская Тогарма). Форрер полагает, что царь Гурди был, вероятно, вождём фригийских арменов (аримов, – прим. Э. М.), которые, продвинувшись в это время из области Хиллаку, т.е. района современной Кесарии, на восток, поселились в Малой Армении между горным хребтом Антитавр и рекой Евфратом» [25].

Далее академик, ссылаясь на клинописи урартийского царя Русы II[39] , отмечает, что фригийский царь Гурди (Гордий) являлся предводителем и фригийцев-аримов, и мушков, и других племён. Из всего этого Манандян заключает, что именно фригийцы уничтожили могущество Урарту в конце VIII – в начале VII веков до н.э. [25]. С доводами такого крупного востоковеда, каким являлся Манандян, трудно не согласиться, но необходимо отметить, что фригийско-мушские вторжения в Армянское нагорье XII и VIII-VII веках до н.э. могли лишь косвенно отразиться на самом названии тех наций и народов, которые проживали в этом регионе задолго до этого; тем более, что сами фригийцы-аримы являлись арийцами. Следовательно, только с уничтожением царствующей Урартийской (Биайнской) династии, все арийские народы, проживающие под властью её, стали именоваться просто – арменами – арийскими людьми[40] . В этом смысле – да, широким официальным названием «армены» мы обязаны фригийцам, и отсюда становится понятным смысл повествования Геродота. Что же мешало самому «отцу Истории» высказаться по данному вопросу более полно? Возможно, путаница в различных названиях и именах, но вернее всего, способность Посвящённого недосказывать Истины. Так, к примеру, название племени аримов было понято как армении, однако оно могло означать просто арийцев. Кроме того, многие греческие историки, и Геродот не являлся исключением, передавали историю, не вдаваясь в подробности, ссылаясь на разрозненные предания. К сожалению, слепое принятие мнения греческих летописцев привело современных исследователей в тупик. К примеру, древнегреческие рекорды о Персидской Державе в целом являются полуправдивым недосказанием. То же можно отметить о походах и победах двурогого Македонца. Возможно также и следующее недопонимание или умышленное сокрытие истины со стороны Геродота: по-видимому, «отец Истории» отнёс к Фригии древних хеттов или хурритов. Возможно также и другое объяснение «загадки отца Истории». Под фригийскими предками армян Геродот, видимо, имел ввиду тех арийцев, которые мигрировали в периоды последних потопов с равнин Центральной Азии в районы Южной Европы, о чём обобщающее указано в Итогах Первой части данного труда.

Необходимо также обратить внимание на топоним Тогарма, часто отождествляемый с именем отца Хайка Торгомом. В начале данной главы было отмечено, что один из прапредков армян, каким предстает Торгом, является персонифицированным образом атланто-ариев, если учитывать, что сам Хайк символизирует чистых арийцев. Но данный образ требует ряд дополнений в связи с отождествлением его с топонимом Тогарма.

Как уже отмечалось ссылкой на труд того же Манандяна, Дом Тогарма (Тилгаримму) известен по древнехеттским надписям и Библии. Каким образом могло государство отождествиться с легендарным Торгомом? Отмечалось уже, что имя Торгом не армянского происхождения, а – арамейского и дословно означает «переводный». Кроме широкого антропогенетического значения в аспекте расовом, имя это могло нести в себе и более узкую антропогенетическую идею, касательно уже самих армян. Исходя из того, что Тогарму населяли аримы, которые стали частью арменской нации, уже в более позднюю эпоху название это стало переводиться как Торгома и вот по какой причине. Как известно, родоначальником арменов-армян, кроме общего предка Хайка, считается его потомок легендарный Арам, основатель Армавира. Имя этого царя созвучно имени Арья Ману, который является предком арийцев (парсийская и армянская традиции). Торгом в одном из своих значений мог являть принцип перевоплощений одного единого арийского Духа (оборотный и переводный в своих формах). Отсюда видно, что Торгом и Арам (Арья Ману), в своём духовном принципе одно и то же, но в различных формах. Для большей ясности следует вспомнить, что Вайвасвата, тождественный Арья Ману, является воплощением Бога Вишну, олицетворяющим собой один из творческих всевмещающих аспектов Солнца. Сам Вишну является саморождённым Богом (Анупадака – Не-рождённый). Значит, Арья Ману, будучи таковым, как Дух арийцев, вечен, но постоянно воплощается. Так как было сказано, что Титан Торгом олицетворял Солнечный принцип и переходную форму арья-атлантов, следовательно, он есть воплощение Арья Ману (Вайвасвата, более древнего, нежели Торгом первопредка Ариев) как в этическом значении, так и духовном антропогенетическом. В древности, до принятия христианами мифической генеалогии Ноя, Арьямен и Арам являлись различными именами одного и того же Вайвасвата Ману, который уже в искажённом образе под именем Арам стал прародителем арменов уже в христианскую эпоху. Кроме этого, нужно отметить, что, по сути, Торгом и Арам тождественны в аспекте идеологическом, т.к. таргом являлся арамейским языком, что и привело в дальнейшем к путанице между «оборотным» титаном – воплощением Арья Ману и «оборотным» языком арамейцев. В обоих значениях – корни в именах и названиях идентичны. Отсюда вытекает, что Торгом в качестве Титана не мог быть реальным отцом Хайка и является таковым лишь в духовно-преемственном значении. Стало быть, сам Хайк мог иметь два значения: первое, в качестве общем для всех Ариев, второе – в качестве прародителя армян-авестийцев. На первый вывод наталкивает не только древнеармянская легенда, где Торгом предстаёт противником Мисраима (атланта Лунной Династии), но и целый ряд трансмутаций, связанных с именем Торгом. На второй вывод наталкивает сама легенда Мовсеса Хоренаци о войне Хайка и Бела, а также целый ряд сохранившихся древних названий, указывающих на истинность повествования Хоренаци. Следует отметить также, что когда Хайк поднялся на север, ему уже была известна страна Араратская. Учитывая вышесказанное, необходимо отметить, что Хайк принёс на Армянское нагорье Учение древнейшей Авесты, т.к. Бероз отмечает, что Заратуштра установил в Вавилоне индийскую (собственно арийскую, в её культурной чистоте) династию (к периоду исхода Хайка). До этого периода жители Армянского нагорья являлись преемниками более древнего Халдизма, унаследованного от первых переселенцев из Индии, оставаясь при этом арийским государством![41] Таким образом, авестизм в Армении берёт своё начало именно с периода прихода в эту страну потомков индийской династии Заратуштры, также пришедшего из Северной Индии (Балх или Белуджистан – древняя Бактрия). Древнейшие халдейские корни Авесты отмечает в своей Истории и последний величайший историк античности Аммиан Марцеллин: «Многое из Тайного Учения Халдеев развил Зороастр Бактриец» [35]. С древнеармянской легендой согласуется и бхаратский эпос «Рамаяна». Рама, царь Айодкхьи, сын Дашаратхи, является царём Солнечной Династии. Его полное имя Рама-Чандра (буквально, Солнце-Луна) указывает на то, что и армянское предание о рождении Хайка. Арии в своей Доктрине наследовали атлантам. Победу Рамы и Ханумана над Раваной и ракшасами брамины Индии относят к 7600-8000 гг. до н.э. согласно их Астрологии [8], т.е. после 3000-3600 лет прошедших от затопления Посейдониса. В том же труде указывается, что Восьмая Аватара Вишну – Кришна проявлен был в 4800 г. до н.э., уход которого даже современные хронисты относят к 5000 летнему периоду до нас. Относительно данных циклов проявления Аватар Вишну необходимо заметить следующее. По сути, именно проблема гигантских по протяжённости циклов, составляющих Юги древних арийцев, не позволяет с полной уверенностью утверждать идентичность армянских Героев с таковыми в Ариаварте. Так, известно, что Рама – Седьмая Аватара Вишну, был проявлен в физической форме в последней четверти Трета-Юги, что, согласно древнейшим хроникам Индии, соответствует более миллиону лет до нас (!). Таким образом, Рама ближе Мхеру Старшему Сасуна, нежели Хайку или Араму, с коим Раму также часто отождествляют. Однако если учитывать аллегоризм всех древних сказаний, то выявится один примечательный факт. Рама, также как и Равана, являются не только историческими личностями, но и образами собирательными. Следовательно, победа над Раваной 7500-8000 лет назад относится ко всем атлантам того периода, тогда как Рама символизирует всех арийцев. Следует помнить, что каждая из Аватар Вишну-Охранителя также представляет собою цикл, в котором господствует данная Аватара до нового воплощения. Так, до Рамы было господство Парашурамы (Рамы с топором) – Шестая Аватара, а после Рамы наступила эпоха Кришны – Восьмой Аватары.

Выше было сказано, что Бэл олицетворял собой царя Лунной Династии, духовную наследницу атлантов, и тем самым тождественен духовному образу Раваны – последнего истинного царя-атланта на Ланке. Отсюда следует вывод, что армянам, как чистым авестийцам в расширенном смысле и, как нации на Армянском нагорье, 7500-8000 лет. Вспомним, что Аристотель относил одного из великих Заратуштр (за 6000 лет до дней Платона и за 5000 лет до падения великой Трои). Именно парсы и армяне являются прямыми наследниками древнего Халдейского Учения, распространённого по всей Азии в глубочайшей Древности из Арийской и дравидской Индии. О влиянии маздаяснийского Учения на более древний халдизм отмечается в советских источниках по вопросу урартологии.

В частности, в одном из этих источников, написанным академиком В. В. Струве в 1948 году указывается, что «по свидетельству надписи ассирийского царя Саргона II от 714 г. до н.э., на территории Урарту (Муцасир) (прим. Э. М.), почиталось божество Бага-Мазда» [13]. Прежде чем обратиться к самому имени Бага-Мазда, рассмотрим надписи Саргона II после его знаменитого похода против хурритов и урартийцев в 714 г. до н.э., как датируют современные историки. Так, между прочими хвалебными надписями в свой адрес, ознаменованными победой над Русой I (Урса урартский), ассирийский владыка пишет о походе в царство Муцасир. После победы над Урзаной Муцасирским Саргон разрушает храмы Богов Халди и Багбарту, о чём торжественно и гневно сообщает в своих текстах [24]. В этих военных реляциях Саргона II упоминает из урартийских Богов только Халди и Богиню Багбарту (женский аспект Халди). Данное Струве имя Бага-Мазда, по-видимому, относимо к имени Халди. Так как <Халд> означает Свет, стало быть, этот эпитет мог быть в древности эпитетом Ахура Мазды, как Бога проявленного света и мира телесного. Имя Багбарту также индоиранского происхождения. Эта Богиня была Богиней-Матерью не только Урарту, но и Мана (Атропатена), с центром в Муцасире, другое название которого Арди, или Арти. Багбарту содержит в себе два корня <Баг> и <Арта>. Оба корня при совмещении в цельное имя дают значение: Бог или Богиня Арта. Как известно, Арта Вахишта в Иране являлось Амеш-а-Спентом Праведности. Впоследствии в Армении ему соответствовала Богиня Мудрости Нанэ, женский аспект Тира. Багбарту, являясь тождественной Нанэ, состоя в духовной связи с Халди, также олицетворяла как Праведность, так и Мудрость, ибо Ахура-Мазда, с эпитетом Халди (Светозарный или Светоносный), является Богом – Премудрым и Праведным. Однако относительно происхождения имени Багбарту существуют и иные версии. Так, Грантовский, верно указывающий на иранское происхождение имени, отмечает, что имя этой Богини восходит к одной из ассирийских форм произношения имени Бага-Мазда, тем самым роднит Богиню Багбарту с Ахура-Маздой [14]. Причём Грантовский также отмечает, что почитание данного божества в качестве женской ипостаси Халди исходило либо от неверной ассирийской формы написания имени, либо по причине андрогинности самого Ахура-Мазды, либо по причине того, что Бага-Мазда являлся Богом иранским, «прижитым» в Муцасире и от того ставшим женским аспектом Бога Халди [14]. Вышеотмеченное не исключает тождественности между Халди и Ахура-Маздой в районе оз. Урмия, где располагался Муцасир[42] , тем более, что правитель этого храмового города Урзана, по мнению вышеотмеченного автора, был иранского происхождения [14]. Трудно с точностью определить, было ли повсеместным распространение иранских Богов в Урарту. Во всяком случае, сам храмовый город Муцасир для урартийских царей был самым почитаемым местом в их державе. Именно после разгрома этого святилища Саргоном II Руса I потерял всякую надежду на победу и даже спасение своего царства.

Всё вышесказанное указывает на то, что авестизм (зороастризм в более узком понимании) был распространён в Урарту, но преподносился в свете древнего, унаследованного самими урартийцами, халдизма. На это указывает сам Саргон II в тех же надписях, где он обвиняет царя Русу I, сына Сардура II, в том, что тот не чтит Ашшура и Мардука – Богов Саргона. «Предо мной Урса урартский, не блюдущий слова Ашшура и Мардука…» [24]. В связи с данным текстом у осведомлённого читателя может возникнуть вопрос относительно солнечных принципов как Ашшура, так и более древнего Мардука (эпитет Элу или Бэла). В действительности, Ашшур – искажённая форма имени Асура или Ахура, перешедшая в Междуречье с Учением Авесты. Уже в более позднюю эпоху Ашшур становится тождественным Бэлу и Аншару, «Небесному Кругу или Свету». Таким образом, Ашшур одно и то же, что и Ахура Мазда. По-видимому, Ассирия, как наследница древней Вавилонии, позже Урарту стала почитать Ахура Мазду, но под именем Ашшура. В отличие от Халди, урартийского эпитета Бога Ахура Мазды, ассирийцы почти не меняли имени Ахура. По этой причине Саргон обвиняет Русу в непочитании <слова> и имени Ашшура и Мардука, т.е. принимающему своё (урартское и древнехалдское) имя того же Ахура Мазды. На самом деле, как Саргон, так и Руса прекрасно знали, что различия между верховными Богами обеих держав нет, а эпитет Халди сохранился от древней религии, которой наследовал авестизм. В связи с этим можно допустить вывод, что древнейшая форма авестийского Учения могла принимать именно этот эпитет Мазды. Этот вывод может быть верным, т.к. до нас сами наски Авесты дошли не полностью. Факт, что сам Хайк лишь привнёс в тождественное Учение <Света Воссиявшего>, реформу древней Доктрины, которую, в свою очередь, передал «вавилонский» Заратуштра за ряд столетий до Хайка, указывает на идейную общность древней формы Авесты с Учением Месопотамии[43] . Однако, этот Заратуштра не был тем пророком Авесты, которого считают Тринадцатым Заратуштрой Спитамэном, который инициировал последнего из Кейянидов Виштаспу и который мигрировал из Бактрии в Индию, по исследованиям фон Бунзена 5884 года назад (3784 г. до н.э.) [50]. На это указывают ряд символических особенностей, отображающих Астрологию и Астрономию – этих единственных беспристрастных хранительниц Древности. Для большей убедительности остановимся на простых астрономических явлениях. Известно, что Солнце в каждые 11 лет обращается вокруг своей оси, совершая тем самым свой Солнечный Годовой оборот. Известно также, что кроме своего одиннадцатилетнего цикла, Солнце обращается вокруг пояса Зодиака, совершая один Звёздный Год, равный 25920 земным годам, состоящим из 12 Звёздных Месяцев. Таким образом, время перехода Солнца через каждое Созвездие Зодиака равно приблизительно 2160 годам. За последние 2160 лет наша Звезда должна пройти Созвездие Рыб, чья эпоха завершается, уступая место эре Водолея, приблизительно в 2160 году. До эпохи Рыб была эра Овна, а до этого – эра Тельца, т.е. более 5000 лет назад. Как уже отмечалось, древние авестийцы свято почитали символ Тельца. Так, из легенд известно, что Заратуштра в Бактрии устроил пещеру, на своде которой были отображены все светила и созвездия, причём Солнце было представлено выходящим из-за спины Тельца, что могло означать, что в этот период Солнце пребывало в Созвездии Тельца. На это, в частности, указывают многочисленные барельефы т.н. Тауроктонии (Митра, закалывающий Быка), где все созвездия представлены на Небесном Экваторе, кроме Льва – созвездия Митры[44]. Следовательно, именно в эту эпоху процветал Тринадцатый Заратуштра Спитамэн, восстановивший Гаты и Видаэвдатем [47]. Принимая во внимание сказанное Аристотелем о Заратуштре, указывающее на более чем 8000 летний период от начала его жизни, а также схожесть между легендами о Раме и Хайке, процветавшем более чем за 7500 лет до нас, можно предположить, что Хайк унаследовал не Учение Заратуштры Спитамэна, а Учение более раннего Заратуштры. Видимо, это и был тот Провидец, который согласно Берозу и основал Индийскую Династию Вавилона, и именно он первым реформировал Древнее Халдское Учение, многие элементы которого впоследствии вошли как в армянский и ассирийский авестизм, так и в собственно парсийский. Уже после, видимо, ранее эпохи Ахеменидов чистый парсийский авестизм стал проникать в Армению. Не имея ярых противоречий с более древней праформой, он осел на армянской земле, слившись в причудливое верование в народной толще, но обогащая саму Идею Заратуштрв самой среде Посвящённых.

В дополнение следует отметить, что существует прямая аналогия между Исходом Хайка и Исходом Санасара и Багдасара. Повествование о Хайке фактически продолжает и дополняет повествование о братьях-близнецах. Причём данная аналогия прослеживается не только в сюжете, но и в астрологии. Однако в легенде о Хайке связь с астрологией и астрономией почти незрима. Рассмотрим два сюжета об Исходе более детально.

Санасар и Багдасар по совету Цовинар отправляются к царю Армении. Учитывая, что под Арменией подразумевался Север, на что указывает фраза – «путь ночью они должны были узнать по большой звезде…», следовательно, Санасар и Багдасар следовали с Юга. Данное повествование связано с исходом арийцев и не отображает исход армян с юга Месопотамии. Однако, принимая во внимание то, что легенда о Хайке и Беле повествует о войне двух Божественных Династий, то исход Хайка со своим кланом также следует связывать с исходом арийцев. Проблема заключается в том, что в этих повествованиях отражены разновременные события. Так, исход братьев-близнецов относится к древнейшим событиям, происходящим на заре Арийской Расы, а исход Хайка относится к периоду, когда арийцы уже были господствующей расой на Земле. Несмотря на эти туманные указания, изобилующие анахронизмами, что отмечалось выше, два этих повествования также скрывают указания об одних и тех же событиях, если рассматривать их с астрологической точки зрения. Исход Санасара и Багдасара, как было отмечено, не может относиться к нашей эпохе, ибо Созвездие Малой Медведицы по прецессии стало носительницей Полярной Звезды (β Малой Медведицы) 3500 лет назад, когда Арии уже спустились на Юг. Следовательно, исход «братьев» нужно отнести к более раннему событию, когда Северный Полюс находился в ином положении эклиптики, а те области, которые теперь представляют Северный Полюс, располагались южнее. В те далёкие времена Полярными Звёздами могли быть: Вега – α Лиры (15000 лет назад), π и η Геркулеса (11000 лет назад), τ Геркулеса (9000 лет назад), ι Дракона (7500 лет назад). Учитывая, что ни одно из дошедших до нас древнеармянских повествований не упоминает о Первом Атлантическом Потопе, исход Санасара можно отнести либо к периоду Последнего Потопа, а именно 11600-11000 лет до нас, либо к более позднему периоду. Однако в армянском эпосе сказано только об исходе с Юга, но ничего не сказано о Потопе, следовательно, с одной стороны, повествование охватывает период, когда основной материк Атлантиды не был затоплен, тогда как с другой – данное повествование не может быть отнесено ни к одному из известных движений Земной и Лунной осей за 15000 лет, начиная с периода в 13000 лет до н.э. Так к какому периоду относится повествование об исходе Санасара и Багдасара? Ответы кроются во множестве анахронизмов Первой Ветви. Первый ответ связан с анахронизмом, отражающим исход Ариев после первого раскола Атлантиды и может лишь приблизительно напоминать об этом далёком событии. Второй ответ относится к анахронизму, связанному с расселением предков армян. Именно это событие связывает два эпических сказания в единую устную традицию. Исход Хайка из Вавилона и исход братьев-близнецов из царства Халифа Багдадского в страну Армянскую, следует рассматривать в качестве единого сюжета. Разница лишь в том, что повествование в Первой Ветви эпоса на первый план выдвигает общее арийское расселение, через «арменизированную призму», тогда как в легенде о Хайке расселение армян показано через «призму» арийского расселения с Юга на Север. Таким образом, совместив эти два рассказа в единую традицию и присовокупив к этому сюжету упоминания о «большой путеводной звезде» и заметки древних о Заратуштре Спитамэне, процветавшем за 5000 лет до нас, можно приблизительно определить период прихода предков армян на Армянское нагорье. Как уже отмечалось, Хайк унаследовал древнейшее Учение задолго до существования Заратуштры Спитамэна, следовательно, речь не может идти о периоде в 5000 лет. Предшествовавший Спитамэну Заратуштра процветал, приблизительно, за 5000 лет до Троянской войны и за 8500 лет до нас, т.е. в 6480-6250 гг. до н.э. (Эпоха Близнецов). Принимая во внимание, что легендарный Хайк уже был знаком с Солнечным Учением, следовательно, исход его мог быть после земного ухода Заратуштры Древнего. На этот вывод наталкивает указание автора «Истории Армении» на то, что Хайк покинул Вавилон только после рождения и возмужания сына Араманьяка и внука Кадмоса, что, в свою очередь, указывает на смену поколений в субрасовом аспекте, т.к. Хайк являет собою аллегорию Солнечной Династии и не должен рассматриваться в личностном аспекте. Учитывая тот факт, что Заратуштра Спитамэн процветал в Центральной Азии (Согд, Маргиана, Бактрия), и его Учение (чисто иранская форма Авесты, без халдизмов) могло утвердиться в Армении намного позже прихода самих армян, следовательно, исход Хайка мог происходить в период между жизнью Заратуштры Древнего (Вавилонского) и периодом Заратуштры Спитамэна, процветавшего в эпоху Тельца 6000-5000 лет назад. Именно тогда Полярной Звездой могла быть ι Дракона (7500-5500 лет назад). По всей видимости, составители древних эпических легенд Армении могли знать в качестве Полярной Звезды только ι Дракона, т.к. именно в период её расположения на Северном Полюсе Мира могли происходить события, связанные с генезисом армянской нации. Следует также отметить, что Санасар и Багдасар, будучи в астрологическом аспекте связанными с Созвездием Близнецов, также косвенно увязаны с эпохой, бывшей до эпохи Тельца. Таким образом, Хайк, будучи олицетворением предков армян, пребывает в последний период эпохи Близнецов (Санасара и Багдасара). Следовательно, эпос о сасунских прародителях и легенду о Хайке следует рассматривать как единую генеалогическую традицию. Однако арийское происхождение армян, с одной стороны, и происхождение психофизиологического человечества с другой, наложили множественные наслоения на сами легенды, отсюда и те анахронизмы, которые не позволяют исследователям датировать как период происхождения армян, так и период происхождения древнейших армянских эпических легенд[45] . Всё вышеотмеченное относительно искажений и анахронизмов в Первой Ветви эпоса «Сасна Црер» относится и к остальным частям этого монументального произведения, которое в древности относилось к общеарийским традициям.

Впоследствии христианизация и исламизация древнеармянских и халдо-авестийских традиций почти полностью исказили содержание и форму их, цепляясь за еврейско-христианскую ересь, оставив нетронутой только древнюю Идею. Данные искажения настолько пагубно сказались на исследованиях древнеармянской хронологии, что послужили для создания бездоказательных хронологических теорий уже в середине XIX столетия, согласно которым Хайк процветал за 2500 лет до н.э., а самой армянской нации 4500 лет. Основоположником этой теории является знаменитый мхитарист Г. Алишан. Собственно, сам Алишан в своём изучении был на верном пути, т.к. связывал эпоху процветания Хайка с астрологическими и астрономическими изменениями. Великий мхитарист также верно определил, исходя из астрологической связи Хайка и Ориона, что Древнеармянский календарь тесно увязан был с Древнеегипетским, что, в свою очередь, делало возможным изучение годовых циклов по Великому Году Сотиса или Сириуса, равному 1460–1461 годам Юлианского календаря [3]. Однако далее этих верных суждений Алишан не продвинулся, т.к. был в плену у еврейской теологии[46] . Так, при отведении начала Древнеармянского летоисчисления 2492 лет до н.э., Алишан базировался всего лишь на двух Годах Сотиса, последний из которых наступил в 428 г. н.э [5]. Даже если принять точку зрения Алишана за истинную, спрашивается – почему ключевыми датами в жизни армян почтенный мхитарист считает 1032 и 2492 гг. до н.э.? Почему невозможно было проследить движение Сириуса ранее XXV в. до н.э.? Тем более, известно, что эта яркая звезда стала видима в Северном полушарии всего 11000 лет назад. Однозначно можно ответить, что Алишану мешала библиезированная христианская хронология, отводящая началу божьего творения всего 6000-7000 лет, а началу и окончанию «Всемирного Потопа» всего лишь 5300 лет! В представлениях набожного хрониста армянский Хайк никак не мог быть старше еврейского Ноя!

 

Часть вторая
Давид Сасунский

Третья, самая большая ветвь эпоса Сасна Црер, посвящена сыну Мхера Старшего Давиду (авест. Дайявдат – Богом данный). Наряду с популярностью данной ветви возрастали и споры относительно создания и окончательной записи её. Ветвь о Давиде Сасунском очень похожа на вышеизложенную легенду о Хайке, а обе эти легенды тождественны в большей степени эпосу «Махабхарата», нежели «Рамаяне». Так, если в «Рамаяне» описывается война между Ариями и Атлантами, то в «Махабхарате» описываемые события связаны с династическими войнами между Солнечной и Лунной Династиями царей Бхараты.

Подобным образом описывается война между Сасуном и Мсиром в ветви о Давиде Сасунском. Сами предания о Давиде очень схожи с преданиями о Хайке, и, как сказано выше, обе эти легенды составляли некогда часть древнейшей исторической традиции не только в Армении, но и по всей Азии. Прежде чем рассматривать этого героя, вспомним, что абсолютно весь эпос является искажённым отголоском древних традиций и Мистерий Азии, куда входили не только космогенетические, но и антропогенетические легенды. Именно к одной из антропогенетической традиции относятся легенды о Давиде. Если в преданиях о Мхере Старшем наряду с Антропогенезисом, связанного со становлением Арийской расы, были вплетены части древней доктрины о космических катаклизмах, известных как Война Богов и Титанов, то в преданиях о Давиде мы находим историю расцвета Арийской расы.

Давид подобен Арджуне и Хайку, т.к. он являет собой Солнечную Династию Божественных Царей, которые, как было сказано, ведут своё начало от сына Вайвасвата Ману Икшваку, царя Айодхья. Отступая от темы, необходимо отметить, что название Айдокхья схоже с корневым санскритским словом Hay – Горний (эпитет Солнца). Таким образом, становится ясным происхождение самих древних армян, которые мало что имеют с нынешними армянами. Так, Сасунский царь Давид предстает как образ собирательный, но не как исторический. Все попытки отождествить его с т.н. иудейским Давидом окажутся тщетными за исключением одного схожего факта. История никогда не знала ни Давида Сасунского, ни Давида Иудейского, которого относят к X в. до н. э.! Обе эти легенды указывают на борьбу Лунной и Солнечной Династий, задолго до происхождения как армян, так и самой молодой нации Арийской Расы евреев. Борьба эта несколько парадоксально отображена в еврейских преданиях. Так, если в армянской традиции Давид выступает поборником Солнечного Культа, то в библейском – Давид представлен ревнителем Яхве – Лунного Бога, чей ковчег он «отвоевал» у своих же наставников – филистимлян, и перед которым танцевал обнажённым. Последнее явно указывает на фаллический культ, ибо танец юного Давида перед Ковчегом Завета, или Лунным Ковчегом, есть символическое антропоморфное отображение оплодотворения как в аспекте космогенетическом, так и антропогенетическом.

В комментариях к легенде Хайк и Бел отмечалось об исходе Ариев и связи данного исхода с «Исходом» Моисея из Египта. Здесь следует отметить, что кроме этого исхода в обоих преданиях сохранились намёки на родственность между Сурьяваншей и Чандраваншей, как это показано в индийских эпосах. Так, Кауравы (Династия Чандраванша) являются старшими двоюродными братьями Пандавов (Сурьяванша).

Битва Давида с Мсра Меликом также указывает на победу Солнечного Культа над Культом Лунным. В армянских эпических преданиях о сасунцах Давид единственный из властителей Сасуна, который погибает. Более чем примечательный факт, заслуживающий особого внимания. Вкратце следует представить содержание легенды, повествующей о гибели Давида Сасунского. В ней, в частности, говорится о том, что Давид, женившись на Хандут-хатун, не сдержал слова перед бывшей своей любовницей Чмшкик-султан, поэтому, через семь дней после свадьбы, должен был вернуться к ней, вступив в бой за свою свободу от Чмшкик. По прошествии срока Давид позабыл о клятве на Ратном Кресте. К этому периоду и относится его битва с родным сыном Мхером, после которой Давид, замечая, что Ратный Крест на деснице его почернел, едет к Чмшкик. До приготовлений к битве с ней Давид решает искупаться в реке, в тот момент по наущению матери внебрачная дочь Давида из засады убивает Давида выпущенной отравленной стрелой.

Данная легенда завуалировано отображает духовное падение Арийской Расы. Несмотря на тот факт, что многие персонажи в этой легенде (также, как и во всём эпосе) были персонифицированы с полуисторическими, нетрудно заметить, что, к примеру, та же Чмшкик олицетворяет грубую материальность и похоть, тогда как внебрачная дочь Давида – хитрость. Аналогия между низшим человеческим началом и образом Чмшкик отражена и в самом имени «любовницы» Давида. Армянское слово «чмшкик» переводится, как «низкорослый или тщедушный». У древних армян сохранилась легенда, о том, что на заре человечества люди были высокими и благородными, но с того момента, как они впали в грех, стали уменьшаться как в размерах, так и в качествах, превращаясь в ачуч-пучуч. Давид же в этом повествовании предстает павшей духовностью и мудростью перед чисто людской самостью и грубостью. Именно с конца эпохи Давида наступает период продажи и предательства истинной духовности и Мудрости (клятва на Ратном Кресте перед любопытством и похотливостью и нарушение этой клятвы). По сути, эти деяния Давида отображают сказанное Иисусом в Евангелии от Матфея:

«Не давайте Святыни на поругание псам,
И не мечите бисер перед свиньями,
Чтобы они не попрали его ногами своими
И, обратившись, не растерзали вас» [17].

Связь между Давидом, Хайком и Орионом

Известно, что созвездие Орион у древних армян было названо Хайком в тот период, когда армяне смешали авестизм с эллинизмом. Давид, также как его отец по эпосу Мхер, выступает в роли охотника и пастыря всех тварей, и если Мхер выступал таковым в аспекте космическом и астрономическом, то Давид и Хайк выступают пастырями и великими Ловцами пред Богом (Богами) в аспекте человеческом, связанном с прародителями Арийской расы и, одновременно, с наставничеством Солнечной Династии. В одной из глав о Давиде сохранилось очень древнее предание о Четырёхугольном Саде на горе Цовасар, куда Давид приходит освободить зверей для охоты на них. Сад этот насадил сам Мхер, наложив на него страшное заклятье, и только после ухода отца Давид узнаёт о Саде от старухи пророчицы. По легенде Давид запрещает всем приближаться к Саду, пока он не отпустит зверей на свободу, после чего начинается охота.

Анализируя данную астрологическую легенду, необходимо рассмотреть принцип Ковчега в арийских традициях. Так, известно, что Йима по приказу Ахура Мазды строит Вару, куда вселяет все жизненные принципы [«Видаэвдатем» (Вендидат), «Сказание об Йиме»]. Эта Вара и есть прообраз Ковчега Завета, которому поклонялся Моисей и который выкрал Давид Иудейский [23]. Ковчег известен ещё с Древнего Египта, задолго до образования самих евреев и их т.н. царства (если оно вообще было до падения Селевкидов и Птолемеев). Каждый из Богов древности имел свой сокровенный Ковчег. В описанной легенде Сад представляет тот же Ковчег-Вару, куда Мхер-Митра вселил все жизненные принципы Космоса. Кроме данного значения, Сад представляет сам Космос с Созвездиями и Зодиаком [6]. Таким образом, Давид, как и Мхер, и Хайк, вмещает в себе один из принципов Ориона – Великого Пастыря Небесных Зверей, тем самым приближаясь к образу Рудры и Шивы-Пашупати. Относительно горы Цовасар нужно отметить, что эта гора, как и многие другие, наряду с горой Масис-Арарат, именовались в Армении горами Ковчега. Связано это с Культом Ковчега-Вары и одновременно с Потопом, о чём было сказано выше. В Индии, Шумере, Аккаде, Иране и в Армении символы Горы и Ковчега были глубоко мистичны и тесно связаны. Так, гора Кайлас (Колокол) и гора Арарат-Масис с глубокой древности почитались горами Богов, в которых скрыты неземные богатства. На первый взгляд бессмысленная связь Ориона с Хайком должна рассматриваться под призмой Мистерий Рудры, Митры и эпоса «Сасна Црер». Согласно ведическим традициям, созвездие Ориона связывалось с семью прародителями Праджапати, а звезда Бетельгейзе – с Рудрой.

Битва Давида и Мхера. Связь с Битвой Ростама и Зохраба (Сохраба)

Многократно указывалось на связь между двумя эпосами – «Шах-Намэ» и «Сасна Црер». В этих двух произведениях есть небольшая легенда, которая с большей степенью связывает две традиции Востока.

Так же, как и в «Шах-Намэ», в ветви о Давиде сказано, что после отбытия Давида на чужбину у него рождается сын, которого нарекают Мхер. Подрастая, Мхер решил найти отца, а после того, как встретился с ним, не узнав, вызвал его на бой. В этом бою никто из героев не вышел победителем, а Давид, спустя некоторое время был убит. В легенде о Ростаме и Зохрабе сын Ростама и Тахмины Зохраб, воспитывающийся в Туране при дворе Афрасиаба, погибает от ран, нанесённых в битве Ростамом. После этого Ростам, проклиная самого себя, удаляется и через определённый срок погибает.
Из сюжетов двух эпических поэм следует, что жёны двух божественных героев являются иноземками из фактически вражеских стран. Это хорошо видно и из битвы самого Давида с Хандут (Хандухт), будущей женой, и из происхождения из рода Аши Дахака Тахмины. Разница в сюжетах этих двух легенд лишь в том, что Зохраб, что буквально означает Жертвенный, будучи сыном Ростама (Раудас-тахма), погибает [45], тогда как Мхер, сын Давида, остаётся жить, фактически и практически обретая Бессмертие.

Данные легенды всецело указывают на родственность между двумя Божественными Династиями именно по женской линии, как это показано в «Махабхарате», где Кунти из рода Кауравов является женой Панду и матерью Пандавов.

Кроме вышеуказанного значения в этих легендах есть ещё одно, что следует отметить. Во всех древних философских преданиях и сказаниях в завуалированной форме показана борьба между Высшим Манасом и Животным Манасом. Так, в первой легенде о Ростаме, олицетворяющем Высший Манас, погибает Зохраб, олицетворяющий Манас Низший. Во второй – армянской легенде, никто из героев-борцов не гибнет, но сын Давида Мхер, который явлен, как носитель сдвоенного Манаса, обретает тягостное Бессмертие после гибели Давида, олицетворяющего Истину и Благородство древней Арийской расы, о чём было сказано выше. То же описано и в «Шах-Намэ», где говорится, что Рустам попадает в волчью яму, вырытую братом Шахадом.

Итог

Гипотезы происхождения армянской нации и народа

Генезис армян, как нации, по-видимому, самый сложный в историческом аспекте процесс, включающий целый ряд подпроцессов, различных во времени.
1. Миграция Ариев с северо-восточной и восточной территорий Центральной Азии в период от 12000 до 10000 лет назад в районы современного Иранского, Армянского и Анатолийского нагорий, Юга Европы (Предкавказье, Карпаты, современная Фракия). Именно в эти периоды формируется т.н. кавказский тип Арийской расы, ныне самый распространённый.
2. Миграция Ариев с запада Центральной Азии в направлении Междуречья и далее в направлении Армянского и Иранского нагорий. Эти две миграции могли протекать в одно и то же время.
3. Смешение двух миграционных волн в различные периоды (от 10000 до 7500 лет назад) на Армянском нагорье. Этот последний процесс фактически явился ключевым в образовании армян как нации. Именно к этому периоду следует относить легенду о Хайке. Причём это смешение протекало также в несколько этапов.
4. Господство Ариев после последнего Самофракийского потопа на востоке Малой Азии и на Армянском нагорье (возможно, предки ранних хурритов, чей язык был чисто индоарийский). Период – 7500-8000 лет назад.
5. После заселения Армянского нагорья выходцами потомков из Междуречья стало распространяться аккадийское Учение среди хурритов, которое фактически ассимилировало и поглотило древнеарийское. Причём это культурное поглощение распространилось вплоть до Хеттской империи. Период от 7500 до 5000 лет назад.
6. На базе хурритского (древнеарийского) и аккадийского этносов, возможно, сформировался особый военно-жреческий союз Наири, что впоследствии стало именоваться Урарту у ассирийцев. Причём на юге сформировалась Ассирийская держава как обособленная религиозно-военная держава – противница целого ряда арийских союзов. Период от 5000 до 3000 лет назад.
7. Падение древнеаккадийского культурного влияния вследствие полного крушения Ассирии и Урарту благодаря новым арийским завоеваниям с Юго-запада (скифское вторжение), что привело к возникновению окончательного наименования Армина или Арману, т.е. Армении. Период от 3000 до 2500 лет назад. Однако этот последний этап не следует считать поздним этапом образования армян как нации, но лишь как возникновением известного в Иране и Элладе этно-топонима под одним общим термином, то, что принято именовать народом. Это нелишний раз доказывает, что изначально образуется нация, а после – народ.

ЭДГАР МИРЗОЯН

Литература

1. Авеста в русских переводах (1861–1996), под ред. И. В. Рака. С.-Петербург: изд. Русского христианского гуманитарного института, 1997.
2. Агаян Г. Сказки. Ереван: «Айпетрат», 1956 (на арм. языке).
3. Алишан Г. Древние верования или языческие религии армян (на зап. арм. яз.). Венеция, о. Св. Лазаря, 1910.
4. Араратская Мифология под ред. Э. Какосяна. Ереван, 1990 (на армянском языке).
5. Бадалян Г. С. Об Армянском календаре (на арм. яз.) // Историко-филологический журнал, № 4, с.63–73, 1963.
6. Блаватская Е. П. Тайная Доктрина. Москва: изд. «Сиринъ», 1993.
7. Блаватская Е. П. Теософский Словарь. Москва: изд. «Сфера», 1998.
8. Блаватская Е. П. Разоблаченная Изида. Москва: изд. «Эксмо-Пресс», 2001.
9. Блаватская Е. П. Скрижали астрального Света. Москва: изд. «Эксмо-Пресс», 2001.
10. Бойс М. Зороастрийцы (верования и обычаи). М.: изд. «Наука», 1988.
11. Бхагавата-Пурана, Мистерии Бхагаваты-Пураны (Песни 1-12). – СПб.: “Институт практической метафизики”, 2001. – 432 с.
12. Геродот. История, кн. I, II; ссылка на сайт «Библиотека Вехи», http://www.vehi.net/istoriya/grecia/gerodot/index.shtml
13. Гоян Г. 2000 лет Армянского театра, в 2-х томах. М.: изд. «Искусство», 1952.
14. Грантовский Э. А. Ранняя история иранских племен Передней Азии, 509 с. М.: изд. «Восточная литература» РАН, 2007.
15. Диодор Сицилийский. Историческая Библиотека.
16. Дьяконов И. М., Старостин С. А. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки, Древний Восток: этнокультурные связи. – Москва: изд. «Наука», 1988.
17. Евангелие от Матфея, 7:6.
18.  Историки Античности, т. I. Москва, изд. «Правда», 1989.
19. История Древнего Мира, под ред. И. М. Дьяконова и др., тт. I – III. Москва: изд. Главной редакции Восточной литературы, 1989.
20. Кейси Эд. Э. Эдгар Кейси об Атлантиде // «Дельфисе» №№ 3(23), 4(24) за 2000 г., и №№ 1(25)– 4(28) за 2001 г., в №№ 1(29), 2(30) за 2002 г. Также см. книгу И. Донелли. Атлантида: мир до потопа. Самара: Изд. «Агни», 1998.
21. Клейн Л. С. Древние миграции и происхождение индоевропейских народов. СПб, 2007.
22. Клейн Л. С. Время кентавров. Степная прародина греков и ариев. СПб: изд. «Евразия», 2010.
23. II Книга Царств, 6:1.
24.  «Когда Ану сотворил небо…». Литература древней Месопотамии, «Деяния царей», стр. 304-314; 315-320, Москва: изд. «Алетейа», 2000.
25. Манандян Я. А. О некоторых спорных проблемах Истории и Географии Древней Армении. Ереван: «Айпетрат», 1956.
26.  Махабхарата, Адипарва, Сказание об Астике. Пер. В. И. Кальянова. Москва: изд. АН СССР, 1950.
27. Махабхарата, Адипарва. Пер. В. И. Кальянова. Москва: изд. АН СССР, 1950.
28. Махабхарата, Араньякапарва. Пер. Я. В. Василькова и С. Л. Невеловой. Москва: изд. «Наука», АН СССР, 1987.
29. Махабхарата, Мокшадхарма. Пер. Б. Л. Смирнова. Ашхабад: изд. АН ТССР, 1961, М.: изд. «Болесмир», 2007.
30. Меликишвили Г. А. Урартские клинообразные надписи, Надпись Ишпуини и Менуа № 27 // Вестник древней истории, 1953, № 1, стр. 318–323.
31. Меликишвили Г. А. Урартские клинообразные надписи, «Надписи Аргишти I, сына Менуа», № 127 // Вестник древней истории, 1953, № 3.
32. Меликишвили Г. А. Урартские клинообразные надписи, «Надписи Сардури II, сына Аргишти», № 155-156, 161 // Вестник древней истории, 1953, № 4.
33. Мовсес Хоренаци. История Армении. Ереван: изд. «Хорурдаин Грох». 1990.
34. Мушегян А. Месроп Маштоц и домаштоцевские армянские письмена // Историко-филологический журнал, 2006, №2, с. 210–236 (на арм. языке).
35. Исаак Ньютон. Хронология Древних Царств, VI. Москва: изд. «Эксмо», 2007.
36. Петросян А. Г. О происхождении армянского народа: проблема идентификации протоармян (критический обзор) // Армянский вестник, 2/3–1, 2009, 66–102.
37. Рамаяна, Книга III Лесная, гл. 48, пер. В. А. Потаповой. Москва: изд. «Художественная литература», 1974.
38. Рамаяна, Книги I, II Балаканда, Айодхьяканда, пер. П. А. Гринцера. Москва: «Ладомир», «Наука», 2006.
39.  Ригведа, Мандала II. М.: изд. РАН «Наука», 1999.
40.  Ригведа, Мандала X. М.: изд. РАН «Наука», 1999.
41. Саркисян Д. Н. Хурриты и урарты. Страна Шубриа. // Сб. № 3. Ереван, изд. АН Арм. ССР, 1989.
42. Сасна Црер, Сборник народных преданий, т. I, под ред. М. Абегяна. Ереван, 1936 (на арм. яз.).
43. Толковая Библiя подъ ред. Лопухина А. П., т. I. Коммент. к гл. VII, стихъ 20-й. СПб, 1904–1907.
44. Кн. Туманов К. М. О доисторическом языке Закавказья. Тифлис, 1913.
45. Фирдоуси. Шах Намэ, т. II, пер. Ц. Б. Бану-Лахути, комм. А. А. Старикова. М.: изд. АН СССР, 1960.
46. Хачатурян В. А. Урарты или урартийцы – кто они? Ереван: изд. «Гителик», 1991.
47. Холл М. П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Москва: изд. «Астрель», 2005.
48. Чепалыга А. Л. Послеледниковое обводнение в Понто-Каспийском бассейне как прототип «всемирного потопа», 2011, http://paleogeo.org/flood.html
49. Юланси Д. Загадки Митраизма // Журнал «В Мире Науки». М.: изд. «Мир», № 2, 1990.
50. Baron Bunsen C.C.J., Egypt’s place in universal history, Translated from the German by Charles h. Cottrell, esq., m.a. With additions by Samuel birch, ll. d. In five volumes. Vol. V. London: Longmans, Green, and С. 1867. (Digitized by the Internet Archive in 2007 with funding from Microsoft Corporation).
51. Desatir. The ancient Persian version on commentary of the fifth Sasan by Mulla Firus bin Kaus, V. II, Bombey, Printed at the courier press by J. F. De Jesus, 1818. // В электронном формате, с сайта: http://books.google.com/
Smith G. History of Babylonia. London: Wyman and sons, printers, Great Queen street, Lincoln ‘s-inn fields, w. c., 1876.
Witzel M. The Home of the Aryans // Anusantatyi: Festschrift fuer Johanna Narten zum 70. Geburtstag / Ed. A. Hinze and E. Tichy. – Dettelbach: J. H. Roell, 2000. – P. 283–338.// Anusantatyi: Festschrift fuer Johanna Narten zum 70. Geburtstag / Ed. A. Hinze and E. Tichy. – Dettelbach: J. H. Roell – P. 283–338, 2000.

Примечания:
[1] При исследовании различных древних культов и легенд, как правило, авторы разбивают труды на разделы: «Боги» и «Герои», однако полагаю, что правильнее раздел «Герои» отнести к «Династическим легендам», т.к. описание деяний Героев, равно как и происхождение их относятся к Антропогенезису в целом и к генеалогии различных древнейших царских династий.
[2] Жирным курсивом далее выделены те части, которые, по мнению автора данного труда, являются подделками т.н. «главного жреца» современной Армении Какосяна. Объяснения этих самовольных включений будет в дальнейшем рассмотрено по ходу изложения.
[3] Это предание тождественно одной древней легенде, бытовавшей у коренного ереванского населениявплоть до второй половины прошлого столетия. Согласно этой легенде, Ной, сошедши с Арарата, основал город и дал ему имя Ереван, что в переводе с армянского означает Видный. Ной в данной случае тождественен Арья Ману, несмотря на тот факт, что вся легенда о библейском Потопе является, скорее, вымышленной, нежели реальной, т.к. в неё вошли описания нескольких Потопов, в том числе и Космический [6]. Наряду с данной версией может существовать и другая, более причудливая, но также способная пролить свет на чудовищную древность Еревана. Само наименование Ереван может быть переведено и как «видимый», так именовали в Древней Армении планету Сатурн (Еревак или Ереван), и как «древний», т.к. это эпитет Сатурна-Зервана. Но каким же образом название планеты могло перейти в название города? Данная видимая путаница может быть объяснена всё той же легендой о Потопе или потопах. Вспомним, что согласно сохранившимся отрывкам из трудов Бероза Вавилонского, искажённые части коих сохранились в Армении, после плавания Ксизустра (Зиушудры), власть на земле перешла к Зервану, если же вспомним, что несуществующий Ной тождественен Духу, витающему над Водами и присовокупим к этому эллинское имя Зервана Кронос или Сатурн, то станет ясным, что после очередного циклического изменения, между прочим, Космического масштаба, власть на планете в очередной раз перешла Кроносу – Вечному Времени или Зервану – Сатурну, с чьим именем и отождествляли название Ереван, который по приданию построил Арья Ману-Зиушудра-Ной. Это, конечно, искажённый вариант вышеизложенной легенды об Арья Ману.
[4] Необходимо отметить, что Ареш или Эрехша был великим охотником перед Ахура Маздой. В войне с Тураном он выстрелил из своего лука так, что стрела, улетев крайне далеко, определила границы будущей Иранской империи. Выстрелив, Ареш упал бездыханным от разрыва сердца, как повествует «Авеста». Впоследствии данный герой стал эталоном праведности и самопожертвования. Возможно, в армянскую легенду Ареш вошёл именно по данной аналогии иранских легенд как прародитель иранцев. Сами парсы возводят свою генеалогию к Арьяману или Арья-Ману, сыну Солнца, впрочем, как и древние армяне.
[5] Учитывая даже сомнительную подлинность данного отрывка, т.к. весь рассказ о борьбе Торгома и Мисраима является компиляцией одновременно из нескольких источников: Эпоса Сасна Црер, Истории Мовсеса Хоренаци и книги Бытия, можно найти точные сведения о Великой Войне двух Божественных Династий, ибо компилятор, сам того не ведая, пользовался близкими источниками как по духу, так и по содержанию.
[6] Заметьте, что жену Давида также зовут Хандухт Хатун. Этот факт также указывает на наследование тайной Мудрости Солнечной Династии от Лунной, но уже в арийскую эпоху. Боги Луны почиталась, как старейшие.
[7] Навасард – Новый Сарос или Новый Цикл. До сих пор в Индии, среди парсов, существует одно разделение на две конфессии. Первая конфессия справляет Новруз (Новый Год) в августе, другая – в день Весеннего Равноденствия. При ранних Сасанидах (Арташир I – Хормизд I) Новруз отмечался в сентябре [10]. Навасард отмечался в честь всех Богов в целом и в отдельности. Праздник сей был приурочен также Богам Арамазду – Ванатуру и Диметру (эллинизированое имя Спент Армаиты или Спентармат), а, возможно, и Митре, ибо отмечался в период второй декады Созвездия Льва. Как известно, Лев являл собою Солнечный Принцип.
[8] Ахура Мазда – Бог Мира телесного, как к нему взывает сам Заратуштра. Ахура Мазда – синтез всех Амеш-а-Спентов и Богов, тем самым Он тождественен Солнцу, как собирательный Принцип. Собственно Арья Ману или Арьяман, согласно Ведам и Авесте является Богом, т.е. самоценным Принципом.
[9] Несмотря на тот факт, что имя Иафета в вышеупомянутой армянской легенде вставлено из Библии и труда Мовсеса Хоренаци, следует все же отметить, что как бы не интерпретировали или подделывали генеалогию потомства этого Титана, сам Иафет в действительности мог относиться к допотопным атлантам.
[10] Относительно Кавказа следует отметить, что речь должна идти не о самом Кавказском хребте, а о Гиндукуше, который в древности назывался также Кавказом. Данная мысль проистекает от одной причины: легенда о Прометее древнеарийского (индийского) происхождения.
[11] Тем самым, мы видим в Прометее сущность Титана-Логоса.
[12] Необходимо отметить, что ни одно из сохранившихся преданий о Потопе не отображает Потоп Атлантический, возможно только пураническая (в Вишну-Пуране и Бхагавата-Пуране) традиция указывает на это историческое событие, не считая крайне разрозненных и туманных преданий у разных наций. У непредубежденного исследователя, при прочтении эпоса «О Гильгамеше» и сопоставлении его с гл. VI–VIII «Бытия», может сложиться мнение, что ни в первом, ни во втором преданиях не говорится только о «наказании рода человеческого», как справедливо отмечает проф. А. П. Лопухин: «Вполне можно допустить, что и здесь под термином «вся земля» и «все горы» разумеются земли и горы того самого округа, который служил местом обитания первобытного человечества и был расположен в бассейне рек Тигра и Евфрата, высшим пунктом которого была гора Арарат. Однако Библия и, в частности, Новый Завет считает бывший при Ное потоп именно всемирным, сопоставляя его в отношении космической универсальности с всемирною катастрофою…» [43] Следовательно, две эти древние традиции упоминали о Потопе как о собирательном явлении, куда были включены все известные тогда истории о затоплениях, окрашенные, в первую очередь, преданиями Самофракийских Мистерий о потопе от 12000 до 8000 лет назад. Автор отсылает читателя к труду «Тайная Доктрина». Если иным может показаться, что история о допотопном человечестве «ненаучный вымысел», то следует спросить, какими научными фактами учёные могут подтвердить эволюционную теорию Дарвина, Гексли и Геккеля? В конце концов, не могли древние лгать так слажено – о существовании до Потопа расы Великанов.
[13] К сожалению, здесь невозможно ввиду отсутствия места описать эти планетарные процессы даже частично, тем более, что это являлось священной тайной Посвящения.
[14] Согласно мнениям ряда исследователей текстов Авесты, а именно Видаэвдатема, т.н. «Географической поэмы», созданные страны Ахура Маздой включают, в основном области Центральной и Средней Азии и даже Урала, однако многие названия до сих пор вызывают сомнения [53]. По всей видимости, 16 стран Авесты есть лишь наименования областей Первой – Полярной Арьяно Ваэджи, что впоследствии отразилось на топонимики азиатских областей и стало известным, как территория Большого Ирана. Таким образом, самые ранние тексты Авесты не могли упоминать ни о Гиркании, Харайве, Бактрии, Мидии или Гандхаре в их известных географических значениях. Данное утверждение базируется, в первую очередь, на описании первой из лучших стран, созданных Ахура Маздой – Арьяно Ваэджи, которая стала холодной обителью «рыжеватых змей». Следовательно, эта страна до «козней Ангрох Майнья», будучи страною арийского блаженства, имела совершенно иную географию, нежели современные очертания Азии. Более того, «Географическая поэма» даже в эпоху Заратуштры Спитамэна, являясь этно-топографической экстраполяцией, могла указывать на этносы, которые относимы были к первым (чистым), в истинно арийском значении, народам, являющимися к тому периоду потомками первых ариев, спустившихся с Севера. Кроме этно-топографического значения, в описании стран наличествует и чисто этический аспект. Именно в этом списке перечислены семь главных грехов, которые после вошли и в еврейский, и в христианский каноны. 1. Убийство, 2. Воровство, 3. Уныние, 4. Гнев, 5. Прелюбодеяние (педерастия), 6. Колдовство (эгоистический оккультизм), 7. Злое противомыслие или Ложь. Перечисление этих грехов указывает на факт наследования ариев всех этих качеств от атлантов.
[15] Это первое отношение перешло на армянский пласт много позднее.
[16] Следы последнего Потопа (!), который не следует путать с глобальным атлантическим, видны и в наши дни по всей Азии в виде больших и малых солёных озёр и пустынь. По всей вероятности, после затопления основного Атлантического материка, та часть, которая впоследствии стала именоваться Передней Азией (от Малой Азии и Армении до Белуджистана), большей частью была поднята над водой. Водное пространство бассейна Индийского океана образовывало в те времена, своего рода, внутреннее море к Юго-западу и к Северо-востоку (пустыня Гоби), которое, при отступлении на Запад, затопило последний субматерик Атлантиды Посейдонис. При затоплении последнего и при катастрофическом землетрясении Понт и Пропонтида слились через проливы в моря (Чёрное и Мраморное), площадь коих увеличилась за счёт затопления громадных территорий от региона Эгейского моря до Малой Азии. Об этих бедствиях пишут античные историки, в большей степени Диодор Сицилийский [Диодор, указ. труд]. У греков и соседних народов сохранилось предание о последнем малом потопе, данный потоп стал называться Самофракийским, т.к. Диодору его поведали Самофракийские предания. Произошло это 7600 – 8000 лет назад, однако, это приблизительные даты [48]. Возможно, Самофракийский, или Дарданский потоп, изменивший очертания Малой Азии, произошёл после последнего Атлантического потопа, затопившего Посейдонис и явился следствием от этого затопления, а т.к. Платон указывает дату затопления Посейдониса: 9000 лет до Солона, прибавив к этому числу 2600 лет прошедших от Солона до нас, мы получим дату затопления Посейдониса, следовательно, и поднятия некоторых равнин и горных плато в Западной и Центральной Азии. И. Донелли (1831–1901) в своей книге «Атлантида: мир до потопа» приводит ряд исторических фактов относительно переселения последних атлантов с гибнущего материка на территорию нынешней Малой Азии. В частности, этот автор проводит сравнение между рядом названий древних городов Малой Азии и Центральной Америки. Малая Азия: Чол, Колуа, Зуивана, Чолина, Залисса. Центральная Америка: Чол-ула, Колуа-кан, Зуиван, Колина, Гзалиско [20]. Этим, возможно, объясняется наличие двух видов языков в письменах Великого Хатти: т.н. протохеттского и новохеттского языков. По всей видимости, хетты завоевали этот регион уже после, т.к. их цивилизация, являясь индоевропейской, одна из тех, которые базируются на более древней неарийской. Циклопические постройки древнехеттского периода схожи с таковыми на Кикладских островах и на Крите. Именно по этой причине почти все античные историки считали, что фригийцы (так греки именовали каппадокийцев, потомков хеттов и хаттов) являются первым народом на земле, настолько древняя была история центральной Малой Азии. Между прочим, затопление островов Флегия, Санторин и Самофракия и гибель Минойской цивилизации произошло именно в период последнего потопа, когда уже затонул Посейдонис. Возможно, затопление этого субматерика привело к ряду тектонических сдвигов, что и повлекло к возникновению Самофракийского потопа. Таким образом, все миграции ариев должны были происходить в период этого последнего затопления – с 12000 до 8000 лет назад.
[17] Древнее коренное название Кавказа – Каф Ках или Кап Каз. В армянском слово «Кап» означает связь или узел, таким образом, горы Каф могут именоваться Связывающими горами или же Опоясывающими горами.
[18] В древности, под термином «Вседержитель» понималось не то, что ныне принято христианами в качестве догмы. К примеру, Вседержителями в равной степени выступали Рудра-Шива, Брахма и Вишну, Агни, Вайю, Сурья, Индра, как впрочем, все старшие Боги. Христианская теология смешала качества всех древних Богов в одно непонятное, антропоморфно-газообразное божество, в коем слиты к тому же три столь же антропоморфные ипостаси, выступающие в качестве слуг то ли Единородного Иисуса Христа, то ли ревнивых еврейских патриархов, то ли Отцов Церкви.
[19] Так как события, описанные в Рамаяне, относятся к Трета Юге, то Божественные Династии относятся к двум различным расам, однако космологические значения двух противоборствующих Династий сохранились и в раннюю арийскую эпоху, и, следовательно, Хайк, будучи потомком ариев относился именно к Солнечной Династии.
[20] Пуруравас, или Пуру, – сын Будхи и Иды (Илы), был обессмерчен в мире Гандхарвов [27; 40] за то, что добился любви апсары Урваши. Однако, в Махабхарате Пуруварас представлен, как великий, но жадный правитель, который не внял советам Санаткумары и был проклят и погиб (стал смертным), на что косвенно намекает обращение Урваши в Ригведе:
15«О Пуруравас, ты не должен ни умереть, ни исчезнуть,
Злые волки не должны тебя загрызть!
Ведь не бывает дружеских отношений с женщинами:
У них сердца гиен.
16 Когда в другом облике я находилась среди смертных,
Четыре года я проводила ночи (с тобой).
Один раз в день я вкушала каплю жира,
Им я и сейчас ещё сыта» [40].
Здесь прослеживается явный намёк на разделение полов и гибель Третьей Расы. Именно от Пурураваса берут начало истинные представители Чандраванша, но они не относились к нашей Арийской Расе, но их потомки нашей расы унаследовали идею почитания Луны, о чём повествует Махабхарата.
[21] Лунная и Солнечная Династии, по сути, есть всё человечество, поэтому обе Династии представлены родственными. Однако, учитывая, что Луна в древности почиталась за старшее (родительское) светило для нашей Земли, предки Лунных Царей являются более древними, нежели предки Сурьяванши.
[22] Вышеприведённая легенда, указывающая на Торгома в качестве сына Иапета, полностью взята из двух источников: Бытия – 10:2 и труда Мовсеса Хоренаци [33]. Однако компиляция заключена в том, что автор данной легенды провёл прямую аналогию между Иапетом и Санасаром, а также между Торгомом и Мхером, что верно лишь отчасти, т.к. Иапет древнегреческих авторов является, скорее, Принципом Человека в целом и не может быть отнесён к какой-либо расе, но сам является прародителем четырёх Принципов-Эонов, связанных с Антропогенезисом от Третьей Коренной Расы до Четвёртой – Атлантической. В свою очередь, Тогорма – Торгом может лишь аллегорически отображать человечество, ибо, будучи титаном от племени Иапета, Тогорма становится переводным Принципом Торгомом от древнего рода к роду молодому – Хайку. Следовательно, в глобальном аспекте Торгом есть атланто-ариец, а Хайк – чистый ариец. Возможно, при составлении христианской версии древнеармянской генеалогии руководствовались как древними архивами, так и Бытием, подтасовывая изначально несовместимые данные.
[23] Все три алфавита древнего Закавказья и Армении были вновь восстановлены и собраны Месропом Маштоцем от 393 до 424 годов, как отмечает его ученик Корьюн [34]. Следует отметить, что проблема, связанная с историей создания армянского алфавита, до сих пор остаётся неразрешённой. Так, согласно некоторым изысканиям, древнеармянская письменность была восстановлена Маштоцем на основе найденных им, посредством изучения, т.н. «Даниеловых письмен». Манускриптов из Эдессы, древнейших рекордов на армянском языке, которые схожи с греко-индийским письмом кхарошхти, письменные знаки которого в некоторой степени напоминают маштоцевские [34]. Этот выявленный факт прямо указывает на тесные взаимосвязи между древнейшими арийскими государствами. Несмотря на данные факты, также следует отметить, что письмо кхарошхти могло быть одним из древних письмён, схожих с древнеармянским алфавитом, найденным епископом Даниэлом. В равной степени к схожим письменам могли относиться брахми, греко-бактрийское арамеизированное письмо эпохи Кушан, тем более, что все они несли отпечатки древнего арамейского алфавита.
[24] Данная Великая Война, описанная в «Махабхарате», «Рамаяне», в «Сасна Црер», легендах о Хайке и «Илиаде», в «Шах Намэ», была повсеместно от Азии до Европы. Последним рубежом атлантов было побережье Малой Азии – легендарная Троя.
[25] В целом, проведение параллелей между древнейшими иранскими и древнейшими армянскими династиями, к которым относились Хайк, Араманьяк и, к примеру, Артавазд или Ерванд и Ерваз, является делом сложным, а подчас, практически невыполнимым, т.к. анахронизмы, коими полны как армянские, так и иранские авестийские и исламизированные предания, не позволяют с точностью провести данные параллели, несмотря на то, что параллели эти наличествуют. Так, например, первый царь, согласно Авесте, принявший маздаяснийскую веру, являлся Кави-Виштаспа, которого опрометчиво считают отцом Дария I Великого [1], относился к нашей Арийской эпохе, в отличие от первых царей Парадата, относящихся одновременно к различным эпохам и расам, от Йимы (Первая раса) до Манучехра и Узава (по линии Арья – раса Пятая) [1].
[26] Несмотря на то, что древние армяне не являлись чистыми зороастрийцами, термин <авестийцы> или <маздаяснийцы>, употребляемый в монографии, более приемлем тут, нежели непонятный и в корне неверный термин «язычники». Армянское слово <hethanos – հեթանոս>, являющееся буквальной передачей греческого термина <ἔθνος>, также не отображает истинного Учения древних армян, т.к. древнейшие Мистерии никогда не были народным явлением. Таким образом, термин <авестийский> или <маздаяснийский>, более или менее точно отображает приверженность древних армян не к зороастризму в его классическом значении, а к Учению и, впоследствии, к религии, которую проще назвать Законом и Учением Истины.
[27] Л. С. Клейн, один из многих ориенталистов современности, которые, полагаясь на свою «исключительность», от верных выводов ввергают свои мысли в «заложницы» старых, набивших оскомину, догм. Так, долго рассуждая о происхождении армян от фригийцев (что, само по себе, верно отчасти), он «доводит» миграцию древних фригийцев-бриггов до Северной Индии, тем самым утверждая, что арийская миграция была с Северо-запада на Восток. Несмотря на свои догадки, вышеупомянутый автор, так и не приходит к определённому выводу о первоначальной «прародине» ариев, помещая эту прародину с большей или меньшей вероятностью на просторы Центральной Европы (sic!) [21; 22]. При этом не учитывается один из самых важных фактов, а именно, иное очертание Евразии в тот древнейший период, а также чудовищная древность «Ригведы».
[28] Вот, что отмечает по данному поводу Блаватская: «Шива – эфиопский Бог, то же самое, что и халдейский Ваал – Бэл, таким образом, он также Сатурн. Сатурн, Эл, Сиф и Киюн или библейский Чиун Амоса – все представляют одно и то же божество, и все они в своём худшем аспекте могут быть рассматриваемы как Тифон Разрушитель. Когда религиозный пантеон принял более чёткий облик, Тифон был отделён от своего андрогинна – доброго божества, и деградировал в грубую неразумную силу» [8].
[29] Бэл или поздний Ваал сирийцев в Древности мог иметь сразу несколько коренных значений. Входя в Высшую Триаду: Ану-Бэл-Хэа (Эа), Бэл олицетворял Глубь и Тайную Мудрость, однако Бэл являл собой и тайный смысл Солнца. Как Бог Глуби, он приходится Отцом Сину – Богу Луны. Таким образом, Син почитался за старшее божество в Месопотамии в глубочайшей Древности. В образе Мардука или Меродаха Бэл тождественен Вишну, который также олицетворял тайный смысл Солнца.
[30] Следовало бы отметить один примечательный факт, связанный с фенотипами современных армян: наряду с общими индоевропейскими (светлыми и кавказскими) типами, среди армян часто можно встретить типы с ярко выраженными негроидными чертами лиц, которые не следует путать с типично арабскими типами.
[31] По сути, о происхождении самих урартийцев ничего неизвестно, но то, что урартийцы являлись индоевропейской нацией, по-видимому, сомнений не вызывает. Возможно, урарты мигрировали на Армянское нагорье уже после прихода индоариев хурритов. В сущности, эта официальная точка зрения учёных-востоковедов, и она может оказаться одной из не многих, претендующих на истинность. Как бы там ни было, Армения одна из наследниц индоарийской цивилизации в генетическом и культурном аспектах.
[32] Если расценивать Исход Хайка из Вавилона с точки зрения расологической, то он был задолго до образования, как Ассирии, так и Урарту, т.к. Хайк и Бэл представляют собою также и собирательные образы Солнечной и Лунной Династий, а Урарту и Ассирия (Ашшур) именно те державы, которые образовались после Великой Войны.
[33] Очень может быть, что название горы и местности на Армянском нагорье связано с данью памяти тому, кого впоследствии назвали Нимродом. Возможно, Антиох I Теос приказал воздвигнуть колоссальное святилище на месте более древнего. Как известно, многие храмы Древности или даже христианской эпохи возводились на так называемых «святых» местах.
[34] Государство Хайаса-Аззи, наряду с родственным хурритским государством Митанни и Хеттским царством (государство – наследник Великого Хатти), являлось индоарийского происхождения. На это родство указывают идентичные имена Богов в этих странах. Чрезвычайно важным является вопрос о хайаском языке. В том же труде Манандян утверждает, что было несколько государственных языков Хайасы: хеттский, хурритский и балийский, или палийский. Последний из них связан со страной Бала или Пала, к северу от Малой Армении (Хайаса) [25]. Бала является именем дравидским, означающим Солнце [7]. Отсюда, Бэл – Бог Солнца и Палистан – страна Солнца, Балх Аравотин, или Белуджистан. Следовательно, дравиды мигрировали из Индии, дойдя до исторической Армении и Малой Азии, задолго до прихода на эти территории чистых в расовом аспекте арийцев, которые и потеснили древних дравидов, перенимая от них культурный пласт. Этот последний приход начался уже после затопления Посейдониса 11600 лет назад.
[35] Автор данной версии имеет в виду большой «союз» стран Этиуни, который частично охватывал серо-восточные области Айрарат коренной исторической Армении, включая юго-восточное побережье озера Севан.
[36] Последним царём Урарту был Руса IV (приблизительно 590-585 гг. до н.э.). Именно при нём мидийцами или скифами (предположительно) были разрушены последние цитадели бывшего урартского могущества – Эребуни и Тейшебаинили.
[37] В действительности, назвать урартийцев ёмким словом нация, в целом, нельзя, т.к. само это название исходит от ассирийского наименования целой области к северу от Ашшура, но никак не указывает на национальную-этническую принадлежность.
[38] Данное мнение подтверждается смелыми доводами В. А. Хачатуряна [46].
[39] Все имена урартийских царей: Сардур (вавилонская форма Иштардури), Ишпуини, Эримену, Мануа или Менуа, Аргишти, Руса, несут в себе индоарийские корни, что косвенно может указывать на древнеарийские корни хуррито-урартийской знати.
[40] Чрезвычайно значимыми являются факты, указывающие на то, что такие древние страны, каковыми являются Шубриа и Аримэ, Урмэ и другие, а также религиозный центр Урарту Мусасир – Арди, были заселены хурритами – выходцами из северо-восточной части Центральной Азии, что также подтверждает вышесказанное, что под армени или армянами древние подразумевали все народы, проживающие в объединённом союзе царств Наира [42].
[41] По описанию Мовсеса Хоренаци («История Армении», I, 12), его учитель-неоплатоник Олимпиодор отмечает, что до прихода Хайка в землю Араратскую там проживало неведомое племя. По всей видимости, это и были потомки дравидов (приверженцев древнейших Солнечной и Лунной Доктрин) выходцев из Индии. Более подробно миграции описаны в главе о Гисанэ и Деметре данного труда.
[42] По сообщениям Грантовского, в этом регионе имя Халди часто писалось как <Парни-Алди>, что тесно было связано с иранскими эпитетами Богов (<парни> восходит к иранскому <хфарно>; отсюда и арм. <pharq> — слава, честь) [14].
[43] Принимая дату разрушения Трои за 1250-1200 годы до н.э. и прибавив к этому числу 5000 лет до этого года, отпущенных Аристотелем Заратуштре, мы получим сумму 6200-6250 гг. до н.э. Однако, учитывая, что эпоха Близнецов началась 8492 года назад (суммируя с 2000 годами нашей эры), следовательно, именно столько лет прошло от нас до Заратуштры Древнего. Все последующие парсийские пророки и учителя, которые могли носить сей родовой титул, имели на это право исходя из того, что Заратуштра есть искажённая парсийская форма от Гуру-Аштар и Сурья-Аштар, что в двух случаях означает Учитель от Богини Ашторет и Солнце Ашторет [8]. Вспомним, что Ашторет и Иштар тождественны и являются Богинями Тайной Мудрости (Софии) – Женского Творческого Огня своего Духовного Мужского Принципа. Все последующие Заратуштры времён Пифагора и Дария являлись более малыми пророками.
[44] Вышеотмеченные параллели между Астрологией и аллегорическим Жертвоприношением Быка Митрой можно найти в статье Д. Юланси «Загадки Митраизма» [49]. Однако американский исследователь допускает серьёзную ошибку, отмечая, что т.н. тауроктонии отражают эпоху за 2000 с лишним лет до Митраизма. Во-первых, поклонение Митре у древних Ариев было задолго до Заратуштры Спитамэна, а во-вторых, древние барельефы красочно описывают именно тот период, когда и был призван иранский законодатель. Кроме того, автор вышеотмеченной статьи, несмотря на верность суждений относительно астрологического характера барельефов, не указывает на тот факт, что Митра предстает в качестве Солнца, которое, проходя точку Тельца, входит в точку Овна, что и отражено символически в виде Заклания Быка. Тем самым рушится ещё один миф о т.н. геоцентрическом мировоззрении древних, т.к. Митра предстает уже в качестве центрального светила (в одном из его эзотерических или мистических значений), о чём будет сказано ниже.
[45] Впоследствии средневековыми хронистами были использованы имена многочисленного потомства Хайка, воспеваемого гусанами, что, в свою очередь, может быть, и не лишено истинности, однако потомство это следует относить не к III или IV тысячелетию до н.э., а – к VII-VI, т.е. к тому периоду, который принимается за доурартийский. Современной ориенталистике известно об Урарту или Биайнили столь же мало, сколько и об Армении. Возможно, до возвышения одного из индоарийских (хурритских) царств, которые представлены в списке ассирийских владык как царства Наири, на территории современного Армянского нагорья правили Хайкиды (возможно, представители древнехурритских царей в понимании современных ориенталистов), но было это до начала ассирийских завоеваний в этом регионе; согласно данным ассириологов и урартологов до периода X-IX вв. до н.э. Очень может быть, что, начиная с этого периода одно из царств во главе с жреческой аристократией подчинило множество других стран данного региона, заложив основу для 300-летней Урартийской гегемонии. И только с падением этой гегемонии была восстановлена исконно армянская аристократия в своих династических правах уже в период первых Ервандидов – возможных потомков Хайкидов, что произошло к концу VII в. до н.э. Именно этот период считается начальным для объединённой Армении, но по причине отсутствия каких-либо документальных свидетельств.
[46] Отцам-мхитаристам следует воздать должное почтение за гигантскую работу по сбору древних рекордов, однако слепо принимать на веру их, порой, недалёкие и превратные суждения относительно древних армян, в целом, не следует. Во-первых, все старые мхитаристы были воспитаны в католическом духе, не терпящим иных суждений, кроме собственно «ортодоксальных» католических толкований, во-вторых, все эти составители древнеармянских хроник, включая Алишана, были знакомы только с компиляциями ранних Отцов Церкви.

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top