online

Церковь Покрова на Нерли

cerkov_pokrova_na_nerliЦерковь Покрова на Нерли построена в 1165 году. Исторические источники связывают ее возведение с победоносным походом владимирских полков на Волжскую Булгарию в 1164 году.

В этом походе погиб молодой князь Изяслав. В память об этих событиях Андрей Боголюбский заложил Покровский храм. Согласно некоторым источникам, белый камень для постройки церкви доставили в качестве контрибуции сами побежденные волжские булгары.

Храм был посвящен новому на Руси празднику — Покрова Богородицы. Этот праздник был установлен владимирским духовенством и князем без согласия Киевского митрополита и Константинопольского Патриарха и призван был свидетельствовать об особом покровительстве Богородицы Владимирской земле. Ведь главный храм Владимира, Успенский собор, также был посвящен Богоматери — в отличие от соборов Киева, Новгорода, Полоцка, Пскова и других княжеских столиц.

Место для церкви — пойменный луг при впадении Нерли в Клязьму — указал сам князь Андрей Боголюбский. Так как здесь каждую весну разливалось широкое половодье, специально под храм было сооружено высокое основание — искусственный холм из глины и булыжного камня, в котором был заложен фундамент будущей постройки. Снаружи этот холм был облицован белокаменными плитами. Когда весной разливается Нерль, церковь остается на небольшом островке, отражаясь в быстротекущих водах, подступающих прямо к ее стенам. Когда-то здесь была пристань, где причаливали шедшие по Клязьме речные суда.

Конструктивно храм Покрова на Нерли чрезвычайно прост — это обычный для древнерусского зодчества одноглавый крестовокупольный четырехстолпный храм. Но строители церкви сумели воплотить в нем совершенно новый художественный образ. От более ранних владимирских храмов церковь Покрова на Нерли отличается изысканностью пропорций, предельной ясностью и простотой композиции. Здесь нет царственности владимирского Успенского собора, нет мужественной величавости Дмитриевского собора. Светлый и легкий, храм Покрова на Нерли — воплощенная победа духа над материей.

С помощью удачно выбранных пропорций, форм и деталей зодчим удалось преодолеть тяжесть камня, создать впечатление невесомости, устремленности ввысь. Всеми доступными приемами неизвестные архитекторы постарались придать своему сооружению ощущение движения. В значительной мере это достигается спокойным равновесием и симметрией здания, а также множеством оригинальных строительных находок. Например, практически невозможно заметить, что стены церкви слегка наклонены внутрь и этот еле заметный наклон зрительно увеличивает высоту здания. Этой же цели служит большое количество бросающихся в глаза вертикальных линий — удлиненные колонки аркатурного пояса, узкие высокие окна, вытянутый барабан купола.

Лопатки с полуколонками делят каждый фасад на три части и переходят в закомары. Многоступенчатая профилировка лопаток, перспективных порталов и оконных проемов создает впечатление пластичности здания. Аркатурный фриз расчленяет здание на два яруса и проходит по верху трех апсид, где часть колонок доходит до цоколя. В фигурных консолях фриза обильно применены женские маски и зооморфные мотивы.

cerkov_pokrova_na_nerli1Идейным и композиционным центром пластического убора трех (кроме восточного) фасадов является царь Давид. Он изображен молодым псалмопевцем, восседающим на «троне», у основания которого расположены львы, а по сторонам — птицы. На левом колене Давид держит Псалтирь. Иконографически роспись представляет собой соединение образа Давида-музыканта (довольно частого в средневековых миниатюрах) с образом Христа во славе, что является, скорее всего, плодом местного творчества, поскольку аналоги такому изводу неизвестны. Первыми исследователями владимиро-суздальской скульптуры образ Давида принимался за изображение Христа.

В боковых закомарах представлены грифоны. Они держат в когтистых лапах лань, но не терзают ее, чем отличаются от восточных и романских прообразов. Грифоны символизируют горний мир, внимающий псалмопевцу Давиду, но могут ассоциироваться и с великокняжеской эмблематикой.

Над окнами проходит пояс из 21 женской маски. Эти маски символизируют посвящение храма Деве Марии, но уже без трилистника в прическе, что свидетельствует о фольклоризации замысла. По сравнению с боголюбовской женской маской черты романского стиля заметно ослаблены. В консолях аркатурного фриза наряду с зооморфными мотивами выступают женские головы, что вместе, вероятно, символизирует противопоставление доброго и злого начала. Женские головы в функции консолей выполнены в более трехмерной манере, чем женские маски, и представляют почти круглую скульптуру.

Четыре крестчатых в сечении столпа несут подкупольные арки и световой барабан, образуя крестово-купольную систему. Столпы увенчаны фигурными капителями в виде сдвоенных лежащих львов — символ злых сил, которым нет доступа на небо (своды). Всего в интерьере храма около двадцати таких капителей — целая «львиная сюита». Их можно было бы рассматривать как великокняжеские эмблемы, но «эпическая» трактовка львиных голов говорит, скорее, об отражении животного эпоса, то есть о символизации злых сил (показательно, что на тех сторонах восточных столпов, которые обращены к алтарю, рельефов львов нет). Для полноты впечатления следует представить себе скульптуру, которой были украшены несохранившиеся части храма Покрова. На лестничной башне были крупные рельефы барсов (княжеская эмблема) и грифонов (ныне — внутри церкви). Круглые скульптуры лежащих львов, по-видимому, находились у входа в храм или у начала белокаменной лестницы, спускающейся к реке.

Внутреннее пространство церкви подчинено той же идее движения ввысь. Четыре столба, на которые опираются своды, слегка суживаются кверху, зрительно увеличивая тем самым высоту храма. Высоко над головой парит полный света купол. Некогда в нем помещалось изображение Христа Пантократора, окруженного Архангелами и Серафимами, а стены храма покрывал пестрый ковер фресок, которому вторил зеленой майоликовый пол. Древняя живопись, пострадавшая за семь веков, была окончательно уничтожена в 1877 году во время очередного «поновления» храма.

Но несмотря на все утраты, храм Покрова на Нерли сохранил главное, к чему стремились создававшие его безвестные зодчие — гениально выраженную в камне идею превосходства духовного над материальным, которая является краеугольным камнем любой религии.

И, вероятно, именно поэтому это выдающееся произведение русских мастеров получило всемирную известность и признание.

Храм Покрова на Нерли по лаконичности и совершенству форм сравнивают с древнегреческими храмами. Глядя на это удивительное творение русских мастеров, трудно поверить, что храм Покрова на Нерли только чудом был спасен от гибели. И опасность ему грозила не от воинствующих безбожников эпохи коммунизма, а от православного духовенства. В 1784 году игумен Боголюбова монастыря ходатайствовал перед епархиальными властями о разрешении разобрать храм Покрова на Нерли, чтобы использовать его материал для постройки монастырской колокольни. Владимирский епископ такое разрешение дал. Церковь уцелела только благодаря тому, что заказчики и подрядчики не сошлись в цене.

Месторасположение: Владимирская обл., пос. Боголюбово.

Источник: www.pokrov.ckto.ru, фото с сайтов www.pravmir.ru и www.worldtemples.ru/

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top