online

«Боль моя – Карабах, Россия – боль моя. Андрей Нуйкин»

Андрей Нуйкин. Фото TASS

«Наша Среда online» — 17 сентября в возрасте 86 лет умер Андрей Нуйкин. Его имя и его публикации хорошо знали все, кто следил за процессами перестройки в СССР. Работая в Комитете российской интеллигенции «Карабах», в 1991 году он стал фигурантом уголовного дела за «разжигание межнациональной розни».

Выражаем искренние соболезнования родным и близким Андрея Александровича.

Предлагаем Вашему вниманию статью писателя и журналиста Гоар Рштуни «Боль моя – Карабах, Россия – боль моя. Андрей Нуйкин«, написанную в 2012 году и посвященную книге Андрея Александровича «Боль моя – Карабах».

Книга Андрея Нуйкина «Боль моя – Карабах» это не обычное изложение, не обычное повествование. Это настоящая энциклопедия нашей жизни, охваченной с того самого дня, как Карабах вошёл в эту, нашу с вами жизнь. Эта книга – история противостояния, вопреки всем законам физики, очень маленькой массы зажженных сердец против очень большой массы равнодушия, безразличия и пособничества преступлению против целого народа.

Это воспетый подвиг. День за днём эта книга показывает, как куётся победа, кто наши враги и кто наши друзья. Это отчёт об усилиях наших друзей в нашу поддержку в такой неравной войне.

Общеизвестно, что поэт в России – больше чем поэт. Но в том в далёком 1988 году, на заседании Правления Союза писателей, никто даже не слушал взволнованное выступление одной русской поэтессы, вернувшейся из Армении. Все писатели и делегаты разговаривали и спорили о чём-то своём, ещё не было землетрясения, но случился Сумгаит. Он казалось, был далеко, никому не был интересен, и даже успел надоесть.

Потом, сойдя с трибуны, поэтесса долго не могла успокоиться:
– Меня никто не слушал. Нет, вы представляете это?

Для меня тоже это был удар. Всю жизнь влюблённая в русскую культуру и уверенная в непоколебимых устоях русской интеллигенции, я тоже не могла «представить это».

И знамя нашей веры в эту русскую интеллигенцию высоко подняли Андрей Нуйкин, Галина Нуйкина, Тимур Гайдар, Валентин Оскоцкий, Юрий Черниченко и ещё, их имена назову позже.

Андрей Нуйкин и Галина Нуйкина 8 февраля 1991 года вместе с «апрелевцами» прибыли в Нагорный Крабах и тут же под конвоем вооруженных азербайджанских омоновцев были выдворены: насильственно посажены в самолёт и возвращены в Ереван.
Это благодаря им армяне узнали, что МВД СССР предполагает действовать в Арцахе методами в Афганистане. Благодаря им мир стал узнавать, что на самом деле творится в Арцахе.

Тимур Гайдар и Юрий Черниченко остались в Арцахе, и рассказали всем о притеснениях и оскорблениях, которым были повержены жители НКАО, и 20 марта в ЦДЛ на заседании ассоциации «Апрель» был создан Комитет Российской Интеллигенции Карабаха. Так родился КРИК. Зорий Балаян сочинил по этому случаю шуточные стихи:

«Об Арцахе знали Троцкий,
Ленин, Горбачёв и Марр,
Нуйкин, Нуйкина, Оскоцкий,
Черниченко и Гайдар».

Вошли в КРИК Инесса Буркова, Галина Старовойтова, Валентин Бережков, Кирилл Алексеевский… Их было немало. Потом там появилась баронесса Керолайн Кокс. И все внесли свою лепту в призывах ко всем организациям СССР и остального мира,требующих услышать и увидеть, что творится на самом деле в Арцахе. Ещё одна задача комитета – разработка программы выхода их кризиса, снятия чрезвычайного положения.

Письма Нуйкина и КРИК летели к Горбачёву. Молчание. Парламенту и руководству страны, Парламентам республик, всем средствам массовой информации. Молчание. Адресаты, адресаты… Министр обороны Язов. Молчание. К мировой общественности, пишут о том, что готовится крупномасштабное нападение и выселение армян из сёл с требованием не допустить сжигать сёла и арестовывать мужчин, которые потом пропадают. Обращение к главам государств СНГ, о декабрьском референдуме, о единодушной воле абсолютного большинства – создание независимого НКАО.

КРИК чётко обосновывал все свои требования правовыми аргументами, призывая признать результаты референдума законными.

Более 30 членов КРИКа подняли свой голос в защиту маленького острова армян, отданного на растерзание разъяренным азерам, вспомнивших и резню в Шуше, в начале века, и позорные жестокие погромы в Сумгаите, благо предки их оставили в назидание все свои методы уничтожения гявуров, а имперское правительство, хоть и другое, но всё так же покровительствовало. Ведь именно по инициативе Шушинского райкома партии началась депортация армян из Шуши, в ноябре погромы охватили весь Азербайджан.

Мне тяжело и трудно и сейчас читать эту летопись, написанную благороднейшими представителями русской интеллигенции. Трудно и слёзы застилают глаза, невозможно сознавать, что продолжают и хотят продолжить делать с нами то же самое…

В мае 1990 года я была свидетелем омерзительного шабаша, устроенного одним из самых омерзительных генералов постперестроечного СССР – генерала Макашова. В МОЁМ городе он убивал горожан МОЕГО города! Эти же русские в красных беретах врывались в дома карабахцев, унося последние деньги и золотые изделия, избивая безоружных жителей. Позорнейшие страницы Андрей Нуйкин не пропускает тоже. Но тот же Нуйкин не сомневается, «что когда Россия тоже обретёт независимость и самостоятельность, она будет помнить о своих союзниках, вспоминая договор 1813 года о добровольном вхождении Нагорного Карабаха в состав Российского государства. И договор этот был на вечные времена!» – напоминает Андрей Нуйкин.
Книга, написанная Нуйкиным, не только о Карабахе. Это книга о благородстве, которое не забывается. Это книга – предостережение всем, кто глух и слеп к чаяниям народа.

Где они сейчас, все эти письма? СБСЕ не остановил мерзкие методы азеров. Маршал Шапошников потворствовал операции «Кольцо» а может, и участвовал в её подготовке. Сначала Горбачёв, а затем президент Ельцин были заняты своей властью и её упрочением. Письма шли к ним, а решали те же невидимые силы.

Многослойна и многовекторна была деятельность этого нашего славного КРИКа. Нашего, потому что мы ни разу не разочаровались в них, в наших русских интеллигентах. Это их деятельность – Андрея Нуйкина, Юрия Черниченко, Инессы Бурковой и всех-всех неназванных, но благородных и отдававших весь жар своего сердца, своих помыслов своим идеалам справедливости, это их деятельность подвела Думу к признанию геноцида. 14 апреля 1995 года. Сопредседатель КРИКа Андрей Нуйкин нетерпеливо звонит из Москвы в Ереван и читает текст этого документа. Маленькая, но победа. Происходило «возрождение гуманистических традиций Российского государства», чему Нуйкин был рад, предвкушая и другие подвижки. Произошли они или нет, это другой вопрос и другая тема.

Отрывок из интервью Нуйкина «Ноеву Ковчегу» в апреле 1993 г.:
«Смею утверждать, что Нагорный Карабах встал непреодолимой крепостью на пути «туранцев» после обретения закавказских независимостей. Сдайся Армения – и считай, всё Закавказье оказалось бы под пятой Турана.

Пока не случилось полноценного и правового признания злодейского геноцида турками в отношении армян в начале века мировым сообществом и моральной его оценкой, всякие призывы к армянам доверить свои судьбы азербайджанцам выглядят издевательством, если не сказать кощунством».

Пожалуй, эти слова актуальны именно сейчас.

— Россия – боль моя, — добавляет в конце книги Андрей Нуйкин. Боль России – это и наша боль. Ибо судьбы армянского и русского народов слишком тесно сплетены, чтобы глубоко не прочувствовать эту истину.
Трудноразрешимые проблемы, скопившиеся для России от одного правителя к другому, раздирают душу истинных патриотов, какими являются русские интеллигенты – члены КРИК.

Спасибо вам, КРИК, спасибо, Андрей, Галина Нуйкины, спасибо, Валентин Оскоцкий, ушедший от нас в 2010 году, спасибо, Юрий Черниченко, ушедший от нас в том же году, спасибо, Кирилл Алексеевский, Инесса Буркова, спасибо, Галина Старовойтова, трагически погибшая от руки киллера, спасибо всем членам КРИК от благодарных армян Армении и Карабаха. Низкий вам поклон!

Гоар Рштуни
писатель, журналист 2012г.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top