online

Ашот Гарегинян. Именная история

gareginyan_ashot«Наша среда online» — Один из самых популярных предметов мужского гардероба – кардиган, то есть вязаная кофта на пуговицах (сегодня делают и на молнии). Вещь универсальная: можно надевать как с классическими брюками и рубашкой, так и с брюками-карго или джинсами. Кардиган удобно носить и под курткой, плащом, другой верхней одеждой. Его очень любят такие знаменитости, как футболист Дэвид Бекхэм, киноактеры Джуд Лоу и Дэниэл Крейг. Кардиган актуален и прохладными весенними вечерами, и в зимние холода; благодаря его универсальности, в нем можно отправиться и в театр, и на званый ужин, и на отвязанный корпоратив. Словом, весьма удобная и многофункциональная одежда. Недаром в последнее время к кардигану пристрастились и женщины. И смотрится он на них очень даже ничего.

Однако многим ли, при всей глобальной популярности этого предмета гардероба, известно, почему он называется именно так, а не иначе? Рискнем предположить – далеко не многим. Между тем, эта история по-своему примечательна. Дело в том, что происхождение у кардигана самое что ни на есть дворянское: название восходит к генералу Джеймсу Томасу Браднеллу (1797-1868), 7-му графу Кардиган, или лорду Кардигану, которому и приписывается изобретение вязаного жакета без воротника и на пуговицах, чтобы поддевать под форменный мундир. Конечно, сей достойный джентльмен вошел в историю далеко не только этим: все таки военачальник. Например, во время Крымской войны он командовал легкой кавалерийской бригадой, с которой в сражении при Балаклаве 13 (25) октября 1854 года произвёл свою знаменитую атаку, начавшуюся весьма блистательную вначале, но закончившуюся полным разгромом его бригады, потерявшей около половины людей. Но все же вязаный жакет, наверное, прославил бравого генерала больше, чем деяния на поле брани.

Подобных фактов, когда слова, которые мы часто употребляем, но при этом совершенно не помним, что некогда они были чьими-то именами, фамилиями или прозвищами, в истории немало. Связь с первоисточником, давшим слову жизнь, давно утеряна. А возникшее когда-то слово продолжает жить, обрастая производными формами, приноравливаясь к текущим реалиям.

К примеру, имя соотечественника лорда Кардигана – британского военачальника Фицроя Генри Сомерсета, 1-го барона Реглан (1788-1855) сегодня известно разве что военным историкам. А ведь именно по его имени назван реглан – вид покроя рукава одежды, при котором рукав выкраивается вместе с плечевой частью переда и спинки изделия. Потеряв правую руку в битве при Ватерлоо в 1815 году, Реглан стал носить одежду такого покроя, чтобы немного скрыть физический недостаток. А во время Крымской войны, где ставший к тому времени фельдмаршалом Реглан командовал британскими войсками, англичане, как считается, поставили данный покрой на поток: отсутствие шва между плечом и рукавом не позволяло дождевой воде проникать под одежду.

Такая нехорошая форма поведения, как шовинизм, т.е. идеология, суть которой заключается в проповеди национального превосходства с целью обоснования права на дискриминацию и угнетение других народов, происходит от фамилии полумифического  наполеоновского солдата Николя Шовена, который рьяно служил Франции и Наполеону в период Великой Французской революции и наполеоновских войн вплоть до 1815 года. Этот вояка имел обыкновение выражать свой патриотизм и исключительность своей страны в пафосных речах, напичканных простонародной преданностью. Несмотря на непопулярность бонапартизма в период Бурбонской реставрации после 1815 года, Шовен и тогда не скрывал своих пристрастий, продолжая носить в лацкане фиалку, что являлось знаком его преданности свергнутому императору. Согласно некоторым повествованиям, несмотря на бедность и нетрудоспособность, старый солдат Николя оставался фанатично верным поклонником империалистической политики Наполеона. Он боготворил Бонапарта, считал его во всём правым и был готов вместе с ним воевать со всем миром. Впоследствии Шовен стал персонажем ряда литературных произведений, что привело к возникновению множества мифов о его персоне. К тому же некоторые писатели сознательно распространяли свои произведения как биографические описания его жизни, что привело к ещё большей путанице. В силу этого на данный момент о жизни реального Шовена известно крайне мало. Зато характер водевильного героя совпал с поднимавшейся в середине XIX века во Франции волной национализма. Причем совпал  настолько крепко, что это даже привело к возникновению слова “шовинизм”. С тех пор, говорят, и пошло.

Нет, наверное, человека, который хоть раз не сталкивался бы с хулиганами . Как только не называли этих милых ребят! И “бандюками”, и “гопниками”, и “колобродниками”, и “апашами”, и даже “саврасами без узды”… Сплошной негатив, в общем, глаза бы их не видели. А происходит сие выразительное слово от фамилии английской семьи Хулиганов (Hooligan), которые жили в XVIII или XIX веке, точно до сих пор не установлено, в городке Саутворк, что близ Лондона (сейчас – один из районов британской столицы). Семья эта имела прескверную репутацию, поскольку Хулиганы отличались буйным нравом и не стесняли себя соблюдением общественного порядка. Попирая все юридические и моральные нормы, родичи во главе с главой семейства Патриком Хулиганом промышляли в округе разбоем, дебоширили, участвовали в погромах. От набегов семьи из Саутворка нередко страдали даже сами лондонцы. Фамилия то и дело мелькала в полицейских отчетах и газетных криминальных хрониках. Со временем дурная слава о Хулиганах разлетелась по всей Англии. Вскоре фамилия разбойников вошла в лексикон лондонцев, которые начали так называть городских озорников и всех тех, кто бунтовал против устоявшихся порядков. Окончательно оно закрепилось в английском языке благодаря популярной в 1890-е годы сатирической песенке, главным героем которой был тот самый Патрик Хулиган. Поучительный факт, наглядно свидетельствующий, что образцом респектабельности и добропорядочности британские реалии служат далеко не всегда.

“Ванная есть? – Есть.- А джакузи?” Ведущим подобный  диалог наверняка невдомек, что они не только говорят о специализированной гидромассажной ванне, но и вспоминают её изобретателя – итальянца Кандидо Якуцци (Jacuzzi). Семеро братьев(да не смутит вас этот фольклорный зачин), носивших эту фамилию, перебрались из Италии в Соединенные Штаты примерно в 1900 году. Там один из братьев в 1917-м основал фирму “Якуцци”; первоначально, кстати, фирма к утехам омовения не имела никакого отношения, а занималась производством летательных аппаратов и гидравлических насосов для сельскохозяйственного использования. И только потом – в 1956 году Кандидо Якуцци изобрел первый прототип гидромассажной ванны. Позднее братья многократно усовершенствовали своё изобретение, получили около 250 патентов. В конце 1960-х компания начала промышленный выпуск оборудования для домашнего гидромассажа. А название возникло в результате “неправильного” американского произношения итальянской фамилии. Янки всё коверкают на свой манер, известное дело.

Представители творческих профессий – художники, дизайнеры, модельеры и др. – любят жить или хотя бы творить не в простых квартирах, пусть даже переоборудованных под их прихоти, а в мансардах – чердачных помещениях под наклонными крышами. Впервые подкровельное чердачное пространство для жилых и хозяйственных целей использовал французский архитектор Франсуа Мансар (Mansard, 1598-1666), считающийся значительным мастером элегантного и сдержанного французского барокко, а также зачинателем традиций классицизма во Франции. Во многих своих проектах он использовал традиционную для

Франции крутую крышу с изломом, создававшую возможность устройства под стропилами обитаемых помещений, которые стали зваться “Мансаровыми”. С тех пор чердачный этаж под скатной крутой крышей и называется “мансарда”.

Нередко говорят, что этот музыкальный инструмент поет голосом души. Его виртуозы – Чарли Паркер, Джон Колтрейн, Пол Дезмонд Сонни Ролинз и другие выделывали с ним что-то совершенно невероятное. Среди сегодняшних топ-мастеров –Билл Эванс, Вероника Кожухарова, Игорь Бутман. Можно сказать, что изобретатель саксофона – бельгиец Адольф (Антуан Жозеф) Сакс и не предполагал, что его детище обретет такую поистине всемирную славу. А просто он как-то поразмышлял, взял кларнет, заменил дерево металлом, приспособил более удобный мундштук и изменил сечение, сделав инструмент расширяющимся книзу, снабдил его более прогрессивной гобойной и флейтовой аппликатурой. И получился невиданный до того духовой инструмент. Правда, сам Сакс представил свое изобретение как “мундштучный офиклеид”. Но друг изобретателя, прославленный композитор Гектор Берлиоз, в статье, посвященной этому изобретению, назвал новый инструмент “саксофоном”. И слово тут же стало популярным. И то сказать: представьте, если бы вышеупомянутых и других музыкантов сегодня называли бы не саксофонистами, а “офиклеидистами”…

Кстати, патент на саксофон был получен в июне 1846 года, так что в нынешнем году этому славному изобретению исполнилось 170 лет. Правда, Сакса поначалу обвиняли в “мошенничестве и фальсификации”; сохранилось даже решение суда, в котором говорится, что “музыкальный инструмент под названием саксофон не существует и не может существовать”. Однако ретрограды в итоге оказались посрамлены.

Министры финансов, как правило, славятся своей прижимистостью, поскольку пускаются на любые уловки – на людях, во всяком случае,− дабы сэкономить бюджетную копейку. Но министр финансов при французском короле Людовике XV Этьен де Силуэт (Silhouette) прослыл вообще непревзойденным скрягой. Правда, как выяснилось впоследствии, это оказалось незаслуженным наговором: он просто призывал своих расточительных сограждан к разумной бережливости и упрекал французскую знать в чрезмерных тратах на роскошные картины и портреты. Он пытался реформировать налоговую систему и уменьшить непомерные расходы королевского двора. Провел реформу, которая дала казне 72 миллиона франков без новых податей, сократил пенсии и уничтожил податные привилегии. Такие жесткие меры экономии в итоге вызвали резкую критику придворных кругов, а общество прониклось чуть ли не ненавистью к нему. И в ноябре 1759 г. Силуэт вынужден был покинуть свой пост. Незадачливый реформатор сделался объектом сатирических выпадов: его именем называлось всё узкое, мизерное. А увековечилось имя Силуэта в “скупых” портретах, набрасываемых лишь по тени лица или фигуры, без всякой художественной раскраски. В значении “однотонное плоскостное изображение” слово “силуэт” вошло в обиход после распространения карикатуры на Э. де Силуэта в виде теневого профиля. Любили пошиковать французские маркизы да виконты, а о последствиях не задумывались. И доигрались…

К галантному XVIII веку относится и возникновение такого кулинарного изыска, как сэндвич – блюдо, состоящее из нескольких ломтиков хлеба с начинками внутри. Любители скорого перекуса существовали уже тогда. В первых рядах был знатный английский вельможа и дипломат, Первый лорд Адмиралтейства Джон Монтегю, 4-й граф Сэндвич. По преданию, он был не только видным государственным деятелем, но и заядлым картежником, порой просиживал за зеленым столом сутки напролет. На обеденный перерыв он отвлекаться не хотел, а посему просил подавать ему холодную говядину между ломтиками поджаренного хлеба, чтобы тратить меньше времени на прием пищи и при этом не пачкать руки. Так что, поклонники сэндвичей, не забывайте, кому вы обязаны названием любимой закуски.

Однако было бы несправедливо утверждать, что возникновение слов от имен конкретных личностей – дела давно минувших дней. Этот процесс продолжается и сегодня. Примечательным примером подобного рода может служить наименование беспроводной телекоммуникационной спецификации Bluetooth (буквально: “синий зуб”), разработанной и опробованной в конце ХХ – начале XXI века. Не вдаваясь в технологические нюансы, отметим, что название восходит к датскому слову Blåtand (“Синезубый”). Так прозвали когда-то короля викингов Харальда I, жившего в Х веке. Прозвище “Синезубый” он получил за то, что его передние зубы были темнее остальных: слово blå в те времена означало гораздо более тёмный цвет, чем синий. Харальд I правил в X веке Данией и частью Норвегии и объединил враждовавшие датские племена в единое королевство. Подразумевается, что Bluetooth делает то же самое с протоколами связи, объединяя их в один универсальный стандарт. Наряду с этим, учитывается, что технология была разработана на тех самых территориях, которые в свое время объединил Харальд I.

 

АШОТ ГАРЕГИНЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top