online

Ашот Газазян. Ух ты, груша!

 

Ашот Газазян

Ашот Газазян

— Эх, была бы сейчас груша, как бы я её съел! – мечтательно произнёс Виктор Манделеев, вытягивая ноги по травке так, словно хочет расположиться по всей длине сада. Над головой о чем-то своём пела листва, чирикали птички – жизнь казалась такой безоблачной, что аж тошно было.

Возившийся рядышком пятилетний Юрка встрепенулся. До этого он тщетно пытался оторвать рог майскому жуку, просто за то, что точно такой же урод хотел пусть и очень давно ж-ж-жениться на маленькой красавице Дюймовочке, но теперь оставил это утомительное занятие и забрался на зевающего отца:

– Пап, а что такое «груша»?

Геолог Виктор Манделеев, обычно проводящий своё время в горах да ущельях в поисках и последующем разорении подземных кладовых родины, с сынишкой общался не слишком часто. Юрка, как вы догадываетесь, тоже Манделеев, рос с мамкой, учительницей немецкого языка, но главным образом у бабушки с дедушкой – в самом центре Волгограда. На природе оказывался во время редких встреч с папой, когда его привозили на недельку на дачу выехавших в Израиль папиных друзей. Друзья уехали, но дачу свою продавать не стали – пусть ещё постоит, а Витька с Томкой, юркиной мамой, значит, за ней присмотрят.

– Пап, а пап! Груша это что?

Геолог Манделеев задумался. «Как бы теперь объяснить это сынишке так, чтобы тот сразу въехал, а потом так же своим деткам объяснил!», – думал он и, важный, начал излагать:

– Груша, сынок, это фруктовое дерево с плодами конической формы… точнее, плоды груши имеют форму округлого конуса… Ну и плод этой груши тоже называется груша… Понял?

Трудно сказать, действительно ли мальчик не знал, что такое груша, или придуривался, но отставать от папки он явно не собирался:

– Нет, не понял.

– Ну Юрка, ты же знаешь, например, что такое яблоко?

– Яблоко знаю. Я его ел.

— Вот-вот! – обрадовался папа. – А груша – это как сестра яблоку. Или брат. Понял?
– Нет, – упорствует Юрка. – Я только понял, что её едят.

– Хорошо, – согласился папа, – её едят, как яблоко! Это ты понял, а больше тебе знать по этому поводу вроде как и не надо.

Юрка задумался. Наверно, груша из тех вопросов, на которые папа с мамой отвечают так, как будто и сами не очень представляют, что это такое. Так они пытались объяснить мальчику, что такое кондом и почему так смешно назвали его на улице соседские ребята. Юрка тогда ничего не понял. И теперь он боялся, что снова ничего не поймёт. Нет, мальчик это был весьма смышлёный. Понял же, что грушу едят, как яблоко. Но как она выглядит? Есть ли у неё запах? Узнает ли он её при встрече?

– Так что такое груша?

Виктор Манделеев занервничал.

– А хочешь, я расскажу тебе про серный колчедан? – вкрадчиво так спрашивает. – Или про молибден?

– Про колчедан, молибден, вольфрам и медь я уже знаю, – разупорствовался Юрка. – Ты мне про грушу…

– Далась тебе эта груша! – начал выходить из себя отец. – Ну фрукт это, ну едят его! Сла-а-дкая штука! А ты знаешь, что в периодической таблице Менделеева…

– Про колчедан и молибден знаю, а про грушу – совсем ничего, – вконец расстроился Юрка.

Похоже, его всерьёз огорчила ботаническая безграмотность отца, который не может объяснить ребенку ни про… как его? кондом, ни про грушу. И неизвестно, чем бы закончилась эта нехитрая история, если бы из-за ограды их не окликнул сосед по еврейской даче, отставной полковник со смешной фамилией Нагога:

– Эй, бездельники! Идите груши есть! Смотрите, какие они у меня! Не то что там у вас – мелкие да зеленые…

Виктор Манделеев вскочил на ноги, бросился к ограде, упал, снова вскочил, чуть не напоролся на колючую проволоку, невесть для чего натянутую полковником по всему периметру шести соток, жадно выхватил из рук  Нагоги решето с грушами и снова свалился на свою территорию:

– Вот! – торжествующе произнёс папа-геолог, подступаясь на коленях к сынишке. – Это груша! Груша выглядит вот так! Вот как она выглядит – груша! Груша – вкусно!  Давай – держи грушу! Ешь грушу, ешь! Её едят…

Юрка с любопытством разглядывал грушу, принюхивался к ней и, судя по всему, был ужасно доволен вновь обретённой на века информацией – груша!  А потом начал сравнивать её с теми, что в огромном количестве теснились на деревьях в саду. Похоже!

Геолог Виктор Манделеев тоже задрал голову: «Блин, груши же!» И виновато улыбнулся:

– Как тебе груши, сынок?..

Полковник Нагога разглядывал-разглядывал геолога Манделеева, мальчика Юрку, а хорошенько разглядев, умилился:

– Это я хорошо пришёл! Кушайте на здоровье!

 

АШОТ ГАЗАЗЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top