online

Ашот Гарегинян. Не следует забывать друг о друге

Сергей Шойгу и Закир Гасанов

Министр обороны России Сергей Шойгу и министр обороны Азербайджана Закир Гасанов

России следует исходить из того, что при любом геополитическом раскладе Армения была и остается главным союзником России в регионе. Такое мнение в комментарии информационному агентству REX высказал заместитель директора Института истории и политики Московского педагогического государственного университета (МПГУ), кандидат исторических наук Владимир Шаповалов.

Российский эксперт напомнил об этом в связи с состоявшимся 14-15 августа визитом министра обороны РФ Сергея Шойгу в Азербайджан.

Надо полагать, глава российского оборонного ведомства вовсе не случайно посетил Баку именно сейчас – практически сразу после трехсторонней встречи в Москве президентов Путина, Алиева и Саргсяна. Россия обеспокоена завихрениями, закручивающимися у её южных границ, и стремится не допустить нового витка напряженности вокруг карабахского конфликта. Потому что в противном случае в непосредственной близости от южных российских границ сохранится неутихающий очаг подобной напряженности, чреватый новыми столкновениями и заставляющий постоянно возиться с ним. Думается, Москва, и без того держащая сегодня круговую оборону, отмахиваясь от “цивилизованного” Запада, в этом совершенно не заинтересована. Не нужно обострение и Еревану, и Степанакерту; правда, Нагорный Карабах всё еще не считается самостоятельной стороной конфликта, что, как намекают в НКР, начинает уже несколько напрягать. Что касается Баку, то азербайджанские власти, конечно, не скупятся на заявления о стремлении к миру и взаимопониманию. Однако их реальные действия раскрывают их истинные намерения, “ярким” подтверждением чего явилась и апрельская агрессия против Нагорного Карабаха.

Возможно, Шойгу поехал в Азербайджан и для того, чтобы, наконец, попенять тамошнему руководству, включая своего азербайджанского коллегу Закира Гасанова, за применение приобретенного российского вооружения против Карабаха. А по большому счету – и против Армении. Впрочем, не будем выдавать желаемое за действительное. Ведь двустороннее военно-техническое сотрудничество РФ и Азербайджана, нравится нам это или нет, было есть и будет. Другой вопрос – как оно осуществляется и на кого, в конечном итоге, оказывается нацелено. Так что к этому сотрудничеству следует присматриваться внимательно и постоянно. Поскольку “честь” оказаться адресатом шагов, совершаемых вследствие данного взаимодействия – а может, даже в его рамках – в очередной раз вполне может быть предоставлена нам. И значительно скорее, чем мы думаем. Желательно, значит, чтобы, если нечто подобное все же произойдет, то – не так позорно-неожиданно для армянского руководства, как в начале апреля.

Владимир Шаповалов расценивает переговоры Шойгу в Баку как “еще один пункт в череде множества встреч и консультаций, проводимых в последнее время российскими политиками”, включая встречи с лидерами Армении, Азербайджана, Турции и Ирана. Результатом такой дипломатической активности, по мнению российского эксперта, может стать существенное изменение кавказской геополитической реальности. Причем в условиях, когда интересы двух ведущих игроков в регионе – России и США прямо противоположны.

“Стремление США к блокированию интересов России и расширению своего, в том числе военного, присутствия в регионе, приводило к постоянному провоцированию в регионе «управляемого хаоса», препятствовало процессу мирного урегулирования противоречий и конфликтов начала 90-х”,- констатирует Шаповалов. По его мнению, такая политика Вашингтона привела в 2008 году к агрессии Грузии в отношении Южной Осетии. Тенденция новой “холодной войны” между Западом и Россией продолжает нарастать. В подобных условиях и произошло очередное обострение в отношениях Армении и Азербайджана, вылившееся в вооруженное противостояние.

“В этом конфликте,- отмечает аналитик,- так же, как и в конфликте восьмилетней давности, достаточно отчетливо просматриваются усилия Вашингтона на поддержание хаоса у южных границ России”. По его словам, для России жизненно важно поддержание мира и стабильности, прекращение военных конфликтов, а в перспективе – полная нормализация отношений между государствами Кавказа. Москва рассматривает страны региона в качестве своего экономического и политического плацдарма, особенно, в условиях дестабилизации и войны “всех против всех” на Ближнем Востоке. А в России, подчеркивает Шаповалов, не забыли, к чему привел хаос 1990-х: сторонники “свободной Ичкерии” фактически получили возможность создать свои тыловые базы на территории кавказских государств – в Грузии и в том же Азербайджане. (Думается, в ходе визита в Баку С.Шойгу затронул и этот момент – А.Г.).

США, напротив, стремятся к созданию еще одного фронта борьбы против России, расширяя зоны нестабильности от Украины до самого Каспийского региона. Для реализации этого сценария, считает эксперт, будут применяться различные методы – от провоцирования военных действий между странами региона до инициирования новых “цветных революций” на Кавказе и в Закавказье. Сегодня это, позволим себе заметить, отчетливо просматривается: попытки переноса в Армению “майданных” технологий продолжаются, и подобные попытки наверняка будут еще предприниматься.

Нынешнее усиление позиций России на Ближнем Востоке, наметившаяся ссора между Турцией и США, потепление отношений той же Турции с Россией, возможная нормализация отношений между Ираном и Турцией, Ираном и Азербайджаном – эти реалии создают принципиально иную геополитическую ситуацию, подчеркивает Владимир Шаповалов. По его мнению, смягчение конфликтности в регионе, в том числе – в отношениях между Россией, Турцией и Ираном создаёт “окно возможностей” для постепенного снижения градуса противостояния между Арменией и Азербайджаном и для урегулирования в перспективе застарелого конфликта. А конфликт вокруг Нагорного Карабаха действительно – один из самых “долгоиграющих” не только на постсоветском пространстве, но и, пожалуй, во всей новейшей истории.

По подсчетам американского исследователя Дэниела Пайпса, сегодня в мире насчитывается около шести десятков неурегулированных территориальных споров. В том числе в Африке таковых имеется 20 споров, в Европе – 19, на Ближнем Востоке – 12, в Латинской Америке – 8.

Карабахский конфликт расценивается международными экспертами как самый серьезный на постсоветском пространстве.

Среди других проблемных ситуаций выделяется, в частности, провозглашение в одностороннем порядке в 1983 году “Турецкой Республики Северного Кипра” на почти трети территории, насильственно отторгнутой от Республики Кипр.  По сей день это самозваное “государство” признано только Турцией, при активной поддержке которой оно, собственно, и возникло.

Спорной областью на крайнем севере Индийского субконтинента является Кашмир. Индия предъявляет права на всю его территорию. Пакистан и Китай оспаривают права Индии, причем Пакистан вначале выдвигал претензии на обладание всей областью, а в настоящее время фактически включил в свой состав северо-западную часть Кашмира. Под китайским контролем находится северо-восточная часть территории Кашмира. Остальную часть занимает индийский штат Джамму и Кашмир.

У Индии с Китаем имеются также серьезные разногласия по поводу Тибета. Еще 25 августа 1959 г. произошел первый китайско‑индийский вооруженный инцидент, получивший широкую огласку. С тех пор спор вокруг Тибета продолжается. КНР предъявляет Индии значительные территориальные притязания.

С начала XIX в., когда на Фолклендских (Мальвинских) островах появились первые британские поселенцы, между Аргентиной и Великобританией продолжаются споры о принадлежности этих островов. Разногласия в 1982 году дошли до стадии вооруженного столкновения. Победа осталась за подданными Её Величества, однако обоюдные претензии сохраняются до сих пор. 

В декабре 1996 года скалы Имиа (греческое название), или Кардак (турецкое наименование) в Эгейском море стали поводом для конфликта между Грецией и Турцией. Конфликт был остановлен международным сообществом. Но обе страны, тем не менее, не отказались от своих претензий.

Между Китаем, Тайванем, Вьетнамом, Малайзией и Филиппинами тлеет “разборка” за архипелаг Спратли в Тихом океане. На часть архипелага с 1984 года также претендует Бруней. Борьба за эти острова многократно приводила к вооруженным конфликтам. В частности, в 1974 году произошло морское сражение между ВМФ Китая и Южного Вьетнама.

А наиболее мирно протекает спор за территории Антарктиды, на которые претендуют семь государств: Австралия, Норвегия, Франция, Новая Зеландия, Аргентина, Великобритания и Чили. Причем последние три страны оспаривают ряд территорий ледового континента друг у друга. Поскольку все претенденты являются участниками Договора по Атлантике, подписанного в 1959 году, признающего шестой континент зоной мира и международного сотрудничества, свободной от оружия, то переход этих споров в военную стадию практически невозможен. (Из открытых источников)

Однако при этом, повторим вслед за Владимиром Шаповаловым, России следует исходить из того, ктò является её стратегическим союзником в регионе. Сиюминутная политическая конъюнктура здесь, по меньшей мере, непорядочна.

 

АШОТ ГАРЕГИНЯН 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top