online

Армянское культурное наследие как механизм самозащиты нации в условиях глобализации

(к вопросу о политической концепции культуры)

mirumyan_rimmaМирумян Римма Артаваздовна, доктор философских наук, профессор кафедры политической теории РАУ

Выступление на международной научной конференции «Армения в диалоге цивилизаций» (Нижний Новгород, 28 апреля 2011 года)

В условиях переживаемого современным мировым сообществом системного кризиса весьма закономерна постановка в рамках политической науки ряда кардинальных проблем современности, напрямую связанных с перспективой выживания человечества. Сложившаяся на сегодняшний день на планете ситуация диктует острую необходимость в радикальных изменениях институциональных основ мирового сообщества, обусловленную исчерпанием осуществляемых в контексте эпохи модерна социальных практик и угрозой глобальной катастрофы.

Еще в ноябре 2001 г. на пленарном заседании Генеральной ассамблеи ООН была принята резолюция «Глобальная повестка дня для диалога цивилизаций». Стержневой в этой резолюции явилась идея о том, что востребованные в современном мире единство и многоликость человечества могут быть обеспечены лишь через диалог цивилизаций. Идея диалога цивилизаций в отмеченном документе сопрягается с идеей глобализации, необходимым образом предполагающей сохранение культурного многообразия человечества. Данная резолюция, по существу, явилась результатом обобщения многочисленных научных исследований в различных областях обществознания, в том числе и в политической науке, и вместе с тем основанием для формулировки новых научных концепций, направленных на выявление специфики и определения условий осуществления диалога цивилизаций в пространстве быстро трансформирующегося глобального мира.

Следует отметить, что за прошедшие девять с лишним лет со дня принятия указанной резолюции исследовательский поиск велся главным образом в направлении определения места диалога в системе взаимодействия цивилизаций, роли диалога между цивилизациями в отношении остальных форм их взаимодействия и т. д. При этом общая тенденция взаимодействия цивилизаций в нашем столетии определяется как переход от их противоборства к диалогу, сотрудничеству и партнерству. Однако подобной направленности исследовательской мысли и, соответственно, социальной практики, должно сопугствовать принятие того, что диалог между цивилизациями возможен лишь при условии реального сохранения культурного разнообразия в мире. Проблема в том, что понятие «диалог» в его древнем, т. е. истинном, смысле предполагает беседу, разговор равных (в интеллектуально-духовном плане), а не равно-правных (в упрощенном понимании этого слова) его участников. В соответствии с этим он должен вестись с целью выявления сущности и природы обсуждаемых проблем, достижения истины, на основе чего и может быть обеспечено искомое взаимо-понимание между его участниками.

Императивом истории, следовательно, является активизация этнозащитных функций национальных культур, пространство жизнедеятельности носителей которых еще не разорвано окончательно глобализационными процессами и активным вторжением в него западной (техногенной) цивилизации. Культурная память этих наций еще жива и может стать основанием для реанимации культурной памяти всего человечества. Объясняется это тем, что культурно-историческое бытие каждой нации совмещает в себе два — общечеловеческое и собственно национальное — начала. Более того, культура (и прежде всего духовная культура), хотя и имеет универсальное измерение и направлена на внутреннюю жизнь человека, тем не менее формируется и развивается на определенной почве. В силу этого она призвана прежде всего осмыслить жизнь человека на этой почве. Культуру можно охарактеризовать как обусловленный географическими, климатическими, этническими и другими факторами духовный опыт нации. Из этого следует, что определяемая как поиск всеобщего и индивидуального смысла Бытия духовность в своей глубинной сущности национальна. Человек может осмыслить себя и Мир лишь через мировоззренческую сетку координат своей нации. В основе культуры каждой нации лежат исторически выработанные ею жизненные ориентиры, тип мирочувствования, символически отражающие уровень ее самосознания. Культура обеспечивает необходимую для единства нации духовную связь, тем самым активизируя историческую память народа. Ценности национальной культуры резонируют с эмоциональным строем носителей данной культуры. Поэтому лишь историческая память создавшего эти ценности народа придаст им определенный смысл, способствуя тем самым приобщению их к духовному наследию человечества. Собственно сутью истории является разнообразие самобытных культурно-исторических целостностей. В этой связи уместно обратиться к В. Гумбольдту, по мысли которого, в отсутствие этих целостностей история превратилась бы в мертвый часовой механизм, следующий жестким законам и приводящийся в действие механическими силами (1). Гегель, в свою очередь, полагал, что история осуществлена в качественно своеобразных образованиях в духовной сфере: религии, политическом строе, нравственности, правовой системе, нравах, науке, искусстве и техническом умении. Наблюдаемое единство во всем многообразии проявлений некой культуры он обозначил термином «дух» народа, соотнося его с народом — носителем данной культуры (2).

К числу обладающих особой живучестью культурной памяти наций принадлежит армянская нация. Для обоснования данной мысли считаю нужным подчеркнуть некоторые особенности культурно-исторического бытия армянской нации, которые определяют ее «лицо» в истории мировой цивилизации.

1. В своем развитии армянский народ прошел все периоды истории человечества Пережив эпохи подъема и упадка национальной государственности, миграции и перемещения народов, испытав влияние различных религий и культур, взаимодействуя со многими цивилизованными и варварскими народами, он пронес через все перипетии исторической судьбы свою национально-культурную самобытность.

2. В армянской национальной культуре достаточно четко «работает» механизм наследования или преемственности культуры (функционирование культурной традиции, способность культуры к «самовоспроизводству»). В культурном сознании армянского народа в эпоху раннего христианства сохранялась память о своем языческом прошлом периода Урарту и Араратского царства, о чем повествует древнеармянский историк V в. Мовсес Хоренаци в своем труде «История Армении». В свою очередь, армянская историография, публицистика, художественная литература XIX — начала XX веков свидетельствуют о сохранении в культурном сознании армянского народа памяти о национальном герое эпохи раннехристианской Армении Вардане Мамиконяне. Уже на основе этих примеров можно делать утверждение об исторической целостности культурного сознания армян.

3. История армянского народа отражена в созданной им за тысячелетия своего существования на определенной территории богатой материальной и духовной культуры: центрах торговли и ремесел, письменности и книгопечатания, городах и селах, культуре земледелия, памятниках зодчества, предметах материальной культуры, средневековых университетах и школах XIX—XX вв. Эта территория, приобретшая специфический культурно-исторический облик благодаря творческому духу армянского народа, представляет собой созданную им среду обитания, в которой оказалось возможным формирование именно армянской национальной культуры.

4. Армянской национальной культуре изначально присущ своеобразный синкретизм, а именно: совмещение в себе начал двух культурных миров: Запада и Востока. Данная идея, сформулированная армянскими мыслителями XIX в., была положена ими в основу концепций культурного Возрождения нации. В следующем, XX в. эта мысль получила свое воплощение в исследовании В. Брюсова: «Две силы, два противоположных начала, скрещиваясь, переплетаясь и сливаясь в нечто новое, единое, направляли жизнь Армении и создавали характер ее народа на протяжении тысячелетий: начало Запада и начало Востока, дух Европы и дух Азии. Поставленная на рубеже двух миров, постоянно являвшаяся ареной для столкновения народов, вовлекаемая ходом событий в величайшие исторические перевороты, Армения самой судьбой была предназначена служить примирительницей двух различных культур…» (3). Присущий всем высокоразвитым культурам (в том числе и русской культуре) подобный синкретизм армянской национальной культуры наблюдается на протяжении тысячелетий ее существования.

5. В истории армянского народа культурный фактор зачастую играл и политико-идеологические функции. Это говорит об акцентации культурного начала, возведенного в статус государственной, а в условиях отсутствия государственности и политической независимости — национальной политики. Утратившие свою государственность, а вместе с ней и политическую независимость, армяне создали пространство такой культуры, которая не только помогла им сохранить свою национальную идентичность на протяжении многих веков, но и обогатить своими культурными ценностяими сокровищницу мировой культуры. В данном случае речь идет о политической копцепции культуры, которая формулировалась и реализовывалась армянскими идеологами и деятелями культуры на протяжении многих веков существования армянской нации (4). Очевидно, что создать и тем более реализовать такую концепцию мог лишь народ,, обладающий достаточно высоким уровнем интеллектуально-духовного и политического развития, а также высокоразвитым национальным самосознанием.

Жизнедеятельность армянской нации на протяжении многих веков осуществлялась в формах созданной ею высокоразвитой культуры, которая в силу этого оказалась способной исполнять присущую подобным культурам этнозащитную функцию.

В истории армянской нации выделяются три периода особенно мощного подъема ее культуры: период перехода от античности к средневековью, называемый Золотым веком или веком Просвещения, период развитого феодализма, называемый Серебряным веком, и период армянского Возрождения. Эти периоды являются ярчайшими свидетельствами того, что все формы культуротворчества, в которых осуществлялась жизнедеятельность нации и, прежде всего, язык, религия, литература, искусство, система образования, оказались «сквозными» для всей ее культурной истории. Осмысление этих периодов позволяет сформулировать идею об историческом единстве армянской культуры.

Первый период приходится на пятый век и связан с двумя мощными факторами духовной жизни нации — принятием христианства (301 г.) и созданием национальной письменности (405 г.). Принятие христианства в Армении в качестве государственной религии имело целью создание предпосылок для идеологического отмежевания как от маздеистского Ирана, так и от языческого Рима и тем самым укрепление расшатывающейся национальной государственности на единой идеологической основе. После раздела Армении в 387 г. между сасанидским Ираном и Восточно-Римской империей проблема обеспечения целостности армянского государства уступила место проблеме духовной самозащиты нации, сохранения национальной самобытности. Армянская апостольская церковь возложила на себя эту важнейшую историческую миссию, осуществление которой вызвало острую необходимость в национальной письменности. Армянское духовенство осознавало тот факт, что для решения проблем национальной самозащиты необходимо придать армянскому языку статус официального языка Церкви, пользующейся в это время сирийским и греческим языками. Реализация этой задачи была возможна лишь при наличии отвечающего фонетическим особенностям армянского языка алфавита. Этот духовный подвиг совершил выдающийся армянский ученый и духовный деятель Месроп Маштоц (362-440 гг.), заложив тем самым фундамент для развития армянской духовной культуры — главнейшего механизма самозащиты нации.

Я исхожу из предпосылки о том, что язык есть средство проявления духовного потенциала и критерий развития нации. Потеряв свой язык, нация лишается своей духовной специфики и умирает. Язык — главный фактор формирования и единства нации, создания национальной идеологии и сохранения национальной идентичности. Простарнство духовной культуры нации создается с помощью национального языка, содержащего ее мировоззрение, идеи и ценности. Национальный язык развивается при помощи национальной письменности и литературы. Национальная идея и стратегия выживания и развития нации предполагает определенное отношение к главному фактору ее самосознания — национальному языку. Формирование письменного языка делает более явственной роль языка в организации и трансформации пространства социального бытия нации. Этим обусловлено стремление «прописанных» в истории цивилизации наций к созданию своей письменности. Примечателен тот факт, что создание нациями своей (национальной) письменности способствовало созданию и сохранению их национальной государственности, а зачастую этот процесс подчинялся целям и задачам государства. Но та же история выявляет для армян другую — исключительную, закономерность. Создание армянской письменности обеспечило нации духовный суверенитет, благодаря чему она сумела coxpаниться в течение многих веков в условиях отсутствия национальной государственности.

Изобретение армянского алфавита оказало большое влияние на историческую судьбу нации. Будучи следствием развития национального самосознания, создание национальной письменности активизировало процесс распространения христианства в Армении и строительства храмов, национального просвещения и возникновения богатой национальной литературы, сформировав тем самым мощную духовную структуру самозащиты нации. Благодаря этому армянская нация сумела сохраниться как «независимое духовное образование». Отмечу, что процесс духовного развития армянского народа в этот период был непосредственно связан с христианской религией. При этом направленность влияния последнего была коррелятивна духовному строю нации. Этим объясняется возможность создания национальной (христианской) духовной культуры. Подобный культуротворческий процесс осуществлялся прежде всего в учебно-просветительской и литературной деятельности. Особое значение в ней приобрел перевод Библии, зафиксировавший весьма высокий уровень развития армянского языка (5). Благодаря этому переводу армянский язык стал одним из важнейших средств превращения его в общенациональный литературный язык, «дал официальное признание живому разговорному языку и тем самым придал ему силу национального письменного языка…» (6). Армянский язык вошел в число других литературных языков того времени и к тому же способствовал преодолению иноземного духовного влияния. Перевод Библии оказал большое влияние на все сферы интеллектуальной жизни армян, поскольку она охватывала все формы общественного сознания того времени: нравственную, правовую, философскую, политическую и т. д. После падения в 428 г. Армянского царства Армянская апостольская церковь стала средством духовной связи между персидской и византийской частями Армении, а армянский литературный язык благодаря деятельности той же Церкви продолжал выполнять роль общенационального языка. Национальная письменность быстро распространяется при помощи основанных по всей стране школ и монастырей, пробуждая к духовной жизни разные слои армянского общества и давая начало мощному культурному движению, ставшему выражением высокоразвитого самосознания армянского народа. Создание национальной письменности и возникновение богатой духовной культуры необходимо охарактеризовать как результат осознания Месропом Маштоцем и его последователями идеологической сущности духовной культуры. Проблема в том, что духовная культура является определенной системой ценностей, обусловливающей идентичность нации и определяющей границы ее духовного потенциала.

Первые подвижники армянской письменности перевели многочисленные памятники древней литературы, связанные с проповедью, защитой и философским обоснованием христианской веры, а также опровержением противоречащих ей языческих философских концепций и оправданием христианства в борьбе с другими религиями. Многочисленные переводные памятники того времени представляли собой все разделы широко распространенной в то время классификации христианской науки и письменности (от библики до истории). Еще одной линией развития древнеармянской науки явилось грекофильство, представители которого стремились внести в армянскую культуру достижения античной науки и философии. Формирование грекофильской школы в Армении объяснялось необходимостью обоснования и истолкования различных теологических проблем, споры вокруг которых со временем приобретали особую остроту. Начиная с 60-х гг. V в. армяне преодолели опасность влияния зороастризма. На смену последнему пришли приверженцы учения Халкедонского собора (451 г.). Отмеченные обстоятельства породили необходимость создания специальной философской и светской научной литературы, задача, которую блестяще выполнили ученики Маштоца. Переводческая деятельность грекофилов проводилась в соответствии с разработанной в античном мире классификацией наук, которая была принята в системе образования средневековья. Грекофильство в Армении было призвано осуществить две взаимосвязанные задачи: а) поднять армянскую культуру до уровня достижений греческой культуры с целью обеспечения диалога между двумя равноценными культурными мирами; б) с помощью греческой культуры достичь осознания нацией своей сущности и определения пути собственного развития.

Внутренняя логика национальной культуры V в. воспроизводится в образовательной системе — главном механизме вписывания армянского народа в национально-культурные традиции. Сформированная в результате создания национальной письменности Национальная школа была призвана вместе с Армянской апостольской церковью обеспечить идентичность армянской нации, способствуя тем самым осознанию ею необходимости создания (вернее: воссоздания) в исторической перспективе национальной государственности. Дело в том, что национальные чувства, самосознание и самопознание нации являются основой политических устремлении нации, которые, в свою очередь, зависят от уровня ее образования и воспитания.

Развернувшееся в результате создания армянской письменности мощное интеллектуальное движение V в., которое армянские мыслители XIX в. назвали Золотым веком армянской культуры, по свидетельству самих европейцев (Карл Риттер) сопоставимо с развитием в Европе XV в. наук и искусств. Вышесказанное является свидетельством высокой культурной зрелости армянской нации, что в исторической перспективе могло стать гарантией обеспечения ею своего места в сообществе наций.

Золотой век армянской культуры предопределил границы культурного космоса нации, специфику и вектор развития ее культуры. Действительно, второй период подъема армянской культуры, приходящийся на IX—XVbb., характеризуется продолжением и развитием тех национально-культурных традиций, начало которым было положено Месропом Маштоцем и его сподвижниками. В появившихся в это время университетах (около полутора десятков) в Армении и армянской Киликии студенты получали общее и специальное образование на соответствующих разделам средневековой учености отделениях. Совокупность изучаемых в университетах дисциплин отражала систему средневековой учености: античная и средневековая философия, богословие, история, «семь свободных искусств» — тривиум (грамматика, риторика, диалектика) и квадриум (арифметика, геометрия, космография, теория музыки), «практические искусства» — медицина, право, теория календаря, книжное дело, педагогика. Во всех армянских университетах имелась необходимая литература на армянском языке — как переводная, так и оригинальная. В этих университетах изучались труды армянских мыслителей и ученых прошлых веков. Выпускникам присваивались ученые степени и звания — «вардапета» (доктора богословия) и «имастасера» (философа, софиста).

Период национального Возрождения охватывает время с конца XVIII в. по начало XX в. Предпосылкой Возрождения армянской культуры является плодотворная деятельность в направлении сохранения, исследования и развития национальной культуры основанной в Венеции в начале XVIII в. Мхитаром Себастаци Ордена. Особое место в деятельности мхитарианцев занимает национальное просвещение — главное средство трансляции и усвоения духовных ценностей нации, а через это и возрождение национального духа, основным проявлением которого является национальный язык. Не случайным поэтому кажется тот факт, что в Программе общенационального возрождения Мхитара Себастаци особенное значение приобретает задача обновления армянского языка. В этом вопросе мхитарианцы исходили из идеи о том, что староармянский (грабар) и новоармянский (ашхарабар) являются исторически сформировавшимися формами армянского языка. Этим объясняются их усилия по сохранению грабара и развитию ашхарабара. Величайшим памятником национальной культуры этого времени является созданный Мхитаром Себастаци «Айказян бараран» (тт. 1—3, Венеция, 1749—1769) — толковый словарь армянского языка, который вобрал в себя все содержащиеся в сохранившихся на тот период армянских рукописях слова. Почти век спустя тремя представителями Ордена был издан словарь новоармянского языка «Новый Айказян» (тт. 1—2, Венеция, 1836—1837), а также многочисленные двуязычные словари. Первым из таких словарей был армяно-латинский словарь, вышедший в свет в 1621 г. словарь «Новый Айказян» переиздан и сегодня используется армянскими языковедами, преподавателями армянского языка, писателями, переводчиками. Возникшая в контексте языкового обновления богатая армянская научная литература и особенно новая армянская историография выражает тенденцию углубления сознания национальной идентичности. Иллюстрацией к этому служит фундаментальный труд — трехтомная «История Армении от начала мира до 1784 года Христова» Микаэла Чамчяна (тт. 1—3, Венеция, 1784—1786). Развивая основанную еще в V в. армянским историком Мовсесом Хоренаци тенденцию, Чамчян создает в своем труде обширную историческую панораму, тем самым способствуя развитию национального самосознания (воспитанию патриотизма и вере в историческую перспективу нации). Отмеченные работы мхитарианцев по праву считаются лучшими памятниками европейской филологической и исторической науки того времени. Намеченные мхитарианцами тенденции находят свое воплощение в следующем — XIX в., который можно охарактеризовать как век второго армянского Просвещения.

В эту культурную эпоху особенное значение придается развитию тех сфер национальной духовной культуры, в которых отражалась индивидуальность нации — музыка, литература, историография, философия. Армянская духовная культура и в этом веке осуществляла функцию духовного объединения нации (политически разделенной теперь уже между османской Турцией и царской Россией) на основе присущего ей духовного единства. Армянские идеологи стремились сохранить духовно-нравственное единство народа через сохранение его приверженности к доктрине Армянской апостольской церкви и национально-культурным традициям. Духовное возрождение нации они связывали прежде всего с развитием в новых культурно-исторических условиях заложенных еще в V b. Месропом Маштоцем и Сааком Партевом традиций национального просвещения. Осуществление такой программы национального просвещения должно было способствовать восприятию нацией своей внутренней, духовно-нравственной сущности, чем обусловливается специфика ее наличного бытия и возможность существования в истории.

Об успешной реализации данной программы свидетельствует то, что в этот период в Армении начинает функционировать множество школ (только в Западной Армении к 1870 г. их насчитывалось более 800), средних учебных заведений, в том числе и женских, публикуются десятки тысяч книг, выходит около двух тысяч названий периодических изданий, действуют десятки театров и театральных групп, типографий. Это было время плодотворной деятельности армянских мыслителей (либерального и консервативного направлений), богословов, высокоодаренных поэтов, романистов, драматургов, сатириков, литературных критиков и публицистов. Возрождается наука и главным образом классическая филология и история, что явилось продолжением традиций средневековой армянской культуры. Если учесть тот факт, что в это время Западная Армения («турецкая» ее часть) являлась ареной столкновения различных идеологий (либерализма, католической парадигмы и протестантизма), но вряд ли возможно переоценить значение духовно-нравственного противодействия нации угрожающим ее самосохранению идеологиям, выразившееся в очередном мощном подъеме национальной культуры.

На основе вышеизложенного можно сделать утверждение о том, что процесс самопознания армянской нации осуществлялся согласно принципу преемственности, Это можно представить следующей схемой ее духовного развития: армянский эпос -обусловленная изобретением Месропом Маштоцем армянской письменности духовная революция V в. — основанное на политике обновления национального языка Мхитара Себастаци национальное Возрождение — порожденное реалиями современного бытия нации движение «Одна нация — одна культура». Отмеченные этапы свидетельствуют о наличии в историческом бытии армянской нации большого капитала культуры, то есть высоком статусе духовных ценностей в пространстве жизнедеятельности армян на протяжении всей известной истории существования их как нации.

Сложно переоценить значение символического капитала культуры в судьбах цивилизации, наций и государств. Именно способ реализации этого капитала определяет выбор народа в истории. Даже мировым империям древности не удавалось одной лишь военно-политической силой обеспечить свой престиж на арене истории. Немаловажную роль в утверждении этими государствами своего цивилизационного статуса играл культурный фактор. Все мировые державы исчезали с политической сцены, исчерпав свой символический капитал культуры, а именно: идею культурного (идеологического) превосходства). После «холодной войны» (XX в.) идея культуры реанимирует и находит свое отражение в современных геополитических концепциях. Эта тенденция особенно углубляется с развитием информационных технологий. В сформулированной в свое время 3. Бжезинским концепции американского глобального превосходства культура характеризуется как одна из четырех важнейших сфер реализации мировой власти Соединенными Штатами Америки (7).

Закономерно, что для мировых держав символический капитал культуры есть способ утверждения высокого престижа организовывающих пространство их власти ценностей и принципов. Историческое существование армянской нации выявляет иную цивилизационную закономерность: духовная самобытность нации важна настолько же, насколько важна и политическая независимость ее. Не имеющие собственных идей нации в духовно-нравственном отношении необходимым образом подчиняются тем нациям, чьи идеи они принимают. Чтобы войти в мир Культуры, нации должны приобрести (заслужить своей историей) «визитную карточку», что является результатом наивысшего проявления и развития их духовного потенциала. Причина видится в том, и это доказывается самим ходом исторического процесса, что государственность, высокий уровень развития экономики, мировая политическая система, международное право и даже сама нация не являются результатом реализации неких рациональных принципов. Единственной силой, творящей эти реальности, является духовный поиск и устремления народа (народов). Поэтому реальные и возможные негативные последствия глобализации преодолимы не очередными экономическими программами и политическими реформами, а возрождением духовного начала и духовных устремлений народов современного мира и прежде всего имеющих многовековую культурную традицию наций. К числу последних относится и армянская нация, которая при сохранении и укреплении своих богатейших национально-культурных традиций сумеет преодолеть все «порывы» глобализации.

 

_______________________
1. См.: Гумбольдт В. фон. Язык и философия культуры. — М., 1985. — С. 300.
2. См.: Гегель Г. В. Ф. Философия истории // Г. В. Ф. Гегель. Соч., Т. VIII. — М. — Л., 1935. — С. 61.
3. Брюсов В. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков // Брюсов и Армения. В двух томах.Т. I. — Ереван, 1988. — С. 68.
4. Необходимо подчеркнуть, что в данном случае речь идет о политической концепции культуры, а не о культурной политике или политике в области культуры. О формировании политической концепции культуры (со II в. до н. э. до начала VIII в. н. э.), о способствовавших этому процессу причинах и факторах и о ее роли в исторических судьбах армянского народа см.: Мирумян К. Культурная самобытность в контексте национального бытия: К формированию политической концепции культуры в Армении. — Ереван, 1994.
5. См.: Мирумян Р. От Золотого века к Возрождению (опыт рассмотрения процесса формирования армянских национально-культурных традиций) // Международная конференция, посвященная 1600-летию изобретения армянской письменности. Сборник докладов. Ереван, 12-17 сентября 2005 г. — Ереван: Наука, 2006. — С. 177-185 (на арм. яз.).
6. Аревшатян С. С. Формирование философской науки в древней Армении (V—VI вв.). — Ереван, 1973. — С. 35.
7. См.: Бжезинский 3. Великая шахматная доска. — М., 1998. — С.36.

 

Публикуется по: Армения в диалоге цивилизаций. Материалы международной научной конференции, 28 апреля 2011 г. — Нижний Новгород:ДЕКОМ, 2011

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top