online

Артём Григорян. О молчании на тему Геноцида армян

sto_pervaya_vesna2Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

О молчании на тему Геноцида армян

Артём ГРИГОРЯН,
сотрудник МВД, 33 года

Я родился и вырос в Армении, в посёлке Арагац. После того как я окончил десятый класс, наша семья переехала в Нижний Новгород, подтолкнул нас к этому переезду экономический хаос постсоветской эпохи…

Мы начинали с нуля. Мы – это мои родители, два брата и сестра. Многие говорят, что им было тогда трудно, да и сейчас нелегко в России. Нам было трудно только в материальном плане. Русским языком мы владели, так как русский язык в Армении всегда считался вторым родным языком, сказалось и то, что мама – преподаватель русского языка и литературы. Постепенно мы встали на ноги. Появились друзья, знакомые, сокурсники, а теперь уже и сослуживцы. О Геноциде в нашей семье говорят нечасто, это больно, но каждый раз в поминальные дни и 24 апреля мы почитаем память безвинно погибших и тех, кто в труднейших, а порой нечеловеческих условиях с честью и невероятным мужеством отстаивал священное право на жизнь.

Родные моего отца из Карса, а родные мамы – из Тарона. Так что можно считать, что корни нашей семьи там, в Западной Армении. Иногда, когда я думаю о судьбе своих предков, я поражаюсь, как же могла случиться такая объёмная по масштабу трагедия, кровавая и жестокая. Неужели во всей Турции не нашлось адекватных людей у власти, чтобы остановить эту бойню? Дело совсем не в том, что турки были мусульмане, а мы христиане. Посмотрите, сколько в России национальностей! Россия испокон веков была образцом мирного созидания и процветания многих народов и цивилизаций. Каждая нация вносит в общее строение нашего государства свою культуру, интеллектуальную мысль, творческий и экономический потенциал. Разве это неправильно?!

И ещё одно меня удивляет, но уже в своём народе: как могла нация столько лет молчать? Я не могу этого представить. Даже когда теряешь одного родного человека, кричишь от боли, а тут потерять народ, земли, потерять родину – и молчать? Неужели страшнее Геноцида может быть ещё что-то? Я родился в 1981 году и не застал то страшное время запрета. Сколько помню себя из школьных лет, 24 апреля мы всей школой поднимались на гору Бухут (Артин лер) и к ночи зажигали большие костры, иногда пищей для них служили большие старые шины и автопокрышки. Сидя у костра, мы всю ночь рассказывали истории о своих родных, погибших во время Геноцида, пели патриотические песни о наших отважных фидаи. Педагоги рассказывали о городах, оставшихся в плену, об огромной рассеянной по миру нашей диаспоре, эмигрантах, усыновлённых в других странах. Мы были подростками, но стыд за свою нацию, злость за своё бессилие и ненависть к врагу мы пережили впервые тогда. Поэтому я понимаю возмущение и ненависть к нам, армянам, турецкой молодёжи, которой никогда не рассказывали правдивой истории. Информация о Геноциде 1915 года вычеркнута из истории турецкого народа. Многие в Турции до сих пор не знают, что армяне в Турции – это не вторгнувшийся из другой страны народ, а древняя цивилизация, жившая на своей земле. Учебники истории Турции представляют школьникам историю о жестоком армянском народе, который пришёл завоевать их родину. Поэтому современные турки и говорят, что армяне хотят захватить их страну, что мы требуем их земли. Понятно, что каждая нация пытается доказать миру, что именно она права. Однако в нашем случае это не дискуссионный вопрос – слишком много фактов и документов подтверждают истину. Правдивая информация всё же просачивается в слои школьников, студентов, граждан Турции. Одних эта информация заставляет врать дальше, других поражает, что официальная история может быть ужасной ложью, а в ком-то она оставляет глубокие разрушения, потому что в такую жестокую правду очень трудно поверить. Трудно поверить и ответить на вопрос: как и куда делся народ, о численности которого официальная статистика приводит такие данные: до Первой мировой войны на территории, ныне называемой Турецкой республикой, количество армян местами доходило до 30 процентов общей численности населения. По данным 1914 года, в Османской империи только у армянского населения было 2538 церквей, 451 монастырь и 2000 школ. Христиане – армяне, греки и ассирийцы – составляли как минимум четверть населения Турции. Что случилось с этим народом?

И всё же в вопросе молчания не надо катить бочку только на турок, давайте вспомним, почему мы молчали столько лет! Насколько я знаю из истории, о Геноциде в Армении стали без страха говорить только после 1965 года, и то благодаря тогдашнему первому секретарю ЦК Коммунистической партии Армении Якову Заробяну. Яков Заробян сделал по тем временам немыслимый героический шаг – Армения на государственном уровне отметила 50-летие Геноцида! До этого не то что отмечать скорбную дату, но даже публично упоминать о Геноциде армян в СССР было опасно. Плюс ко всему по его инициативе началось сооружение Мемориала жертв Геноцида в Цицернакаберде (Ереван). В советские годы обращение к вопросам Геноцида воспринималось как пропаганда армянского национализма, вследствие чего ни армянская, ни советская историография 1920–1950-х годов почти не обращалась к теме Геноцида и депортации армян 1915 года. В результате проблемы истории армянского населения Западной Армении остались за бортом, вне сферы внимания исторической науки. Основным объектом изучения была Советская Армения, но и эту тему освещали лишь в тесной связи и закономерностями исторического развития России. Продолжительное время народ был лишен возможности узнать что-либо об армянском национально-освободительном движении, о деятельности армянских национальных партий Гнчак, Дашнакцутюн и о многом другом, что имеет непосредственное отношение к Армянскому вопросу. В конце 1920-х годов вышел единственный труд Баграта Борьяна (1882–1938), армянского революционера и историка, под названием «Армения, международная дипломатия и СССР». Это была бомба, которую быстро обезвредили и изъяли, так как книга раскрыла предательскую роль и корыстные интересы европейской дипломатии по отношению к армянскому народу. Борьян был репрессирован (реабилитирован посмертно). Наступило 35-летнее молчание. В 1955 году издана монография Нерсесяна: «Освободительная борьба армянского народа против турецкого деспотизма 1850–1870 гг.». В труде был рассмотрен целый ряд проблем, относящихся к Армянскому вопросу, – тяжёлое положение западных армян, освободительное движение и его идеология, политика европейских держав и их отношение к судьбе армянского народа, Зейтунское восстание 1862 года, погромы в Западной Армении, деятельность Андраника. После этого лёд тронулся. Армянский народ постепенно выходил из шокового молчания. 1965–1980-е годы породили целый водопад работ, посвящённых истории армянского народа и Геноциду армян. И я снова подчеркну, что это произошло благодаря исключительно личной роли Якова Заробяна в этом вопросе.

Основываясь на факте нашего общего молчания, я хотел бы рассмотреть перемены в вопросе отрицания Геноцида турецким народом. Ведь есть среди них и люди с большой буквы. Недавно на сайте газеты «Ноев Ковчег» прочитал статью о презентации в Ереване краткой версии трехтомника архивных документов «Геноцид армян в османской Турции: свидетельства очевидцев» на турецком языке. Слова приехавшего в Армению издателя этой книги Рагыпа Зараколу: «Признание Геноцида в турецком обществе считаю борьбой за честь» – потрясли меня (приятно) до глубины души. Очень любопытна история, с которой начался его интерес к изучению фактов о Геноциде армян и к процессу их фальсификации. Этот процесс искажения истории он назвал новым термином «историоцид», когда в попытке отрицания Геноцида постепенно менялась история, подтасовывались факты, стирались из книг и карт следы армян. Дело дошло до того, что в свое время турецкий диктатор Кенан Эверн даже запретил энциклопедию «Британика» только лишь по причине упоминания в ней армян. Ну так вот, всё началось с того, что еще в начале 1970-х годов Рагып Зараколу и его друг сидели в турецкой тюрьме, где подвергались пыткам. А так как его друг Масис был армянином, то и ударов плетью он получал в два раза больше. Вот тогда и появился интерес ко всему армянскому. В 2012 году книга документов «Геноцид армян в османской Турции: свидетельства очевидцев» была издана на армянском языке. В ней было представлено 602 свидетельства очевидцев из провинций Ван, Битлис, Эрзурум, Харберд, Диарбекир, Себастия, Трабзон и района Парскаайк. И вот спустя год архивные материалы были переведены на турецкий язык. Автор издания уверен, что издание на турецком языке может стать не только наглядным доказательством страшной трагедии, но и весомым аргументом признания своей вины за содеянное. А главное, перемены, которые происходят сейчас в среде турецкой интеллигенции, постепенно начнутся и в широких слоях общества. Дай Бог, чтобы всё так и вышло. Мы, армяне, только за справедливость. Ведь только через справедливость мы придём к пониманию, прощению и примирению.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top