online

Цахик Косян. Жизненный круговорот не без проблем

Пsto_pervaya_vesna2ортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне. Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Жизненный круговорот не без проблем

Цахик КОСЯН,
пенсионерка, 68 лет

Моя мама Астхик Татевосян – из армянского города Карс. С 928 по 961 год Карс был столицей Армянского царства Багратидов, а с 961 по 1064 год – столицей армянского Карсского царства. С 1878 по 1917-й это была российская Карсская область с генерал-губернатором. Моей маме было девять лет, когда она в 1918 году с родителями, двумя братьями и сестрой перешла из Карса в Армению и поселилась в селе Айренац Арктикского района. Для всех моих родных Карс олицетворяет одну из черных страниц новой истории: именно здесь был подписан договор между кемалистской Турцией и большевистской Россией. Договор, который лишил армян родины и оставил нам только 29 тысяч квадратных километров.

Мой папа Сараф Абгарович Косян – из города Муша. Накануне Первой мировой войны в Муше проживало 12 450 армян, которые занимались в основном ремеслами и торговлей. Действовали пять армянских церквей и семь школ. Геноцид армянского населения Муша начался в марте 1915 года и уже в июне–июле приобрёл массовый характер – армянские сёла были разорены, их население вырезано. В некоторых местах (Муш, Канасар, Сурб Карапет, Шамб) армяне прибегли к стихийной самообороне, но потерпели неудачу из-за численного превосходства турецкой армии и малого количества боеприпасов. По данным Мушской епархии, из всего армянского населения 109 сёл спаслись и нашли убежище в Восточной Армении едва 1500 человек.

Мои родители встретились в селе Айренац Артикского района, где и поженились. У них родились 12 детей. Сейчас нас четыре брата и шесть сестёр, старшему брату 88 лет.

Наша семья всегда выделялась своей музыкальностью. Все любят петь, плясать, играть на разных музыкальных инструментах. Папу можно было назвать ашугом. Несмотря на то что он работал главным бухгалтером в сельсовете, он находил время сочинять музыку на свои же патриотические стихи, а мы потом пели их на разных семейных музыкальных конкурсах. Наши родители были очень традиционными, они души не чаяли в армянских песнях и легендах. И всё это они передали нам.

Помню, в 1968 году в городе Гюмри проходил большой музыкальный фестиваль. Жюри было серьёзное, строгое: известные в то время певцы и артисты. Когда вышли мы, многие не знали, что это одна семья. Просто удивились, что все члены ансамбля разного возраста. Мы спели на бис и заняли первое место. Папу нашего долго уговаривали отпустить нескольких детей в город учиться музыке, но он не отпустил. И даже когда попросили отпустить мою старшую сестру, солистку нашего «ансамбля», он отмахнулся, мол, не отпущу никого в город. Вот таким он был. Не признавал городскую жизнь, говорил, баловство всё это, а дома на селе работы полно. Он очень боялся, когда молодёжь уезжала из села и не возвращалась. Говорил, что культура народа – это позвоночник нации, а родиной народной культуры, традиций, обычаев, легенд и мифов является село, простой народ. Наш папа был очень образованным, а мама была нашим воспитателем, педагогом, другом и ангелом-хранителем.

Рассказывали, что когда она была маленькой, её мама увидела в окно, как к дому идут турки. Мужчин дома не было, и женщина, испугавшись за ребёнка, выбежала во двор и спрятала её в сухом кизяке, который готовился на топливо к зиме. Вошли турки и стали осматривать дом, удивившись, где же мужчины? А один из них поинтересовался – правда ли, что у неё взрослеет красавица-дочь? Женщина от страха молчала. Тогда турки вышли и стали осматривать всё вокруг, а самое интересное случилось потом: перевернув весь холм кизяка, турки ничего не нашли и ушли, а женщина чуть не упала в обморок, не зная, где её дочь. Оказывается, один из родственников, живший рядом, увидел турок и побежал на помощь, но во дворе услышал плач ребёнка. Поняв, в чём дело, он поспешил унести девочку.

Так спаслась моя мама. Она была просто красавицей. Даже родив двенадцать детей, она выглядела прекрасно.

 

Сусанна Папикян (дочь Цахик):

– Самым значимым и светлым для родителей моей мамы было рождение 47 внуков, а в данный момент они очень бы порадовались тому, что у них 105 правнуков и праправнуков! Самая младшая внучка – 1979 года рождения, а самый младший праправнук, Тигран Манукович Папикян – первый внук нашей семьи, – родился 20 мая 2014 года. Вот такие мы богатые!

 

Цахик:

– Кстати, о богатстве. В 1937 году моего деда Абгара объявили в селе кулаком. В то время мой папа был уже женат и имел пятерых детей. Семья работала в поте лица и имела несколько голов рогатого скота, птицу, сеяли пшеницу и овёс. Не помню уже, что отобрали из добра у деда, но его на несколько лет отправили в город Октемберян, на строительные работы. Мои племянники, имеющие сейчас свое дело, смеются, мол, какие же предки кулаки, вот они настоящие кулаки, но их бизнесменами зовут. Трудные тогда были времена, всех под один стандарт подгоняли. Но я думаю, что не надо ругать советское время, потому что именно оно из осколков нашей разнообразной культуры (Муша, Сасуна, Тарона, Зейтуна, Эрзурума, Карса и других городов) сбило единый организм, который армяне берегли и берегут как зеницу ока. Единственной большой бедой для нашего народа тогда был временный разрыв с церковью, без которой армяне – не армяне вовсе. Но мы как-то выкручивались, украдкой венчались, украдкой крестились. Слава богу, сейчас этого провала нет.

Моя набожная свекровь была из Константинополя, откуда они ушли в Армению в 1918 году. А точнее, они всей семьёй из шести человек вместе со многими армянами приплыли на корабле в Батуми, а оттуда – в Ереван. Так вот, моя свекровь во время молитвы доставала из потаённых мест иконы, а после молитвы убирала их. Глядя на взрослых, и мы учили молитвы, опять же украдкой. Пропагандировали другое мышление, в моде был атеизм. Но армяне за свои долгие века чего только не насмотрелись, прошли через ад, но от своей христианской религии не отказались. Да и сейчас нелёгкие времена для армян. Геноцид 1915-го, Геноцид 1988–1990-го, землетрясение 1988-го, Карабах, блокада до сего дня, безработица. Столько задач и проблем, разве решишь все! Вот армяне и уезжают на заработки из Армении, снова приезжают, поддерживают и помогают родным, женятся, играют свадьбы, рожают детей. Это жизненный круговорот, и он не без проблем, просто у нас их больше, чем у других наций. Говорят, Бог даёт больше испытаний тому, кто сильнее и терпеливее. Возможно, это и так.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top