online

Артак Варданян. Пряники

vardanyan_artak– Вартазар приехал! – вернувшись из школы¸ самая младшая из сестёр отца излучает такую радость¸ какой не было уже полгода — после смерти отца.

Вартазар – брат моего отца¸ вернее¸ двоюродный   брат. Когда-то¸ очень давно¸ мой дед и его братья жили вместе¸ а потом¸ когда семьи стали разрастаться¸ понастроили новые дома¸ зажили отдельно. В годы совместного проживания и родились многочисленные сёстры и братья моего отца.

– Вартазар вернулся из армии? – замерев возле прялки¸ взволнованно отзывается бабушка. – Брат моего Вартана пришёл¸ брат Вартана!..

Вечером¸ когда я уже засну¸ демобилизованный дядя зайдет к нам. Бабушка расплачется¸ загорюет¸ вспоминая сына¸ а я так и не увижу моего симпатичного дядю в военной форме¸ шапке¸ в погонах — улыбающегося с фотографии¸ присланной матери  из армии.

— Эту сушёную дыню и чоратан отнеси к Розик¸ —  говорит бабушка. Она считает меня уже взрослым¸ и¸ конечно¸ я чувствую себя очень польщённым. – Когда будешь идти по ущелью или по улице¸ если вдруг машина покажется¸ держись возле стенки¸ пока не проедет. Ну иди¸ родной¸ иди…

И в мои четыре года я впервые один отправляюсь  к тёте¸ которая живет в центре села – в квартале Кучи.

Одному идти плохо – по дороге можно упасть¸ окровянить ногу¸ и никого рядом не будет¸ но  вместе с тем и хорошо¸ хочешь – шагаешь¸ хочешь – останавливаешься¸ смотришь по сторонам¸ на прохожих¸ и никто тебе не скажет –  быстрее иди…

Вот родник Ншахпюр – там самая вкусная вода в нашем селе. Я  пытаюсь умыться¸ подражая взрослым¸ и напиться воды¸ –  у которой и взаправду  вкус миндаля¸ но ничего не получается… Напился я из ладоней подоспевшей на помощь подруги матери¸ а узелок с чоратаном и дыней лишь чудом  был спасён от подмокания.

Придя в себя после приключения  у родника¸ чётко выполняю бабушкин наказ: если проезжает машина¸ прижимаюсь к стене и жду¸ пока и машина проедет¸ и  пыль осядет¸ потом  только иду дальше.

Дохожу до узенькой улочки¸ по которой машины никогда не проезжают¸ но вот¸ гляди-ка¸ и здесь есть чалая собака¸ и зовут её Чалан. Солнце печёт¸ и Чалан улегся в полуденный зной возле стены¸ и кажется¸ что никого вроде не замечает¸ но немного погодя¸ заливисто залаяв¸ так шуганул разбудивших его пацанов…

Я впервые вижу  площадь нашего села опустевшей: наверное¸ в полуденную жару таким и становится обычно многолюдный центр селения. Здесь и магазин¸ и почтамт¸ и склад – бывшая церковь¸ контора¸ а на вершине телеграфного столба  рядом с церковью — единственный в селе  громкоговоритель…

Я благополучно выполнил бабушкино поручение и всласть наигрался  с двоюродными братьями “в школу”; на обратном пути  площадь неузнаваемо изменилась: тень от абрикосовых и грушевых деревьев  из ближайшего сада уже принесла приятную прохладу  в центр села —  место сбора сельчан. Старики уселись в ряд на каменных скамьях¸ а молодежь собралась в тени ближайших деревьев. Вдруг вижу среди них  молодого человека в военной форме¸ шапке и погонах… Ну конечно¸ это он – мой дядя Вартазар. Вот¸ и он смотрит в мою сторону¸ вернее¸ идёт ко мне со своей улыбкой с фотографии… Дядя подхватывает меня¸ обнимает  и целует. Его поцелуй¸ как и поцелуй  моего деда¸ очень колючий¸ а лицо моё увлажняется от его слёз…

— Узнаёшь меня? – спрашивает дядя.

Я киваю головой. Он берёт меня за руку и ведёт в магазин.

Магазин этот  –  место очень интересное. Сколько ни приходил я сюда с дедом¸ всегда  удивлялся обилию и разнообразию товаров: на  трёхэтажных полках разложены ручки и карандаши¸ тетради и книги¸ на средней полке – разноцветные ткани¸ мужская¸ женская¸ детская одежда и обувь¸ а в самом нижнем ряду конфеты и печенье¸ рис¸ сахар и чай – их  больше всего и покупают односельчане…

— Ещё два килограмма сахара дай¸ Гурген джан¸ и две штуки тех мешков радости¸– подмигивая продавцу¸ говорит какой-то дед с остроконечными усами.

Я с интересом смотрю на них и понимаю¸ что  “мешки радости”  не что иное¸ как женские розовые и голубые панталоны¸ но почему они получили такое  загадочное  название¸ честно говоря¸ не понимаю…

— Что купить тебе¸– тихо спрашивает дядя¸ не выпуская моей руки¸ —  конфет хочешь?

Мой взгляд скользит по конфетам в пёстрых фантиках¸ конфетам-подушечкам¸ конфетам-яблочкам¸ по печенью и останавливается на пряниках.

— Пряники любишь?..

Снова киваю головой. Так как у меня нет карманов¸ дядя засовывает купленные пряники в мою прижатую  к груди ладонь.

Узенькую улочку я должен опять переходить осторожно –  Чалан опять спит. “Если проснётся¸ угощу пряником”¸– думаю я и начинаю наслаждаться первым  пряником: эту обсыпанную сахаром¸ мягкую¸ с желтоватой сердцевинкой   вкуснятину впервые привёз мне несколько месяцев назад дед¸ когда приехал из города. В этот момент на улице появляются двое взрослых мальчишек – у одного глаза и волосы настолько светлые¸ что кажутся обесцвеченными¸  а у другого почему-то ужасно чёрное лицо. Незваные друзья предлагают мне вместе перейти  “собачью территорию”. Просто-таки взволнованный их милосердием¸ почти под руку с ними прохожу  мимо мирно дрыхнувшего  Чалана¸ и именно в этот момент с неописуемой быстротой происходит нечто  такое¸ чего я никогда не пожелал бы никому: и двое “друзей”¸ и мои любимые пряники в одну секунду  исчезают…

Невольно я открываю рот – не зная¸ кричать или плакать¸ но ни звука¸ ни слова произнести не могу¸ и так меня никто и не слышит…

И единственный надкусанный пряник я отдаю проснувшемуся от суматохи Чалану¸ который смотрит на меня удивлённо-оторопевшим  взглядом¸  и в мои четыре года впервые задумываюсь над очень печальной и постыдной  истиной —  в первую очередь люди должны остерегаться себе подобных…

АРТАК ВАРДАНЯН   

2005 год¸  февраль

Перевод с армянского – Анаит Хармандарян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top