online

Ашот Тоноян. Наша память — это живая книга

sto_pervaya_vesna2Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне. Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Наша память – это живая книга

Ашот ТОНОЯН,
строитель, 39 лет

Мои предки были из села Бланухи, которое находилось в южной части Мушской равнины на берегу реки Арацани Западной Армении. Насколько я помню, взрослые не раз называли реку Мурат, которая известна мне тем, что армяне, среди которых были и мои предки, отходя в горы, сражались на мосту этой реки. Их по сравнению с турками было мало, как мало было и оружия. Многих унесла река, многие попали в плен, а кто выбрался – бежал в Восточную Армению. Всё превращается в пепел, но только не народная память. Она у нас общая, делящаяся на притоки. Один из таких притоков – память о моих предках, роде Тоноянов, который, как принято у армян, был многочисленным.

Мой прадед Григор Тоноян был сильным и смелым, честным и бесстрашным, за что его очень не любили турки, постаравшиеся при первой возможности расправиться с ним. Весной 1915 года, когда начались погромы, Григор был уже женат и имел двух сыновей. Старшему, Мушегу, было четыре года, а младшему, Ашоту, – год.

Погромы и притеснения были частым явлением в армянских кварталах городов и селениях, мужчины, как всегда, встали на защиту своих семей и домов, но на этот раз потерпели поражение, ибо враг был настроен на уничтожение армян. Армянские села были разорены, улицы переполнены трупами. В Муше, Канасаре, Сурб Карапете, Шамбе и во многих сёлах армяне прибегли к самообороне, но потерпели неудачу. Из 109 армянских сёл, в которых проживало около 80 тысяч человек, в Восточной Армении нашли прибежище всего лишь полторы тысячи человек, одной из них была и моя прабабушка Базе, жена Григора. Исполняя последнюю волю мужа спасти сыновей, она попала в село Маралик, где проживала до 1935 года. Зная, что в селе Сусер Талинского района много выходцев из Муша, Базе переехала туда.

Интересуясь родиной предков, я не раз читал о плодовитой богатой земле Муша, о её садах и полях, о реках и ручьях. Меня всегда мучает обида и горечь от того, в какие каменистые места загнал враг мой народ. Захватившие плодородные земли родины армян-аборигенов, враги на весь мир объявили, что отныне нет Армянского вопроса, потому что нет самих армян. Они были уверены, что в разрушенной каменистой Восточной Армении полуживые беженцы не выживут. Они хорошо знали, что 95 процентов этих нищих беженцев составляют старики, женщины и дети. Чтобы выжить, мои предки очищали каждый сантиметр земли от камней. Вырывая, сдвигая, ломая и вытаскивая эти камни из земли, люди складывали их в небольшие холмики, чтобы на освободившемся лоскутке земли посеять пшеницу. Издали из-за этих холмиков камней можно было подумать, что по гористой местности прошлись кроты. Это на самом деле чёрная работа, я видел, как это делают, и сам ходил собирать камни, помогая дедушке с бабушкой.

Интересен тот факт, что рядом с Сусером есть село, которое называлось раньше Сабунчи, что в переводе с армянского означало «это не гнездо». Кто-то хотел предупредить, мол, люди бегите отсюда, здесь не место для жилья, но беженцы Муша Западной Армении попали именно в эти края. У них не было выбора, им надо было спасать детей. Наш трудолюбивый народ на камнях вырастил хлеб и вырастил своих детей. Это была единственная надежда на выживание. И народ выжил, взрастил не только хлеб, но и сады.

Выросли и сыновья Базе – Мушег и Ашот. Мушег женился, и у него родились двое сыновей. По просьбе матери Мушег одному сыну, Варужану, дал родовую фамилию Тоноян, а вот второму, Герасиму, в честь своего отца, погибшего во время Геноцида, приписал фамилию Григорян. Так в нашем роду появилась и вторая ветвь – Григорян.

Оба сына Мушега живут в Армении, а вот его самого в 1937 году советская власть выслала в неизвестном направлении…

Второй сын Базе, Ашот, в двадцать три года влюбился в девушку Агуник, которая приехала в гости к родственникам из Севастополя. Её предки тоже были из Муша, а отец даже воевал в отряде Андраника-паши. Девушке шёл всего пятнадцатый год. Ашот её просто выкрал. История вышла интересная, ибо Ашот тогда не подумал, что девушка может ещё вырасти, что и случилось. Агуник через несколько лет стала чуть-чуть выше своего мужа. Но это не мешало им жить в любви и мире. От этой любви родилось десять детей – пять сыновей и столько же дочерей. Пусть простит меня читатель, но я не могу не назвать их по именам, вот они: Ардавазд, Арамаис, Арарат, Григор, Сократ, Сусанна, Света, Эмма, Асмик и Зепюр.

Арамаис – мой отец. А всего у моего деда Ашота 32 внука. Умер он в 1991 году в Сусере. А бабушка Агуник, обладательница золотой медали «Мать-героиня», умерла в 2007 году.

Царство им небесное и всем нашим ушедшим предкам.

В нашем роду много мальчиков, названных именами наших родных, и я один из них. Потомки западных армян, особенно мушцы (мшецик) и сасунцы (сасунцик), почти всегда женятся и выходят замуж за выходцев из Муша и Сасуна. Вот почему мы не забываем нашу историю. Наша окаменевшая память – это живая книга, которую мы перелистываем и читаем. Эта книга отображает жизнь, историю, традицию и быт наших далеких предков. И таких книг миллионы – столько, сколько армян на земном шаре – у каждого по книге!

Народ умирает, когда в битвах погибают отцы и не рождаются сыновья. Мы не погибнем, ибо мы рождаем и сыновей, и внуков, мы строим дома, сажаем сады и передаём новому поколению книгу памяти, доставшуюся нам от предков. Эта книга учит нас мужеству и свободе, преданности своей вере и корням, любви к своей родине…

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top