online

Артур Хачатрян. О теме геноцида

sto_pervaya_vesna1Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне.

Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

О ТЕМЕ ГЕНОЦИДА

Артур ХАЧАТРЯН,
руководитель Торговой компании «Волговятснаб», 50 лет

Если случайно в моём присутствии поднимается тема Геноцида, я стараюсь её обойти или же остаюсь в роли слушателя. Не оттого, что мне нечего сказать или вспомнить, просто я считаю, что вопрос Геноцида решится только на государственном уровне, а не в дебатах людей, по факту далеких от политической власти. Как по мне, вершить судьбы человечества, разбирая очередную политическую тему за чашкой кофе, есть признак скорее дурного тона, но никак не благодетельства для нашего народа.

Все мы знаем, что помимо понесённых нацией людских потерь, помимо громадного ущерба, нанесенного армянской культуре, Геноцид ещё отравил жизнь нескольким поколениям армянского народа. Народа, который от сознания своей невиновности, попранной справедливости в тысячный раз обречен переживать безмерную боль за страшные потери, за разрушенные жизни. Но это не означает, что мы должны по старинке ахать и охать. Современный мир абсолютно другой, и подходить к решениям национальных вопросов и требований со старыми методами неприемлемо. Здесь нужна серьёзная и последовательная работа на высшем международном уровне в рамках международного права.

Я ничего не имею против этой книги. Дай Бог, чтобы автор смог выдержать политическую корректность и создать мост между нашими сердцами, душами, мыслями, гармонично выстроить наш общий подход и ожидания в вопросе Геноцида. Книга эта нужна, так как будет составлена не из документов очевидцев резни, не из фотографий злодеяний, а из нашего отношения к этой трагической дате, из точек зрения, обращённых на наше собственное «Я», из историй о родных, рассказанных третьим и четвёртым «послегеноцидными» поколениями. Мысль, что надо освобождаться от роли «униженных и оскорблённых» и идти дальше с новыми задачами и планами во имя национальных идей, думается мне, правильна. Общенародная память не должна фиксировать только трагические моменты нашей истории и делать эту трагедию чуть ли не главным столпом и стержнем памяти. Можно ведь вспомнить, как армяне боролись, несмотря ни на что. Почему об этом так мало говорят? У нас много важнейших событий в истории, много имён, которые ни в коем случае нельзя отодвигать на второй план. Каких орлов, каких воинов-героев, известных всему миру, рождала армянская нация! Назвать всех просто невозможно, ибо для этого нужна целая книга, но попробую назвать несколько людей, отличившихся именно в то время на военном поприще. Валериан Григорьевич Мадатов, генерал-лейтенант, в 1826 году в персидско-русской войне разбил персов при Шамхоре, занял Шушу. Василий Бебутов – генерал, ведущий родословную от Ашхар-Бека. Михаил Лорис-Меликов, известнейшая фигура высших инстанций власти России конца XIX века: в годы Русско-турецкой войны был командиром всего Закавказского корпуса, затем министром внутренних дел при царе Александре II. Как не вспомнить Аргутинских-Долгоруких! Широко известен Моисей Аргутинский, генерал-майор, обладатель двух орденов Святого Георгия, орденов Анны, Белого Орла, Александра Невского. Аршак Артемьевич Тер-Гукасов – генерал-лейтенант, Иван Давидович Лазарев – генерал-адъютант… И многие, многие другие герои армянского происхождения, прославившие нацию.

Как можно не писать и не рассказывать о народном герое генерале Российской империи Андранике Озаняне. Родом из Сасуна, он хорошо знал беды и нужды армян. И с раннего возраста он уже участвовал в армянском гайдукском движении, развернувшемся в Западной Армении. Во время 1-й Балканской войны формировал вместе с Гарегином Нжде отряд из добровольцев-армян, действовавший в составе болгарских войск. Андраник получил от болгарского правительства высшую государственную награду – «Золотой Крест за отвагу», серебряные кресты III и IV степеней и был произведён в офицеры. В начале Первой мировой войны был назначен командиром 1-го отряда армянских добровольцев, который в составе русских войск Кавказского фронта отличился в боях при взятии Вана, Битлиса, Муша.

Их, наших народных героев, которыми надо гордиться и громогласно говорить о них, великое множество, как велико и количество наград, полученных ими. Но ведь главная награда – это народная память. Нам надо учиться на их примерах, учиться в первую очередь преданности своей родине. Проходя через испытания, они вырывались из них более жизнеспособными и смелыми. Многие армянские литераторы, поэты, учёные, финансовые деятели XIX–XX веков сделали бы честь любой стране своим талантом. Богато одарённый народ, оказавший Турции больше услуг, чем сами турки, – в торговле, промышленности, науке и искусстве, в книгопечатании, образовании и здравоохранении, – исчез из истории на глазах ослепшего мира. Они погибли во имя своей религии, своего народа, во имя обретения хотя бы автономии на своей исконно исторической земле. И об этом не надо забывать. Наша культура держится на таких патриотах и на простом крестьянском народе.

Предки моих родителей из Муша. Отцовский род был очень большим. Насколько я знаю по рассказам старших, многие мужчины были фидаинами. Моего прадеда называли Хачатур Зоравар[1], защитник народа, но, к сожалению, в той мясорубке под названием Геноцид спаслись только мой дед Захар со своей мамой и дядя. Их спасли соседи-курды. А ведь тогда за спасение армян самих курдов и турок убивали без суда и следствия. Соседям удалось вывести моих предков к границе Восточной Армении, где они потом обосновались в городе Талин и селе Мастара. Смелость и добродушие многих мусульман дали тогда возможность выжить не одному армянину.

В 1929 году родители моего отца умерли, они с младшими братом и сестрой стали сиротами. Младших забрал дядя, а шестилетний Манук попал в Американский приют в городе Гюмри. Из Гюмри приют переехал в Тбилиси, а оттуда – в Баку. После интерната в свои неполные восемнадцать он в 1941 году ушел на фронт. Отец участвовал в обороне Севастополя, был в плену, но бежал и воевал до победы.

Предки моей мамы из села с интересным названием Цртик, что означает «кривая», наподобие здешней речки, называемой Пьяна. Из огромного маминого рода спаслись только четверо. И их тоже одно время прятали курды. В те времена на ночь расстилали на полу ковры и прямо на них раскладывали постели, днем же все прятали. Таким образом, моих родных днём заворачивали в ковры и ставили в угол дома и только через некоторое время вывели к реке Аракс. А ещё запало в память то, что мамину бабушку всю дорогу до границы несли на спине, несмотря на то что она умоляла не мучиться с ней и оставить. Об этом сложно говорить, даже сейчас сложно, несмотря на прошедшее время.

Даже в то кровопролитное время люди смогли сохранить такие качества, как милосердие, любовь, помощь, преданность и смелость. И нам, армянам, важно не только сохранить историю народа в памяти, но, главное, правильно передать сохранённое в памяти дальше – своим детям, живущим в России, Канаде, Сирии, Бельгии и т. д. Главное – всё сделать правильно. Не нужно бояться интеграции в другую народность с сохранением своей этнической самобытности, в нашем случае – в общественную жизнь российской нации. Не люблю слово «обрусеть». Важно понимать, что принятие, изучение, внедрение в культуру другого народа ни в коей мере не препятствуют сохранению армянской идентичности, фундаментом которой для армянина всегда было христианство. Немаловажная функция в сохранении нас как нации, как народа возложена не только на церковь, но и на армянскую элиту, которая сегодня, к сожалению, не в состоянии выработать целостную систему объединения народа, взаимодействия с другими цивилизациями и способствовать процветанию и укреплению нашей родины – Армении. Нас всё время уносит в решение личных планов, а не общих. Мне иногда кажется, что мы тратим время впустую: бегаем, решаем какие-то вопросы, работаем с утра до ночи, а в глубине души нас мучает чувство, будто что-то упущено, что-то недоделано. Наверное, я сумбурно рассказываю…

Кстати, о наших героях. Хочется вспомнить еще одного соотечественника – Александра Ивановича Манташева (Манташяна), крупнейшего российского нефтяного магната 1900-х годов. С двенадцатью единомышленниками он основал в Тбилиси «Армянское благотворительное общество на Кавказе». Он выделил 300 тысяч рублей на строительство нового здания Нерсесяновской духовной академии. На то время это была значительная сумма. В 1910 году на пожертвованные им Святому Эчмиадзину деньги было построено нынешнее здание ризницы Католикоса всех армян. Александр Иванович финансировал отправку пятидесяти талантливых молодых армян на учебу в лучшие высшие учебные заведения России и Европы, среди них был основоположник армянской классической музыки Комитас.

К чему я его вспомнил? Мне в память врезались его слова, которыми, я думаю, уместно закончить мой рассказ. Так вот, однажды Александр Иванович Манташев обратился к армянским предпринимателям: «Армянские купцы! Многострадальная Армения – вот пристанище вашей славы, вашего бессмертия. Вот тот дом Божий, где добрая память о вас во всем своем блеске будет сохранена перед Богом и человечеством. В иных же музеях вас ждут презрение и забвение».

Сильно сказано, правда? Сильно и правильно!

 

[1]  Зоравар (арм.) – полководец.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top