online

Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа: конец XVIII — конец XX века

Мгер Славикович Симонян, кандидат исторических наук

Формирование Армянской диаспоры Северо-Западного Кавказа (АДСЗК) происходило еще в ХIV — XV вв., но ее современный этнический облик начал складываться с конца XVIII века. Следует отметить, что данный процесс до сих пор не завершился, что вызвано новой переселенческой волной армян на Кубань из Средней Азии и Закавказья, а также из Чечни. На современном этапе армянское население Кубано-Черноморья представлено несколькими субэтническими группами: амшенцы, зоки, франги, хемшилы, черкесогаи и др., для которых характерным является единое этническое самосознание, за исключением армян-мусульман, вследствие религиозного отличия выделяющих себя в самостоятельный этнос, но не отрицающих свое армянское происхождение.
В исследуемый временной промежуток численность АДСЗК росла быстрыми темпами, главным образом, за счет неоднократных миграционных вливаний. В период с конца XVIII века по конец XX века можно выделить пять переселенческих волн.

Армавирские армяне

Армавирские армяне

1-я волна: 80-е гт. XVIII века — 60-е гг. XIX века Характерной чертой являлись миграционные перемещения черкесогаев в рамках региона: из Закубанья в подконтрольные российской администрации районы. В результате были основаны несколько национальных поселений — Армавир, Каробета Талдустына и др., и сформировались армянские общины в Новороссийске, Анапе и Екатеринодаре. Численность этой категории переселенцев составила более трех тысяч человек.

В рамках этой волны внешнемиграционный прирост армянского населения незначительный. Преимущественно это выходцы из национальных общин российских городов — Астрахани, Кизляра, Моздока, Нор-Нахичевана и др., а также персидско- и турецкоподданные армяне, общая численность которых не превышала 300 человек Последние в 60-х гт. образовали Шапсугское поселение (ныне село Тенгинка Туапсинского района).

Остальные обосновались в городах и экономически развитых населенных пунктах — Новороссийске, Ейске, Екатеринодаре, Армавире.

2-я волна: конец XIX — начало XX века. Миграционная активность исходила преимущественно из Турции; незначительная часть — выходцы из Персии и Закавказья. Среди турецкоподданных армян преобладали амшенцы. Характер размещения переселенцев второй волны: Черноморское побережье, районы Закубанья, города Анапа, Екатеринодар, Ейск, Майкоп — компактно, дисперсно — в правобережье Кубани. В указанный промежуток времени выделяются два типа миграции: экономическая или «дозволенная» (привлеченные российской стороной малоазиатские армяне для освоения Черноморского округа — губернии) и вынужденная или «стихийная» (вследствие репрессий и политики геноцида, проводимой турецкими властями по отношению к армянскому населению). Пики миграционной активности приходятся на: конец 70-х гт. XIX века (русско-турецкая война 1877-1878 гг.), середина 90-х гт. XIX века (армянские погромы в Турции и Баку), 1915-1920 гт. (массовая резня армянского населения в Турции). Численность переселенцев составила более 30 тыс. человек.

3-я волна: 50-е гг. XX века Основная масса мигрантов обосновалась в Анапском районе, главным образом, в селе Гайкадзор. Это были выходцы из Грузии, так называемые ахалкалакские армяне. Общая численность переселенцев не превышала 300 человек

4-я волна: 70-е гт. XX века. Выделяются две исходные зоны миграционной активности армян: Азербайджан (преимущественно карабахцы) и Центральноазиатский регион (Казахстан, Киргизия и Узбекистан) — хемшилы. Толчком к переселению послужили экономические мотивы. Численность мигрантов составила 5 -7 тыс. человек.

5-я волна: конец XX века. С конца 80-х до середины 90-х гт. преобладала вынужденная миграция из так называемых «горячих точек» — Азербайджана, Абхазии, Ферганской долины (Узбекистан, Кыргыстан) и Чечня; затем -«экономическая» — Армения, Грузия, республики Средней Азии и Казахстан.

Она по своим масштабам превысила предыдущие переселенческие волны и внесла существенные изменения в этнодемографическую ситуацию на Северо-Западном Кавказе. Общая численность мигрантов составила более 300 тысяч человек, значительная часть которых обосновалась на Черноморском побережье, в Закубанье и в крупных городах региона.

Политика правительства и местной администрации по отношению к армянским переселенцам в разные годы претерпевала изменения. Первоначально, в конце XVIII века — 80-х гг. XIX века явно прослеживается заинтересованность российских властей в обосновании армян на территории региона В это время был принят целый ряд законодательных актов, стимулирующих этот процесс. При водворении армяне получали некоторые льготы, вплоть до организации собственной системы самоуправления в национальных поселениях (например, в Армавире).

С конца 80-х гг. XIX века, когда миграция армян приняла стихийный характер, появляются постановления, ограничивающие этот процесс, или предписывающие выселение турецкоподцанных армян обратно. Ранее дарованные льготы постепенно отменяются. В результате предпринятых мер в Черноморской губернии численность армянского населения сократилось более чем в два раза, а в Кубанской области, напротив, — увеличилась.

С 1915 года миграционный приток армян на Северо-Западный Кавказ вновь усилился. Властями были предприняты меры по ограничению этого стихийного процесса, но безрезультативно: число армянских беженцев продолжало расти.

В период кризиса власти 1917-1920 гг. беженский вопрос по-прежнему оставался актуальным. В это время «деникинскими временщиками» совместно с руководством Республики Армения был разработан маршрут по переселению вынужденных мигрантов армянского происхождения с Кубани в Закавказье. Однако из-за нестабильности в регионе, продолжавшихся военных действий осуществление данного проекта не состоялось.

После прихода к власти большевиков, национальная политика государства претерпела коренные изменения. Этнические меньшинства приобрели право на территориально-хозяйственную обособленность в рамках существующих субъектов. На Северо-Западном Кавказе было образовано более двадцати армянских сельских советов и один национальный район. С конца 30-х гг. политика автономизации страны постепенно свертывается. К 60-м гг. в Краснодарском крае ликвидируются все национальные районы и сельские советы.

После развала Советского Союза в России к власти приходят политики «новой волны», взявшие курс на демократические преобразования. Региональные органы самоуправления получили дополнительные полномочия. В это же время число армянских переселенцев на Северо-Западном Кавказе заметно увеличилось. Отсутствие федеральных законов, регулирующих миграционные процессы, подтолкнуло местные власти взять данный вопрос под свой контроль. В 90-е гт, в Краснодарском крае издается целый ряд постановлений, направленных на ограничение переселенческого потока, но многие из них впоследствии были отменены, так как выходили за рамки компетенции региональных структур управления.

В результате неоднократных миграционных вливаний субэтническое многообразие АДСЗК усиливалось. Вместе с тем расширялась и ее конфессиональная градация. Большинство являлись приверженцами ААЦ, отдельные группы армян исповедовали другие христианские течения -католицизм (униатство) и православие, а хемшилы — мусульманство суннитского толка Среди представленных в регионе конфессиональных групп армян только приверженцы ААЦ обладают обширной церковной организацией.

В дореволюционный период ААЦ в АДСЗК выполняла культурно-охранительную функцию. Армянским духовенством аккумулировались возможности местных общин в области национально-просветительного строительства При храмах ААЦ открывались школы, избы-читальни, создавались творческие коллективы. В решении тех или иных вопросов, связанных с жизнедеятельностью общины, армянское духовенство принимало непосредственное участие. Нередко ААЦ выступала в роли посредника в сношениях кубанской диаспоры с другими армянскими колониями и этнической родиной. Сложившаяся функциональная роль Армянской церкви вызывала недовольство в правительственных кругах Российской империи, так как служила серьезным препятствием для проведения руссификаторской политики. В связи с этим предпринимались меры, направленные на ослабление влияния ААЦ: отстранение армянского духовенства от учебного процесса в национальных школах (70-е, 80-е, 90-е гг. XIX века), конфискация церковного имущества (1903 г.). Но подобные действия встретили ожесточенное сопротивление со стороны армянского населения, и российское правительство вынуждено было отменять ранее принятые постановления.

В дореволюционный период армянская национально-образовательная сеть первоначально состояла исключительно из приходских школ. В последующем, после неоднократных попыток отстранения церкви от учебного процесса, открываются частные и общественные училища (с 70-х гг.). В этот период явно прослеживается тенденция расширения общеобразовательной сети армянских школ, вызванного быстрыми темпами роста кубанской диаспоры. При этом доминирующая роль ААЦ сохранялась.

село Гайкадзор Анапского района

село Гайкадзор Анапского района

В 80-х гг. XIX века на Кубани появляются первые армянские общественные организации, в начале XX века их число заметно увеличивается. Выделяются 3 типа: профессиональные, культурно-благотворительные и политические партии (структурная организация партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн»). Предпосылками к созданию в регионе армянских общественных объединений служили: наличие большой диаспоры, активно вовлеченной в общественно-экономическую жизнь Северо-Западного Кавказа, нерешенность «армянского вопроса» в условиях непрекращающихся погромов в Турции и прибывающих оттуда беженцев-армян.

В советский период в Кубано-Черноморском крае происходит ликвидация структурной организации ААЦ, армянских политических партий, профессиональных и культурно-благотворительных обществ. Усиливается роль государства во всех основополагающих направлениях жизнедеятельности диаспоры. Армяне, будучи этническим меньшинством, в соответствии с проводимой в стране политикой автономизации, получили право на создание в местах компактного проживания национальных сельских советов и района В это же время на Северо-Западном Кавказе появляются первые армянские газеты, а национально-образовательная система в своем развитии достигла наивысшего подъема (140 армянских школ в 1951 году). Но уже в 50-х — начале 80-х гг. национально-культурное строительство армянской диаспоры региона пребывало в глубоком кризисе (количество армянских школ сократилось в 25 раз, закрываются национальные творческие коллективы и газеты). В условиях всеобъемлющего государственного регулирования данного процесса изменение концепции национальной политики, как следствие, стимулировали кризисные явления в развитии этнокультурной системы. В свою очередь активизировались ассимиляционные механизмы в диаспоре.

С конца 80-х гг. наблюдается процесс национально-культурного возрождения. На Северо-Западном Кавказе вновь формируются армянские общественные организации, существовавшие первоначально на полулегальной основе, а после принятия на федеральном уровне соответствующей законодательной базы, они приобретают официальный статус. Толчком к возникновению армянских обществ послужили демократические преобразования, происходящие в стране. Не последнюю роль сыграл и армяно-азербайджанский конфликт, вызвавший очередной всплеск миграции армян.

Деятельность национальных общественных организаций осуществляется в области этнокультурного строительства. Их усилиями по всему региону в общеобразовательных учреждениях открываются факультативы по изучению армянского языка и литературы, мобилизуются творческие силы диаспоры, устанавливаются связи с Арменией и армянскими общинами, как в России, так и за рубежом. Одновременно на Северо-Западном Кавказе активизировалось строительство религиозных объектов ААЦ. Таким образом, в конце XX века происходило восстановление институциональной основы армянской диаспоры региона, нарушенной в советский период.

В условиях относительной изолированности от основного этнического массива развитая национально-культурная система, безусловно, препятствовала полной ассимиляции армян Кубани. Многочисленность диаспоры, компактность ее проживания, практически постоянный механический прирост из армянонаселенных регионов также способствовали сохранению этнического самосознания, родного языка, традиционной культуры.

Длительное пребывание армян на территории Северо-Западного Кавказа задействовали и ассимиляционные механизмы. Это проявилось, прежде всего, в языковой адаптации (постепенным вытеснением армянского языка русским). С учетом новой этнической среды основной донорной культурой становится русская. При этом передавались не столько традиционные элементы, сколько современная урбанизированная культура через русских. Со стороны других этнических групп региона этнокультурное влияние на армянскую диаспору незначительно или вовсе не наблюдается. В то же время высокая доля армян в общем населении Северо-Западного Кавказа являлась очевидным фактором в культурной интеграции с окружающей полиэтнической средой (отдельные этнические группы испытывали влияние армянской культуры — ассирийцы, курды, удины).

В конце XX века в межэтническом взаимодействии русского и армянского населения региона прослеживаются кризисные явления, вызванные общим изменением этнодемографической ситуации. При этом фактором, усугубляющим данное положение, становится политический прессинг общественного мнения местным истеблишментом, особенно в предвыборные периоды.

В своем историческом развитии армянская диаспора прошла три стадии: становления (конец XVIII — начало XX вв.); всестороннего регулирования национально-культурных процессов со стороны государства» вызвавшие в конечном итоге кризисные явления (20-е — начало 80-х гг. XX века); возрождения институциональной основы (конец XX века).

На современном этапе одним из важнейших условий выживания АДСЗК — снятие напряженности во взаимоотношениях с кубанским казачеством, необходимость установления с ним диалога. Немалое значение имеет развитие народной дипломатии с помощью национальных общин на местах. Целесообразно и совместное проведение различных культурных мероприятий, посвященных общим христианским традициям и обычаям. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. При этом важно осознать и то, что существующая напряженность не имеет под собой объективной основы, поскольку национальные интересы и казаков, и армян во многом совпадают.
Источник: Заключительная часть Автореферата диссертации «Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа: формирование, культурно-конфессиональный облик, взаимоотношения с властью, общественными и религиозными объединениями (конец XVIII — конец XX века). Краснодар, 2003 г.

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top