online

День славянской письменности и культуры

День славянской письменности и культуры (День святых Кирилла и Мефодия) — российское название праздника, приуроченного ко дню памяти святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла (IX).

Равноапостольные Кирилл и Мефодий, учители Словенские

kiril_i_mefodiyСвятые равноапостольные первоучители и просветители славянские, братья Кирилл и Мефодий происходили из знатной и благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни. Святой Мефодий был старшим из семи братьев, святой Константин (Кирилл — его монашеское имя) — самым младшим. Святой Мефодий был сначала в военном звании и был правителем в одном из подчиненных Византийской империи славянских княжеств, по-видимому, болгарском, что дало ему возможность научиться славянскому языку. Пробыв там около 10 лет, святой Мефодий принял затем монашество в одном из монастырей на горе Олимп. Святой Константин с малых лет отличался большими способностями и учился вместе с малолетним императором Михаилом у лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, будущего патриарха Константинопольского. Святой Константин в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки, особенно прилежно изучал он творения святителя Григория Богослова За свой ум и выдающиеся познания святой Константин получил прозвание Философа (мудрого). По окончании учения святой Константин принял сан иерея и был назначен хранителем патриаршей библиотеки при храме святой Софии, но вскоре покинул столицу и тайно ушел в монастырь. Разысканный там и возвращенный в Константинополь, он был определен учителем философии в высшей Константинопольской школе. Мудрость и сила веры еще совсем молодого Константина были столь велики, что ему удалось победить в прениях вождя еретиков-иконоборцев Анния. После этой победы Константин был послан императором на диспут для прений о Святой Троице с сарацинами (мусульманами) и также одержал победу. Вернувшись, святой Константин удалился к брату своему святому Мефодию на Олимп, проводя время в непрестанной молитве и чтении творений святых отцов.

Вскоре император вызвал обоих святых братьев из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. На пути они остановились на некоторое время в городе Корсуни, готовясь к проповеди. Там святые братья чудесным образом обрели мощи священномученика Климента, папы Римского (память 25 ноября). Там же в Корсуни святой Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные «русскими буквами», и человека, говорящего по-русски, и стал учиться у этого человека читать и говорить на его языке. После этого святые братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя Евангельское учение. На пути домой братья снова посетили Корсунь и, взяв там мощи святого Климента, вернулись в Константинополь. Святой Константин остался в столице, а святой Мефодий получил игуменство в небольшом монастыре Полихрон, недалеко от горы Олимп, где он подвизался прежде.

Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой прислать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал святого Константина и сказал ему: «Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит». Святой Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего брата святого Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Апостол, Псалтирь и избранные службы. Это было в 863 году.

После завершения перевода святые братья отправились в Моравию, где были приняты с великой честью, и стали учить Богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах Богослужение на латинском языке, и они восстали против святых братьев, утверждая, что Богослужение может совершаться лишь на одном из трех языков: еврейском, греческом или латинском. Святой Константин отвечал им: «Вы признаёте лишь три языка, достойных того, чтобы славить на них Бога. Но Давид вопиет: Пойте Господеви вся земля, хвалите Господа вси языци, всякое дыхание да хвалит Господа! И в Святом Евангелии сказано: Шедше научите вся языки..». Немецкие епископы были посрамлены, но озлобились еще больше и подали жалобу в Рим. Святые братья были призваны в Рим для решения этого вопроса. Взяв с собой мощи святого Климента, папы Римского, святые Константин и Мефодий отправились в Рим. Узнав о том, что святые братья несут с собой святые мощи, папа Адриан с клиром вышел им навстречу. Святые братья были встречены с почетом, папа Римский утвердил богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить в римских церквах и совершать литургию на славянском языке.

Находясь в Риме, святой Константин занемог и, в чудесном видении извещенный Господом о приближении кончины, принял схиму с именем Кирилл. Через 50 дней после принятия схимы, 14 февраля 869 года, равноапостольный Кирилл скончался в возрасте 42 лет. Отходя к Богу, святой Кирилл заповедал брату своему святому Мефодию продолжать их общее дело — просвещение славянских народов светом истинной веры. Святой Мефодий умолял папу Римского разрешить увезти тело брата для погребения его на родной земле, но папа приказал положить мощи святого Кирилла в церкви святого Климента, где от них стали совершаться чудеса.

После кончины святого Кирилла папа, следуя просьбе славянского князя Коцела, послал святого Мефодия в Паннонию, рукоположив его во архиепископа Моравии и Паннонии, на древний престол святого Апостола Андроника В Паннонии святой Мефодий вместе со своими учениками продолжал распространять Богослужение, письменность и книги на славянском языке. Это снова вызвало ярость немецких епископов. Они добились ареста и суда над святителем Мефодием, который был сослан в заточение в Швабию, где в течение двух с половиной лет претерпел многие страдания. Освобожденный по приказанию папы Римского Иоанна VIII и восстановленный в правах архиепископа, Мефодий продолжал евангельскую проповедь среди славян и крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу (память 16 сентября), а также одного из польских князей. В третий раз немецкие епископы воздвигли гонение на святителя, за непринятие римского учения об исхождении Святого Духа от Отца и от Сына. Святитель Мефодий был вызван в Рим, но оправдался перед папой, сохранив в чистоте Православное учение, и был снова возвращен в столицу Моравии — Велеград.

Здесь в последние годы своей жизни святитель Мефодий с помощью двух учеников-священников перевел на славянский язык весь Ветхий Завет, кроме Маккавейских книг, а также Номоканон (Правила святых отцов) и святоотеческие книги (Патерик).

Предчувствуя приближение кончины, святой Мефодий указал на одного из своих учеников — Горазда как на достойного себе преемника. Святитель предсказал день своей смерти и скончался 6 апреля 885 года в возрасте около 60 лет. Отпевание святителя было совершено на трех языках — славянском, греческом и латинском; он был погребен в соборной церкви Велеграда.

http://days.pravoslavie.ru/Life/life1038.htm

Славянский славный день

kiril_i_mefodiy1Подвиг святых Кирилла и Мефодия — создание в 863 году славянской азбуки — дало нам не только письменность, но и  возможность совершать богослужения и читать Священное Писание на родном языке. Само становление русской государственности совпало с  рождением   славянской азбуки. Кирилло-Мефодиевские торжества в  России и Москве второй половины XIX века можно отчасти сравнить с пушкинскими торжествами — они были таким же осмыслением истоков национального самосознания и русской идеи в свете подвига солунских братьев.

Первое торжество в честь  Кирилла и Мефодия  совпало с празднованием тысячелетия России в 1862 году, поскольку на следующий 1863 год отмечалось тысячелетие славянской азбуки. Подобное сочетание было очень символично и свидетельствовало о единстве Церкви,  нации и языка.  Вполне естественно, что в предзнаменование государственного праздника вспомнили и об «апостолах  славянских», поскольку, по словам М.Н.Каткова, язык — это и есть народ. Праздник их особенно  «продвигали» славянофилы.  Преддверие   чествования солунских братьев  ознаменовалось  своеобразным чудом — в 1855 году историк М.Н.Погодин преподнес в дар домовому храму Московского университете в дар частицу святых мощей Кирилла,  некогда подаренную ему в Праге — там и прошли первые в России Кирилло-Мефодиевские торжества.

Почин положила Церковь, и этот первый праздник был исключительно церковным. В XVII  веке в связи с правкой русских богослужебных книг по греческим образцам древнейшая служба  первоучителям  не вошла в состав официального печатного Месяцеслова. Оттого в начале 1860 года   епископ Смоленский Антоний (Амфитеатров) обратился к обер-прокурору Святейшего синода с прошением, что память  святых Кирилла и Мефодия,  положенная Церковью на 11 мая, должна чтиться более  подобающим образом, особенно если учесть их древние  чествования на Руси. Он предложил составить новую торжественную службу и приурочить ее совершение в храмах к 1000-летию  России и просвещения славянских народов.

Служба, составленная владыкой Антонием, была  утверждена и включена в богослужебные книги под 11 мая и разослана по русским храмам.

«Яко апостолом единонравнии и словенских стран учителие, Кирилле и Мефодие богомудрии, Владыку всех молите, вся языки словенския утвердити в православии и единомыслии, умирити мир и спасти душы нашя».

Впервые эта служба была  совершена в России  11 мая 1862 года.  В Москве же   первые торжества в честь Кирилла и Мефодия  состоялись в домовом храме Московского университета — на стыке веры и науки,  ибо слово, богослужение и просвещение взаимосвязаны. На праздничной литургии   читался древний канон св. Кириллу и Мефодию, а по ее окончании   был совершен молебен. Затем по предложению  профессуры был открыт сбор на сооружение иконы Кирилла и Мефодия для  домового университетского храма.

Первые торжества прошли скромно, но положили начало возвращения памяти о славянских апостолах  в современном обществе и  почин возрождения   славянской идеи под эгидой России, а главное — осмысления  национального  самосознания в лоне Православной Церкви, что было своего рода противостоянием воинствующему либерализму и нигилизму. И.С.Аксаков назвал этот праздник  «залогом будущего духовного воссоединения всех славян, и  звеном, связующим разрозненных братьев».

Молва о празднестве 11 мая в Москве разнесется по всем славянским странам радостною вестью будущего освобождения; потому что невозможно духовное возрождение славян без участия многомиллионного русского племени в общем подвиге славянского самосознания». Так пусть же этот праздник в будущем распространится от Успенского собора до сельской церкви в самом глухом захолустье.

Духовенство  призывало в будущем  превратить  праздник  Кирилла и Мефодия в праздник  народного просвещения,  ибо святые братья  были   народными учителями,  и прославить их покровителями народного  образования . А пока решили, что лучшая память о них в  современности — продолжение их дела и в просвещении, и в развитии славянской речи. В том же 1862 году Александр II указал учредить  Кирилло-Мефодиевские стипендии — по четыре именных стипендии на каждый русский университет.  На  великом памятнике  «Тысячелетие России» в Новгороде были помещены  скульптуры Кирилла  и Мефодия.

В 1863 году грянул 1000-летний юбилей славянского письма, отмеченный праздничной литургией в кремлевском Успенском соборе. Незадолго до того Святейший  синод принял указ, которым  11 мая вновь официально объявлялось днем ежегодного церковного празднования памяти солунских братьев «в память совершения тысячелетия от первоначального освещения нашего отечественного языка Евангелием и верою Христовою».

Само время располагало к подобным торжествам и двигало Россию, да и весь славянский мир к переосмыслению собственного бытия в свете миссии славянских апостолов, ибо юбилейные даты двигались с поразительной скоростью. Уже в 1869 году отмечалось новое тысячелетие: со дня кончины cв. Кирилла. Накануне случилось чудо: двумя годами раньше наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Леонид во время  путешествия  на Афон открыл там древнейшее иконное изображение Кирилла и Мефодия. С него написали образ, и привезли в Россию.

Теперь праздник отмечался не только в храмах, а принял  характер гражданского торжества. В тот день 14 февраля   в кремлевском Чудовом монастыре   и  многих  московских  церквях  были совершены праздничные богослужения, а затем последовали общественные церемонии.  В Московском университете  состоялось открытое собрание Славянского благотворительного комитета, на котором было объявлено об учреждении  Кирилловской премии для учащейся молодежи, «дабы поощрить молодых людей к занятиям славянством», которое тогда особенным успехом не пользовалось. А затем  директор Московского Публичного и Румянцевского музеев В.А.Дашков дал обещание устроить при университетском  музее храм Кирилла и Мефодия в архитектурном стиле Х века (на момент крещения Руси) и с приделом во имя св. князя Владимира Великого.

Историческая ситуация была поистине удивительной.  С одной стороны — великие юбилеи, ознаменованные  всплеском православной, национальной и общественной  мысли, события на Балканах  кануна  русско-турецкой  войны  располагали к размышлениям об истинной миссии солунских братьев и их наследия. А с  другой — их памяти никак не удавалось перерасти церковный и научный уровень и остаться  общенациональной  темой. После окончания юбилеев эйфория  спадала, память утихала, все начинания и замыслы постигало забвение, и славянская миссия вместе с наследством Кирилла и Мефодия по-прежнему оставалась уделом для церковной и узко-научной среды.

Однако после русско-турецкой войны, освобождения Болгарии и убийства Александра Освободителя, когда пришел третий великий юбилей 6 апреля 1885 года — 1000-летие кончины Мефодия, празднику придали характер государственного  и общеславянского торжества, в котором миссия солунских братьев осмыслялась как всеславянская  и  исключительно в лоне православия. Ситуация   отчасти диктовалась тем, что праздник проводила и католическая Церковь на  Велеградских торжествах, для славян-католиков, где до раскола проповедовали Кирилл и Мефодий. В России многие сочли это кощунством — чтить память святого Мефодия мессой на латыни. К тому же в католической среде тоже  были «мечтания» об объединении западного и восточного славянства под своей эгидой в  противовес аналогичному стремлению России. Создание солунскими братьями славянского православного богослужения — это и пытались подчеркнуть на торжествах в России. Ведь  до  Кирилла и Мефодия языками достойными для совершения богослужений считались только древнегреческий, латынь и древнееврейский. (Как  объясняется, на этих языках по приказу Понтия Пилата была сделана надпись на Голгофском кресте Господа.)

Теперь  за подготовку  юбилея взялся лично обер-прокурор Святейшего синода К.П.Победоносцев,  считавший  необходимым  устроить  грандиозное православное торжество. Он писал  Александру III:

Думаю, что это торжество не останется без важных последствий и утвердит в народном сознании (что в особенности важно на окраинах) чувство национальности и понятие о просвещении, связанном с Церковью.

Победоносцев  просил государя   почтить торжество своим  присутствием именно для придания празднику должного официального статуса  — не только церковного, но и  государственного, национального, народного.

В итоге празднества 1885 года стали апогеем в истории почитания памяти славянских апостолов. Подготовка была основательной и мудрой. Прежде всего были отпечатаны жития святых братьев на доступном русском языке, которые бесплатно раздавали народу,    научные и популярные биографии,   даже древние церковные  службы св. Кириллу и Мефодию. Во-вторых,  велась широчайшая   просветительская   кампания. «Московские ведомости» отметились  мудрейшей   статьей М.Н.Каткова, в которой он, рассуждая о миссии славянских  апостолов и ее значении для мира и России,  призвал в числе прочего беречь язык,  очищать его от занесенных «чудовищных форм» и не забывать, что славянский язык и есть русский, только в его древнейшем состоянии.

Отсюда для перевода Священного Писания со старославянского  на русский  для народа требуется сохранить его «склад», только заменяя «неудобопонятное понятным», а не переводить «Отче наш» как «Отец наш» или вместо Господи — Господин.  То есть не передавать «предметы священные в форме вседневного говора». (Катков редко когда теряет чувство современности). Заслуга же солунских братьев — фактически рождение русского народа.

Они возвели новый пришедший в мир народ к исторической жизни, они создали новую в мире силу которой суждено свое назначение в домостроительстве Промысла, которой при возникшем разделении Церквей суждено пребыть на Востоке… если бы Кирилл и Мефодий не освятили наш первобытный язык, не возвели бы наше слово в Богослужебный орган, не осталось бы места и не было бы сосуда для Восточно-Православной Церкви, некому было бы исполнять дело ее судеб.

Торжества в России прошли с участием императорской четы и с  зарубежных делегаций из славянских стран. 6 апреля перед праздничным  богослужением в Исаакиевском соборе   состоялась хиротония архимандрита Митрофана (Бана), поставляемого в митрополита Черногорского.  Победоносцев просил государя высочайше  пожаловать ему  архиерейское облачение наподобие тех, в которые облачались русские архиереи на коронацию.

 

А затем  состоялась литургия в  присутствии государя, обер-прокурор Святейшего синода, министров и славянских депутаций, и зачитано праздничное послание Святейшего Синода.

Благодатию Божиею чрез них нам ниспослано Благовестие Христово, чрез них мы познали церковную красоту и приведены были от тьмы к свету и от смерти к животу вечному

На другой день состоялись гражданские празднества. Вечером  прошло торжественное собрание Славянского благотворительного общества под председательством  П.П.Дурново. Повторялись все те же «московитские» идеи  о единстве славянского племени, «прочное начало которому, тысячу лет назад, положили святые Кирилл и Мефодий». Были и неожиданные свежие мысли. Например, В.И.Ламанский очень  поддерживал  идею славян-католиков о восстановлении самостоятельного Моравского архиепископата (св. Мефодий занимал пост архиепископа  Моравии и Паннонии) со славянскими диоцезами и о возврате латинского христианства к  апостольским преданиям и обычаям древней римской Церкви. Именно в этом он видел и начало настоящего примирения, и  разрешения многих славянских распрей.

Москва  чествовала по-своему, запруженная тысячами богомольцев, окруживших Кремль, Красную площадь и прилегающие окрестности.  Литургию в храме Христа Спасителя совершил епископ Таврический Алексий, где, кстати, присутствовали  по нескольку учеников из каждой школы — то есть идея о  покровительстве Кирилла и Мефодия народному образованию начала понемногу сбываться.  Оттуда крестный ход отправился  в Кремль. Там в  Успенском соборе после окончания литургии  начался  грандиозный  крестный ход под звон всех кремлевских колоколов. Зрелище  было величественное — колыхались сотни хоругвей, гудели колокола, сверкали золотые облачения, оглашалась тысячеустная молитва. Праздничная процессия  через Спасские ворота вышла на Красную площадь, где была установлена икона свв. Кирилла и Мефодия, прошла до Никольских ворот и через них вернулась в Кремль.

Далее начались гражданские  празднества. В Московском университете прошло  торжественное  собрание, открывшееся пением  «Днесь благодать Святаго Духа нас собра».   В катковском  лицее цесаревича Николая после литургии  в домовой церкви юбилейную речь произнёс В.В.Назаревский, выдающийся историк Москвы. В Московской духовной семинарии были исполнены гимны славянским апостолам, на музыку П.И.Чайковского и священника В.Ф.Старорусского. Митрополит Иоанникий  предложил почтить память славянских первоучителей учреждением «Братства для вспомоществования церковно-приходским училищам».   Братство Кирилла и Мефодия  было создано и существовало до 1917 года, и его  не надо путать с костомаровским одноименным обществом. Все в тот день заботились и народном празднике просвещения — для простых москвичей были устроены лекции в библиотеках и читальнях.

И еще звучала вполне закономерная  мысль, обозначенная в статье Каткова   и в созвучной ему речи иркутского кафедрального протоиерея    Афанасия Виноградова по поводу католического и православного празднования. Можно ли считать их едиными и  равноправными?  Славяне-католики, «чехи, моравы, словены и хорваты справедливо    празднуют потому, что миссионерская  деятельность братьев  происходила   в их  странах». Однако  западные славяне отпали от православного вероучения святых братьев, (которые проповедовали до раскола Церквей),  введенного ими чина богослужения и отвергли плоды их просветительной деятельности. В итоге служба на Велеградских торжествах   идет на латыни. По выражению Каткова, русский же  народ «положил их дело во главу угла всего своего здания — как церковного, так и государственного». Восточные славяне сохранили  учение и богослужение в первозданном виде, и хотя   славянские наречия уже значительно отдалились одно от другого, но «язык Церкви доселе остаётся у них общим» — в этом и кроется залог духовного единства славянского мира, «под нравственным воздействием русского народа, как старшего члена этой семьи».

Таким образом, Победоносцев, по мысли современного исследователя А.Поповкина, взял своеобразный реванш за Берлинский конгресс, на котором были дипломатически провалены достижения русско-турецкой войны. Теперь же Россия оказалась  во главе славянских торжеств, претендуя на «статус имперского центра славянской цивилизации».   Император остался доволен.

А потом все снова пошло на спад.  Предреволюционное раздираемое политическим распрями полулиберальное-полуреволюционное русское общество оказалось не способно  к глубокому постижению славянской миссии, да и  исторические   события этому не благоприятствовали. Провести и посетить разовые торжества оказалось легче, чем духовно присоединиться к ним. Юбилейные «задумки» исполняли долго и с трудом, а то и не выполняли. По данным историка В.Ф.Козлова  на месте около Сенатской башни,  где прежде едва не появился Исторический музей, собирались построить московскую церковь Кирилла и Мефодия, но в итоге построили только мавзолей. Энциклопедия славянской филологии увидела свет  спустя четверть века  после Мефодиевских торжеств, но только в виде первого тома. Только идея о покровительстве святых братьев народному просвещению набирала силу. В 1887 году домовая церковь во имя их была освящена в Земледельческой школе на Смоленском бульваре (позднее — Военно-ветеринарная академия), а в 1911 году — в церкви-школе близ Даниловского кладбища. В начале XX века   Синод указал   совершать 11 (24) мая   праздничное богослужение в домовых храмах  при всех учебных заведениях духовного ведомства  с освобождением учащихся от занятий.

Нить  истории тянется. В  наше время праздник создателям русского слова  стал государственным.  В 1992 году был установлен чудесный памятник Кириллу и Мефодию с неугасимой лампадой на Славянской площади,  счастливо переименованной из площади Ногина.  Памятник как символ возрождения России и как все тот же залог славянского единства.

Напомним слова из Повести временных лет: «да аще хто хулить Словеньскую грамоту да будеть отлучен от церкве».

Елена Лебедева
Источник: Русский обозреватель // http://www.rus-obr.ru/ru-club/6658

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top