online

Ася Геворгян. Реальная история

Пsto_pervaya_vesna1ортал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Ася ГЕВОРГЯН,
педагог, 63 года

В местечке Хой Мушского гавара жил один древний армянский род Тер-Геворгянов. Это были умные, миролюбивые и мужественные люди. Жили дружно, стараясь и в беде, и в радости быть вместе. Приставка «Тер» к их фамилии Геворгян прибавилась потому, что один из их родичей был в прошлом священником в армянской церкви села Хой. Все члены их большой семьи были преданы своей вере и наизусть знали все христианские традиции и молитвы; их род ещё называли в селе родом священнослужителей, а один из старцев их рода втайне от турок проводил крещения и венчания своих односельчан.

Был в этом благородном роду высокий, широкоплечий юноша по имени Ходедан, выделявшийся среди родных своей гордой осанкой. Не было человека, который не любил бы скромного Ходедана. А каким он был певцом! Красивый, звучный голос ему достался в наследство от предка-священника.

Весной 1914 года Ходедан вышел из покоев каймакама чернее тучи.

– Слышал, гявур[1], женишься, причём на первой красавице! Видел, видел бутон, – сказал ему каймакам, смачно издал звук поцелуя, а Ходедан насторожился. – Ты нрав свой не показывай, а лучше слушай меня внимательно, не то всем твоим несдобровать. Первая ночь после свадьбы – моя, надо помочь бутону в розу превратиться, а потом забирай…

Вспыхнул Ходедан, сжал кулаки, но, слава богу, вовремя вспомнил напутствие отца: не терять хладнокровия в любой ситуации.

– Можешь идти, – услышал он. – Стоишь тут, глазами сверкаешь. Иди, а я свадьбы твоей ждать буду.

Юноша выскочил из комнаты, боясь, что не сможет сдержаться и набросится на турка.

Дома все окружили Ходедана. Выпроводив детей, юноша всё рассказал взрослым. Возмущению родных не было предела. Отдавать на поругание девушку или же отказаться от неё ни у кого не было в мыслях. Решение было единственным – нужно уходить из села, причем уходить всем. Перейти в Восточную Армению, где, как они слышали, армянам жилось легче.

Подготовка к побегу шла втайне до самого дня свадьбы. С утра отправились за невестой, где гуляли до обеда, а потом гулянье перешло в дом жениха. Когда ушли последние гости, Ходедан, взяв белое платье и фату невесты, вышел из дома в сопровождении своих трёх дядей. Неподалёку от дома каймакама один из его дядей, который был ниже ростом и худее всех, переоделся в свадебное платье, закрыв лицо плотной фатой. Открыв дверь и пропустив вперёд «невесту», каймакам небрежно махнул мужчинам рукой, мол, идите, вы не нужны. Он посадил «Маргариту» на тахту, а сам, потирая от удовольствия руки, повернулся к двери, чтобы закрыть её на ключ, не видя, как над ним взметнулся нож. Смерть его была мгновенной. Уходя из дома каймакама, мужчины заперли дверь на ключ. Дома все были готовы к побегу. К семье Геворгянов присоединилась и семья невесты. Их было больше полусотни человек. Шли всю ночь, несли на себе вещи и уснувших детей. Как только наступило утро, они нашли укромное местечко подальше от дороги и расположились на отдых. К следующему полудню вышли к горному склону. Над дорогой возвышались скалы с видневшимися тут и там пещерами. Дети устали, и взрослые решили выбрать одну из пещер для отдыха. Выбрали ту, из которой была видна дорога. Только устроились, как послышался стук копыт. Вскоре на дороге показался отряд турецких солдат. Лошади шли галопом, всадники зорко оглядывали местность. И как только лошади пронеслись мимо пещеры армян, у жены младшего дяди Ходедана заплакал на руках трёхмесячный малыш. Бедная мать, как ни старалась, не могла успокоить сына. Последний из всадников остановился и окликнул умчавших вперёд солдат. Плач ребёнка достиг его слуха. Отряд вернулся и закружился под пещерой.

– Дочка, – обратился к женщине свёкор, – я не могу тебе приказать и даже просить, но ты ведь понимаешь, что никто не спасётся, и даже твой малыш.

Все молчали. И вот бедная мать, столько лет мечтавшая о ребёнке, прижала малыша к груди так, что вскоре прервалось его дыхание. Подъехавшие всадники долго кружили у скал. Но тишина стояла мертвая. Пару раз турки пальнули в воздух и ускакали прочь.

Сумерки окутали и дорогу, и души людей, и пещеру, в углу которой раздавались глухие всхлипы убитой горем матери. Никто не мог подойти и забрать у неё из рук мёртвого ребёнка, не хватало духа. Единственная жертва во имя их жизни была непомерно тяжела. Казалось, все окаменели. На следующее утро, когда люди вышли из пещеры на свет, все вздрогнули – волосы несчастной женщины за ночь стали белее снега…

До Восточной Армении дошли с единственной потерей, которая оставила глубокую рану в их душах. Все они поселились в селе Кучак Апаранского района. Единственную драгоценность, которую они сохранили, – древнюю родовую Библию – передали в церковь «Лусахбюр» села Кучак.

Жизнь в российской Армении была намного легче: не надо было бояться за жён и дочерей, не надо было платить налоги. Весть о Геноциде в Западной Армении, появление беженцев стали горьким испытанием для всей Восточной Армении. После Октябрьской революции российские войска покинули области Западной Армении, оголив Кавказский фронт. Воспользовавшись этим, младотурки решили захватить Восточную Армению и всё Закавказье. Приближение турецких войск сплотило весь армянский народ. В мае 1918 года Ходедан, его братья и все мужчины их рода стали участниками Баш-Апаранского и Сардарапатского сражений между армянскими регулярными воинскими частями и ополченцами с одной стороны и вторгнувшимися в Восточную Армению турецкими оккупантами – с другой. Турецкие захватчики навязали тогда армянскому народу одновременные сражения в трех направлениях: Сардарапат – Сардарапатское сражение; Апаран – Баш-Апаранское сражение; Караклис (Кировакан) – Караклисское сражение. Весь народ в едином порыве поднялся на защиту своей независимости, на защиту своей родины. Благодаря одержанной победе 28 мая 1918 года была провозглашена Республика Армения. Но Ходедану не довелось увидеть того победного марша. Он погиб 25 мая в Сардарапатском сражении. А в Баш-Апаранском сражении погибло ещё восемь членов семьи. Род Тер-Геворгянов дал Армении и армянскому народу хороших и преданных своей вере и родине потомков. Есть в их роду писатели, врачи, педагоги, певцы, но самое главное – это честные, трудолюбивые и мужественные люди, которые в любую минуту могут встать на защиту чести своей семьи и родины, как сделал это Ходедан и другие члены рода.

[1]  Гявур (турецк.) – неверный.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top