online

Давид Степанян. Он очень хотел есть

Пsto_pervaya_vesna1ортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

ОН ОЧЕНЬ ХОТЕЛ ЕСТЬ

Давид СТЕПАНЯН,
рабочий, 58 лет

Моего отца вырастила тётя. Из всей семьи лишь они двое остались в живых: тридцатичетырехлетняя тётя Рузанна и шестилетний Мелкон, который на всю жизнь запомнил, как сильно он хотел есть на том длинном и жарком пути. Из Амасии до Алеппо они шли шесть месяцев. Чтобы не умереть с голоду, людям приходилось есть траву, коренья и даже грызть камни, которые, как говорили старики, богаты минералами. В дороге у тёти Рузанны умерло трое детей, а у Мелкона – родители и две сестры. Мужчин и юношей в колонне было мало, их арестовали и увели ещё до депортации. Многих девочек и мальчиков жандармы отбирали у обессиленных родителей и продавали мусульманам. Были родители, которые сами отдавали детей, только б те жили.

С раннего детства отец завидовал тем детям, у кого была семья: родители, братья, сёстры. Он всегда мечтал о большой семье. В Армении он жил в селе Арджах (Аревик), потом уехал учиться в город Октемберян на автослесаря, да так и остался там после смерти тёти. Вскоре он женился, построил дом в районе Ахпарашен. В 1941 он ушёл на фронт, прошёл всю Великую Отечественную войну и вернулся живым и невредимым. От счастливого брака моих родителей родились восемь детей: четверо до войны и столько же после. Мне запомнились две интересные черты отца. Первое: как он паниковал, если у нас заканчивался лаваш, всегда заставлял нас плотно завтракать, обязательно обедать, а на ночь спрашивал, не голодны ли мы. Видно, голод в дороге депортации так и мучил его всю жизнь. А второй его интересной чертой было то, что он каждое утро кланялся горе Арарат и крестился. Так с детства его научила тётя Рузанна.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top