online

Артэм Григоренц. Урок для начинающего журналиста

Артэм Григоренц

Артэм Григоренц

После того, как десятиклассница Инга Назарова где-то услышала о том, что и Александр Сергеевич Пушкин не справлялся в лицее с математикой, то окончательно махнула на нее рукой и с нею на все остальные технические предметы.  Случись такое с Ингиной мамой Луарой Антоновной, когда та еще училась в школе, ее родители-технари восприняли бы как семейную драму. В то время инженерная  карьера имела наивысший рейтинг.
И хорошо, что теперь учителя не оставляют на второй год, дарят-таки тройку в конце года. А то могут не поскупиться и на четверку, если не шуметь на  уроках и не досаждать.
Как-то раз Луара Антоновна обнаружила в ее любимой газете, известной своими кроссвордами, медицинскими советами и гороскопами, объявление  для старшеклассников, в котором некий коммерческий институт предлагал поступить к ним на курсы журналистики. Лучших слушателей там даже обещали зачислить на второй курс. Мама с дочкой  решили безотлагательно прозондировать почву.
В прежние времена Луара Антоновна  работала инженером в вычислительном центре  Госснаба.  Инги тогда не было на свете, но она хорошо знает, что мама там  обслуживала ЭВМ — электронно-вычислительную машину «Минск». Допотопный компьютер с какими-то капризными деталями.  Маме приходилось чуть не ежедневно протирать их спиртовым раствором. Теперь мама работает няней в частном детском саду.  Ингин папа  давно укатил то ли в Москву, то ли в Минск, а то и еще куда, превратив маму, можно сказать, в соломенную вдову. Мотается  по разным работам, и все без толку – дома не то что денег, весточки  месяцами не получают. А ведь, сколько теперь таких семей, когда, бывает, отец и не знает, что  его  ребенок уже  носит другую фамилию…
Руководитель курсов, он же декан, шустрый лысый толстячок средних лет, воспринял приход новых посетителей как само собой разумеющееся явление, как если живя на полуобитаемом острове, прийти с больным зубом к единственному там дантисту. Стараясь расположить к себе Ингу, объявил:
— Этой девушке я лично буду вести специальность!
— Спасибо!.. – благодарно закивала мама и почему-то представила свою заведующую детсадом,  вдруг пожелавшую возиться с самой младшей группой.
— Мои питомцы получают такие навыки, что дадут фору даже выпускникам самых престижных вузов! – пояснил руководитель. – Недавно ко мне привели московскую выпускницу, не сумевшую, представьте, объяснить разницу между очерком и эссе!..
— Да-а…- смутилась Луара Антоновна, не зная, как  оценить такую  некомпетентность.
— А как у тебя с мармеладом? – спросил декан у Инги.
— Что-о? –  От удивления Инга разинула рот.
— Это я так… — хихикнул декан. – Журналистский жаргон. Потом объясню все что надо.
Желая показаться с  деловой стороны, Луара сдвинула брови:
— Я буквально на час отлучилась с работы.  Господин Бабаев… Скажите, пожалуйста,какие ваши условия оплаты курсов, и все другое…
— Откуда вы взяли «Бабаев»?! – Не дал договорить нахмурившийся декан.
— Ой… Я что-то перепутала?.. — осеклась женщина. – Но, разве не так вас назвал  вахтер?
— Этот дуралей никак не может запомнить мою фамилию!.. Бабиев! С ударением на «а»!.. Сколько раз я ему говорил: Бабиев Анатолий Анатольевич!
— Понятно…- закивала Луара. – Мое имя тоже путают. Вместо Луары называют Лаурой…
— Это от невежества! Не знают, что Лаура — от лаврового дерева, а Луара – река во Франции!.. – Бабиев протянул отпечатанный лист. – Вот, тут все наши условия, обязательства, реквизиты! Изучите и подпишите тут!
Луара Антоновна достала очки, но Бабиев замахал руками:
— Нет, нет!.. Изучите дома. Внимательно, без спешки, чтоб комар носа не подточил… Возвратите через вашу дочь, когда придет на первое занятие.
Бабиев перевел все внимание на Ингу. Поинтересовался, в какой школе учится, какие у нее литературные интересы,поинтересовался ее хобби, и любит ли ходить пешком…
— Так!.. Я заранее, уже по глазам увидел, девка смышленая! Прекрасно! Имеет представление о серебряном веке!  Даже что-то слыхала про символизм!.. И речь развита!- похвалил декан —  И если правд не ленится ходить пешком, у девицы завидные перспективы!
Бабиев стал расписывать прелести журналистской профессии:
— Из всех тут оставшихся, она самая ходовая! Особенно если есть аккредитация в Минюсте! Посольства, иностранные офисы приглашают на разные брифинги,пресс-конференции,приемы!
У всех своя экзотика! Все по-разному устраивают а ля фуршеты. У всех свои деликатесы.… Свои традиции… Интересно! Это и называем «мармеладом»!..
Оплата курсов оказалась для Луары вполне божеской, тем более, что взнос помесячный… И уже спустя пару занятий все близкие только и спрашивали Ингу:
— Ну, как, нравится ходить на курсы?
Инга с воодушевлением рассказывала, как руководитель водит их группу по разным местам… Недавно были на бенефисе ветерана русского драматического театра, до этого посетили молодежную студию «Веселые арлекины». А на  днях собираются на экскурсию в родное село  литературного классика, которому  скоро 175 лет…
Когда группа перешла от теории к практике Инга явилсь домой вся сияющая. Бабиев оценил две ее статейки лучшими в группе и он опубликует их в своей подведомственной газете. Мама и все  ее близкие с нетерпением ждали  дня публикации. Когда он настал, мама приготовила  Ингин любимые борщ со сметаной и  котлеты.
Перечитав обе статейки – о премьере детского театра  и об открытии  памятника первому грузинскому авиатору, прижимая газету к груди, мама вбежала на кухню. Там Инга, поев только первое, равнодушно смотрела перед собой.
Обняв дочь, мама чмокнула ее и, ощутив на щеке прохладу, всмотрелась в глаза:
— Ты чем-то недовольна?..
— С чего взяла?.. Все нормально! — дочь отвела взгляд.
— Постой… — заподозрив что-то неладное, мама снова перевела внимание на статьи, — А почему тут еще чьи-то фамилии?..Ой, а здесь тебя вообще нет… Почему?! – изумилась мама.
— Указана. Только под псевдонимом. Бабиев сказал, что у газетчиков так принято,когда автор в одном номере одновременно дает разные статьи.
— А кто эти двое вместе с тобой?
— Наши девочки. Они тоже получили  хорошую оценку, и Бабиев включил в статью по нескольку их строчек. Сказал, что журналистам нужно проявлять коллегиальность!
Спустя еще несколько занятий Инга пришла домой как никогда счастливая:
— Анатолий Анатольевич поручил нам, троим девочкам взять интервью!- сообщила она матери, — И как ты думаешь с кем? С самим… Приехал  домой, в Тбилиси всего на несколько дней.
Уже есть с ним договоренность принять нас.
Возможность близко пообщаться с знаменитым киноактером и певцом, кумиром вот уже нескольких поколений, вызвала в душе у Инги, пожалуй, большее смятение, чем у пушкинской Татьяны  накануне свидания с Евгением Онегиным. Еще бы! Мало что кумир, да еще такое ответственное задание!
Как и подобает истинному журналисту, Инга взялась основательно готовиться к делу.
Наметила несколько нестандартных вопросов. Недаром ее наставник учил отыскивать  даже в пустом ведре хоть что-нибудь для читателя интересное. А тут, что ни на есть народный артист!
Утром, встав пораньше, Инга тщательно выгладила выходные фирменные брюки, надраила сапожки, внимательно просмотрела и лекции  Бабиева, и еще пару каких-то  гламурных журналов… Из дому вышла с запасом времени и оказалась на месте минут  на 20 раньше. Вторая подружка пришла почти так же. Но вот уже миновали и те двадцать минут, и еще полчаса… А третьей подружки все нет и нет!.. Вот уж, когда действительно необходим мобильный телефон, которого нет ни у одной, ни у другой.
— А вдруг она перепутала место и время? – все больше нервничала Инга. — Или, что могло случиться?! Может в другой раз пойдем брать интервью? – предложила Инга.
— Но он ведь предупрежден! Он ведь ждет нас!.. – напомнила вторая.
После ровно часа бесплодного ожидания решили-таки пойти вдвоем.  Пешком почапали вверх по крутой улице, то и дело оглядывая указатели номеров домов. Было пасмурно,сверху дул холодный ветер. Вокруг не то что ни души, даже бродячей собаки не встретили.
Полностью продрогшие, добрались до места. Оказалось, что артист живет в самом конце улицы. Когда Инга нажимала на кнопку звонка у нее от волнения чуть не разрывалось сердце.
Артист сам открыл дверь. От его обворожительной улыбки сразу прошла усталость.
— Ой, девочки… Вы насчет интервью? А я уже ухожу.… Тороплюсь ужасно. За мной вот-вот должны заехать… – стал заикаться артист,напяливая кепку.
Из комнаты выбежала черно-бело-оранжевая кошка, села в ногах у хозяина и с любопытством уставилась на гостей. Говорят, что встретить трехцветную кошку – к радости. А эта вдруг склонила голову набок и стала глядеть на них грустно-грустно. Инга почувствовала что-то неладное.
— Извините, пожалуйста, девушки, вы не смогли бы в другой раз?
— Это Вы нас извините!- поспешила Инга. – Пришлось очень долго ждать третью подружку!..
— Кого третью, Нинели? – спросил артист.
— Да-а… — одновременно ахнули обе девушки. – Вы ее знаете?
— Сегодня познакомился… Она уже взяла интервью и ушла…
Вряд ли найдется такой человек, кто безучастно отреагировал бы на  почти шоковое состояние девушек. Артист мгновенно оценил ситуацию:
— Золотые мои!..  Пожалуйста, зайдите ко мне завтра! Придете?.. Очень буду рад…
— Завтра у нас занятия… —  пробормотала Инга.
— Ну, тогда послезавтра… Когда хотите! Только позвоните заранее,вот,моя визитка!
— Спасибо! – обе девушки заулыбались, успокаивая себя уж хотя бы том, что заимели визитные карточки знаменитого артиста, попрощавшись, вышли на улицу.
Всю дорогу они наперебой обсуждали, как бы хорошенько отлупить предательницу. Холодный,  уже попутный ветер резко дул им в спину, трепал волосы, гнал вниз  по  улице. Было все также безлюдно, только за  одним из заборов, до самого его конца, их сопровождал хриплый, ожесточенный  лай какого-то злюки пса.
На очередное занятие та девица не явилась. Бабиев очень внимательно выслушал возмущение Инги и ее подружки. Но, к их глубокому удивлению, он  ни грамма не проявил возмущения:
— Запомните, дорогие мои! Профессия  журналиста — профессия неожиданностей. И хорошо, что вы уже  испытали это. В жизни  нужно быть готовым ко всякому. А такие случаи у нас бывают сплошь и  рядом. Но я вам твердо обещаю, когда  Нинели принесет мне текст, я обязательно поставлю под ним и ваши фамилии.
— Нет, нет! Не надо!!! — наотрез отказались обе девушки.
Когда Инга рассказала матери о своем фиаско и о том, как спокойно отреагировал Анатолий Анатольевич, мама тихонько вздохнула:
— Ему, наверное, виднее… Но ведь артист предложил вам прийти снова.
— Да, но это уже не то. К тому же Бабиев сказал нам, что в другой раз только нас пошлет к какой-нибудь другой знаменитости.
Вскоре начались зимние каникулы, и курсы временно  прервались.
Когда Бабиев позвонил и сообщил о возобновлении занятий, и мама, поблагодарив, обещала передать об этом дочери, та наотрез отказалась.
— Уже расхотела!- на ресницах девочки выступила влага.
С того дня Инга больше никого не видела из своей группы. Вторая подружка тоже бросила курсы. Бабиев звонил еще пару раз, просил маму уговорить дочь возобновить занятия,  сулил прекрасную перспективу с работой. Но Инга уже окончательно решила поступить на филологический факультет. Через месяц Инге попалась газета с тем самым нинелиным  интервью. В нем все вопросы, были  из тех, надиктовал им Бабиев в качестве образца.

 

АРТЭМ ГРИГОРЕНЦ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top