online

Артур Гукасян. Любимый праздник Валенсии

Нинот

Нинот

19 марта по католическому календарю — День Святого Иосифа (San José). Испанские плотники считают его своим покровителем и по-своему отмечают их праздник. Помимо этого, Сан Хосе также считается Днем отца и является довольно-таки популярным по всей стране. Но там, где ждут с нетерпением и особенными приготовлениями наступления этого праздника, является конечно же, Валенсия. Сюда спешат люди со всех концов Испании (а в последнее годы и множество иностранцев). Мероприятия по случаю начинаются аж с первых дней весны, между тем,  как приготовления к нему ведутся в течении всего года.

Автор статьи в форме одного из Домов Файи

Автор статьи в форме одного из Домов Файи

Ничем не примечательная история одного неизвестного плотника, жившего в XIX веке, по своему содержанию, ну,  уж очень похожа на знаменитую сказку того самого папы Карло, создавшего из никому ненужного полена полюбившегося всем нам с детства Буратино. Так вот, как повествует нам местная легенда, из собираемых в течении двенадцати месяцев отходов древесины, которые принято было сжигать в ночь на с 19-ого на 20-е число, взгляд одного из валенсианских мастеров остановился вдруг на полене, которое что-то ему напомнило и, следуя голосу собственного воображения, он сделал из него чрезвычайно забавную фигурку, после чего и выставил его на всеобщее обозрение прямо во дворе своего дома. У посетителей и случайных прохожих фигурка, естественно, вызывала неизменную улыбку, переходящую во многих случаях в громкий смех. Плотники — народ веселый. Кто-то из них нашел кое-какие лохмотья, напялили их на своего нинот ( ninot по-валенсиански означает «кукла») и не могли просто нарадоваться на свое дитя. Все, кто смог тогда, собрались 19 марта во дворе своего согорожанина, чтобы посмотреть как будет предан огню смешной деревянный человечек.

Иллюминация

Иллюминация

С тех пор и было положено начало продолжающейся из года в год и дошедшей до наших дней традиции Fallas (Файяс, или Фальяс), что по интерпретации местных жителей переводится как факел. Смешного человечка заменили целые композиции малых, больших и попросту -огромных размеров, воздвигаемых почти на каждой улице города. Любой жилой квартал здесь имеет  Дом Файи со своими комиссиями, организаторами по проведению мероприятий и соседями из числа тех,  кто в течении года вносил свою посильную материальную помощь. Их общими усилиями Валенсия в течении 20 дней и превращается в некую волшебную страну, когда неизвестно как и откуда словно грибы после дождя буквально за ночь вырастают здесь вдруг те самые монументы всевозможных цветов и размеров. Куда ни глянь — всюду предстают взору гигантские фигуры длиной в несколько метров, а рядом с ними другие — в рост малышей дошкольного возраста, сделанные из дерева или папье-маше. Между ними — палатки, разбитые прямо на улицах. Надо только представить себе около 250 палаток, чтобы понять что на 250 участках практически  парализируется транспортное движение и это на самом деле создает некоторого рода трудности для водителей. В подобной ситуации даже самым заядлым автолюбителям приходится волей-неволей отдать предпочтение метро, прибывающего на станции с итервалом в 10-15 минут и забитого в эти дни до отказа. Впрочем, этот нюанс не столь сильно волнует валенсианцев. Гораздо существеннее, например,  для экологов являются такие вопросы, как проблема очень мощного освещения, или сильного шума, вызываемого ежедневной в данный период пиротехникой.

Иллюминация

Иллюминация

Уже сама по себе ночная Валенсия с ее тысячами ярких огней — прекрасное зрелище. Прибавив же к уже имеющемуся дополнительное количество более сильных по мощности ламп, получаем в итоге нечто невообразимо шикарное, которое надо увидеть хоть раз. И вот именно при таком освящении те самые сказочно-комические персонажи, о которых шла речь чуть выше, выглядят совершенно иначе, чем при дневном свете. Оттого-то и люди предпочитают приходить к ним именно с наступлением сумерек.

Нинот

Нинот

Кого же и что изображают мастера в своих композициях? Взявшись за нинот, они стараются через свою работу передать наиболее значительные, по мнению заказчиков, события прошедшего года. И это могут быть как сказочные герои в современных интерпретациях, так и плоды собственных фантазий, принимающие определенную форму и образ с неизменной долей юмора, если не открытого шаржа,  карикатуры или пародии. Темы могут касаться всего — начиная от выборов в местную администрацию и кончая войнами в разных уголках земного шара, от экономического кризиса до новейших технологий. Одной из популярных фигур в этом смысле является мэр Валенсии Рита Барбера — абсолютная рекордсменка по всей Испании, пять раз подряд переизбранная на своем посту. Так, перед очередными выборами, она сама вышла на площадь и без лишних комлексов раздавала присутсвующим платочки файер с изображением карикатур на … себя же. Ну, чем на милость, не самореклама?! Представители оппозиции тоже не дремали: понаготовили множество бутербродов, понавозили к своим палаткам море пива и… Гулять так гулять! Всем народом! Чтобы и вправду был праздник.

Процессии

Процессии

Но говоря обо всем этом, мы, тем не менее, ничего бы не сказали, случись умолчать о представительницах прекрасного пола, без которых ни одно мероприятие Файи не имело бы смысла. По сути дела, именно они и являются главными лицами всего того, что происходит вокруг в эти мартовские дни. С гордо поднятой головой  и неизменной улыбкой на лице,  проходят они, одетые в свои национальные костюмы, по улицам Валенсии, производя соответсвующее впечатление на людей. Кстати, каждый из этих костюмов стоит немалых денег, потому что все в нем — до самых мельчайших деталей — сделано от руки: само платье, придающие ему особенный блеск кружева, узоры разных цветов и оттенков, золотистые нити — снизу вверх, парик, туфли, позолоченные гребни для одинаковой для всех прически… Воистину, есть на что посмотреть. Поделился как-то с одним из знатоков местных обычаев, что именины, вроде бы, Сан Хосе и отмечается, как известно, День отца, а в качестве первых лиц, все равно, выступают вновь дамы. «Как это понять?» «Не скажи!- тут же отреагировал он.- Первыми в данном случае были и остаются мужчины. Для полной наглядности один только факт: со дня заложения данной традиции и до сих пор не было еще случая, чтобы президентом комиссии становилась женщина. Только мужчины!..» «В таком случае?…» «А ничего сложного для понимания: мы сами с гордостью пропускаем вперед наших женщин. Смотрите и любуйтесь: вот они наши валенсианки- наши красавицы, наши чуда из чудес! Да, мы им апплодируем. А с нами вместе видя наше отношение восхищаются и совершенно чужие люди. Но!  За ними — мы. Те кто идет за ними. И все остальные не должны забывать об этом».

Об этом прежде всего помнят файеры, а вот ощущение… Что Валенсия, все-таки, женского рода. Вспоминается в связи с этим наш первый приезд сюда и вопрос тогда еще маленького Нарека: «А  волосы у Валенсии длинные или короткие?» Название города у нашего ребенка ассоциировалось с именем быть может какой-либо тети или двоюродной сестры.  Длинные у Валенсии волосы, аккуратно собранные в косу.

Главные файеры на балконе мэрии

Главные файеры на балконе мэрии

Как у файер. Они — Главные Файеры каждого квартала — становятся во главе процессий своего Дома,  направляющегося медленно к зданию мэрии. И если всеразличные композиции создают, как мы сказали уже, впечатление Золотого Городка, то дамы на этом фоне в действительности похожи на настоящих принцесс со своими свитами, усиливая своим присутствием  чувство нахождения в каком-то фантасмагорическом мире. Сколько их здесь — невесть откуда хлынувших в город? 800?  Вполне вероятно, чуть больше. Ровная половина из них — те, кому не исполнилось еще 14 лет. Столько же — из числа уже совершеннолетних. И… Какие же, скажите, принцессы без королев? Так, они тоже есть! В наши дни привозят их на центральную площадь на довольно-таки шикарных машинах, чтобы через несколько минут они явились с «сопровождающими их лицами» уже перед народом,  собравшимся у здания мэрии. Рядом с ними на балконе — настоящий король, настоящий президент Валенсианского Сообщества, другие представители власти. Но никто из них, кроме самой-самой Главной Файеры, не имеет права по ходу давать какие-либо распоряжения относительно запрограмированных визитов, ежедневных салютов и всех остальных мероприятий.

Кекел Мазманян

Кекел Мазманян

В 2005 году впервые за всю историю праздников (и на данный момент- единственной) самой Главной Файерой  (следовательно- королевой) стала девушка неиспанской национальности. Каково же было всеобщее ликование наших соотечественников, проживающих в Испании, когда официально озвучили ее имя Гегел (Кекел) Мазманян. Дочь известного в городе врача -дерматолога Андраника Мазманяна — армянина из Сирии, женившегося в свое время на коренной валенсианке, — молодая красавица Кекел являлась в то время студенткой юридического факультета. С гордостью смотрели мы на нее в окружении нынешнего короля Филипп VI, нынешнего премьера Рахоя и т.д. Ей задавали вопросы об Армении и она отвечала что не успела еще побывать на родине своих предков, но что планирует сделать это. Когда Международный Клуб Прессы присудил посмертно свою премию Гранту Динку, именно К.Мазманян было поручено вручить этот документ вдове зверски убитого армянского журналиста — Ракел Динк. Саму премию вручили тогдашний вице-премьер Испании Мария Тереса де ла Вега и поэтесса Алисия Киракосян. Сенсацией стала работа одного из валенсианцев — нинот с лицом Кекел (тогда она уже не была Главной Файерой),  чего не было никогда за всю историю праздника. В ответ на вопрос, что же подвигло его на это,  художник ответил: «Ее не совсем обычная улыбка».

Алисия Киракосян, Ракел Динк, Мария Тереса де ла Вега, Кекел Мазманян

Алисия Киракосян, Ракел Динк, Мария Тереса де ла Вега, Кекел Мазманян

Возвращаясь к теме о салютах и фейерверках: если они так неподрожаемо красивы в своих цветах и формах на фоне ночного неба, то уж совершенно бессмысленными они кажутся в два часа дня, в период с 1-го по 19-ое марта ежедневно. Но надо один раз лишь увидеть с каким волнением, даже сидящие в барах посетители выбегают мгновенно на улицу, повернувшись лицом в сторону, откуда производят салют. С присущей испанцам эмоциональностью, все при последнем звуке громко аплодируют. Для полноты картины в стиле «а-ля эспаньола» не хватает только обычного «оле!». Его заменяет другой жест: те, кто находятся непосредственно на площади, спешат сразу же прорваться и лично пожать руку главному пиротехнику. Таким образом выражают они свою признательность и одобрение. Возвращаясь же к нашему вопросу, интересно узнать, что дает им дневной салют? Если свести к общему знаменателю объяснения валенсианцев, то получится следующее: салют в два часа дня примечателен для них прежде всего…запахом, облаком дыма который заволакивает всю площадь и тот самый шум. Кажется вот-вот лопнут барабанные перепонки. Временами у определенной части населения это вызывает жалобы, но против традиций не попрешь (особенно, если эти традиции приносят, к тому же, немалую прибыль)…

fallas6

Пресвятая Богоматерь

А значит, фейерверки, настраивающие на веселый лад, продолжаются в том же духе и — без ограничений. По-прежнему льется пиво и вино рекой. Прямо на улице разводятся огромные костры, на которых готовится знаменитая валенсианская паэлья. К слову,  во время одного из опросов о том,  что можно считать девятью чудесами Валенсии, пальму первенства заняла Файя,  а на втором месте оказалась как раз паэлья.

Итак, пока у палаток готовится паэлья, процессии всех Домов с разных уголков города по очереди торжественно и медленно направляются теперь уже к Кафедральному собору. Что-то невиданное творится вокруг- в этой обстановке всеобщей радости. Невиданное из-за того, что сначала у одной, затем — у другой, у третьй… появляются вдруг на глазах слезы. Во дворе собора из тех цветов, что приносит каждый член процессии, буквально на глазах вышивается платье Пресвятой Богородицы.

Сжигают нинот

Сжигают нинот

Кульминационный момент наступает в полночь 19-го  марта, когда предается огню все то, что было создано с таким трудом, фантазией и любовью. Сжигаются все монументы, за исключением того единственного, который был признан лучшим со стороны комиссии. Его переводят в созданный несколько лет назад Музей Файи, предварительно сделав демонтаж, т.к. в полный рост подобные композиции влезть никак не могут. Впрочем, суть не в том, а в пустоте на душе, когда все собравшиеся осознают со всей очевидностью: уже утром на смену  волшебной атмосфере предыдущих дней вновь наступят обычные будни.Что, собственно, ничего кроме грусти и не вызывает…

АРТУР ГУКАСЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top