online

Армяне Нагорного Карабаха. Этнографический очерк

Наша среда online —  Публикуем главы из книги Заслуженного деятеля науки Армении, профессора Степана Даниловича Лисицяна (1865-1947) «Армяне Нагорного Карабаха. Этнографический очерк», вышедшую в 1992 году в издательстве Академии наук Армении.  Работа представляет историко-этнографическое исследование армян Арцаха (Нагорного Карабаха), в основу которого легли полевые материалы, собранные автором в этом регионе исторической Армении в 1920-гг.

 

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Мравский хребетГраницы.  Автономная область Нагорного Карабаха, входящая ныне в состав Азербайджана, охватывает нагорные и в незначительной части низменные р-ны Джеванширского, Шушинского и Карягинского уездов бывшей Елизаветпольской губернии. Когда-то весь этот край входил в пределы более обширной армянской провинции Арцах. Незадолго до установления русской власти (сначала в 1805 г., окончательно же, по Гюлистанскому договору, в 1813 г.) он распадался на четыре феодальных владения, а именно: Джрабердское, Хаченское, Варандинское и Дизакское, носившие названия меликств, которые вместе с сопредельными Гюлистанским меликством и Зангезурскими областями в середине XVIII в. были объединены с частью прикуринской низменности в одно—Карабахское ханство. Таким образом, современный Нагорный Карабах составляет лишь часть бывшего Карабахского ханства, пределы которою простирались дальше и в северном и в южном, отчасти и в восточном направлениях.

Нагорный Карабах занимает весь северо-восточный склон Карабахского обломка и часть Тартарской (Тертерской)(1) депрессии, образовавшихся в третичную геологическую эпоху между трещинами земной коры, проходившими, с одной стороны, по линии нынешнего Карабахского хребта до прорыва р. Аракс, а с другой—от обоих концов этой линии, почти перпендикулярно к ней, по направлению к р. Куре(2). Сам Карабахский хребет, составляющий западную границу Нагорного Карабаха, представляет приподнятый высоко до 1800—2100 м над у. м. край взброса, на котором сохранились складки более раннего происхождения: северо-восточный край этого обломка опускается в направлении к р. Куре. Острый гребень этого хребта, на котором выстроились в ряд высокие пики Алакая (2597 м), Кусаберд (Ахчкаберд, Каракенд, Кызкалэ 2845 м), Сары-баба (2311 м), Мец Кирс (2742 м) и, наконец, Дизапайт (Зиарат—2497 м), отделяет Нагорный Карабах от Лачинских и Кубатлинских районов.

Нагорный Карабах охватывает и значительную часть Тартарской депрессии—понижения земной коры между Гандзакским (Гянджинским) и Карабахским приподнятыми обломками: здесь западная граница Нагорного Карабаха пересекает депрессию до вершины Мрава (Муров— 3724 м) на Мравском вулканической хребте, выросшем на южной границе Гандзакского обломка. Граница далее сворачивает на северо-восток по самому Мравскому хребту. От Карабахской низменности автономная область Нагорный Карабах отрезает крайне незначительную полосу, так как восточная граница его близко держится подошвы предгорий, от которых она отходит от 3 до 10 км, оставляя в стороне Тартар, Агдаш, Карягино, Джебраил и другие населенные пункты на самой низменности или на ее периферии. Южная граница проходит по одной из безлесных, сухих террас, которыми Карабахский хребет от Дизапайта спадает к р. Аракс.

 

Рельеф. Различные пункты Нагорного Карабаха расположены на высоте между 0 и 2000 м над уровнем моря, причем характер рельефа определяется не столько низменностями, сколько предгорьями и нагорными частями, которых упорно держалось местное армянское население, в особенности после занятия прикаспийских низменностей по нижним течениям рек Куры и Аракса новыми среднеазиатскими выходцами.

Направление главных хребтов и определяет деление края на районы как в древности, так и теперь. В этом отношении страну можно разбить на две половины: в северной половине, почти целиком лежащей на Тартарской депрессии, эти цепи имеют правильное северо-восточное направление, в южной же преобладает направление юго-восточное. В северной половине долину р. Тартар окаймляет с юга довольно высокий отрог, отходящий от вершины Чильгяс и известный у армян под названием Арцатаханк. Он тянется почти параллельно Мравской цепи и вершины его понижаются с северо-запада на восток с изумительной закономерностью: Ходжа-Юрт имеет 2302 м, Хакеган— 1759 м, Сенгер—1475 м, Кусапат—1374 м; линия заканчивается недалеко от р. Тартар вершинами в 300 м.

Несколько ниже цепи Арцатаханк идет вторая гряда того же северо-восточного направления, являющаяся также отрогом Карабахского хребта; она отходит от вершины Кусаберд, на ней подымаются вершины Качахакаберд (Гача-кая)—до 1889 м, Сакса-ган—1721 м, Теша-Кара-Сара—1303 м, Чола (Чалы)-Даг—905 и заканчивается у границы Нагорного Карабаха горою Бешеглю (706 м) над мощным Шахбулагским родником.

Арцах в районе АскеранаЗначительно сложнее система третьего отрога- того же направления. Он также отходит от Карабахского хребта, от Мец Кирса, под названием Чахмахского отрога и, оставляя влево расщелину р. Гаргар (Кар-кар), доходит через вершины Покр Кирс (2239 м), Чахмах (1567 м), массив Богурхан (1624 ад), вершины Хачинхут (1533 м) до с. Варазабун (Аранзамин), заканчиваясь над Агдамом вершиною Гурджухут (472 (м). От этого отрога и идут в южной половине разветвления в юго-восточном направлении. Из них три (самое южное называется Хазазским) расходятся веерообразно от массивного узла Богурхан, причем среднее расщепляется, в свою очередь, на две ветви. От самой южной оконечности Карабахского хребта, от вершины Дизапайта спускаются к р. Аракс три ветви. Разветвления как Чахмахской, так и Дизапайтской системы расползаются по обширному уступу Карабахского обломка, образуя более или менее широкие долины, по которым пробегают речки, ниспадая быстрыми потоками к степям, находящимся вне пределов Нагорного Карабаха.

 

Реки. Между Варазабунским продолжением Чахмахского отрога и северным разветвлением трехчленной Богурханской системы стекают к окрестностям г. Агдама около четырех речек, берущие начало из родников, которыми богат этот район. Между северным и средним Богурханскими разветвлениями протекает р. Хонашен. Из расщепления средней гряды к Муханской (Мильской) степи стекает р. Кизил-чай. К этой же степи выходит из долины между средней и южной грядами Богурханской системы р. Кочус, которая сливается с р. Кендалан, собирающей воды из долины между южной Богурханской ветвью и отрогом Покр Кирса. Южнее, между отрогом Покр Кирса и Дизапайтом, все воды собираются в р. Цамакгет (Куру-Су) (Тохская долина) и выходят к Карягину(3). Между северной и средней ветвями Дизапайтской системы, в Гадрутской долине, образуется р. Вагуас, и, наконец, между средней и южной, в Аракюльской долине, р. Дзамдзор, опускающаяся к Джербраилу.

Все эти речки, стекающие с районов южнее Чахмахского отрога, по своим размерам, длине и количеству вод значительно уступают рекам северной половины—Гаргару, Хачену и Тартару, долины которых служат самыми важными артериями для сообщения Прикаспийских степей с областями Армении. Объясняется это не только обилием атмосферных осадков, выпадающих в этой половине (между прочим, вследствие задерживания продвижения испарений Каспийского моря Мравским хребтом), но и большим протяжением площадей, для которых эти реки служат стоками. Из этих рек самая большая — Тартар, единственная докатывающая свои воды до Куры. Остальные — Хачен и Гаргар — разбираются по каналам жителями низменностей и, подобно рекам южной половины области, не достигают Куры. Только Хачен в редкие годы очень больших паводков докатывается по своему широкому руслу до р. Куры. В общем, чем ближе к Араксу, тем атмосферных осадков выпадает меньше, и все острее чувствуется недостаток атмосферной влаги и проточной воды; склоны гор в этом направлении все более обнажаются от лесного покрова(4).

 

Леса. Леса в южной части за последнее столетие сильно разрежены, особенно же за время межнациональных распрей и гражданской войны. Местами от вековых лесов осталось одно воспоминание в виде отдельно торчащих высоких и толстых деревьев или группы кустарников, по преимуществу ежевики и можжевельника.

Река Тартар

Река Тартар

Лесной покров поднялся теперь от подошвы нагорья выше, ближе к гребню Карабахского хребта. Он все еще сохраняет свой девственно-величественный, первобытный характер в самой северной части, по склонам горных долин и ущелий верхнего течения рек Хачена и особенно Тартара, откуда оживленная хозяйственная, общественная и политическая жизнь перекинулась в XVIII в. в долину р. Гаргар, а именно, после основания Карабахского ханства со столицей в г. Шуши (на пути к Зангезуру). Шуши и позже, после установления русского владычества, осталась административно-культурным центром края. По долине р. Гаргар пролегает шоссе к Шуши и далее по Зангезуру к г. Горису. Теперь горные склоны вдоль обоих берегов р. Гаргар почти совершенно обезлесены. Когда-то густые леса, покрывавшие склоны гор, служили вместе с закрытыми ущельями лучшим убежищем для местного населения во время военной опасности. В то же время леса восполняли недостаток пастбищ и сенокосов: население широко пользовалось ими для выпаса своего скота летом и зимою. Даже и теперь, несмотря на запретительные мероприятия, население нелегко отказывается от старой хозяйственной привычки пускать летом скот в лес и кормить его лесной травой, молодыми листьями и свежими стеблями, нанося тем самым громадный ущерб молодым деревцам и только что пробивающимся из-под земли побегам. Близость леса как бы смягчала в прошлом необходимость посылать скот на высокие горные пастбища, которые заняли курдские племена, перебросившиеся из Турции на плоскогорье за Карабахским хребтом. Зимой, вследствие ограниченности запасов сена, жители норовили выгонять скот в лес, где подпасок срубал с деревьев молодые ветви и кидал их голодной скотине, а часть доставлял на осликах и на своей спине в деревню.
Высокими альпийскими пастбищами Карабахского плоскогорья (за Карабахским хребтом) население Нагорного Карабаха пользовалось в значительно меньшей степени, чем жители Прикаспийских степей или Зангезурских низин.

Лесной характер страны вместе с ее горной природой не только помогал ей в борьбе со степью, но и наложил яркую печать на всю хозяйственную деятельность и бытовые особенности населения, на
формы его поселений и жилищ, образ жизни, веровании и искусство. Но лесное хозяйство быстро приходило в упадок. Занятие выделкой предметов из дерева — корыт, ложек, кувшинов, лопат и т. п. — в течение XIX и начале XX вв., еще до революции перестало быть делом общенародным, отходило и замыкалось по отдельным деревням (Туми, Мухранес). Скотоводство в возвышенной, хлебопашество и садоводство в низменной зоне, игравшие до того далеко не второстепенную роль в хозяйстве страны, стали преобладающими формами. Садоводство, видимо, рано стало характерным для этой области и выделило ее из среды средних соседних областей, послужив причиной самого названия ее -«Карабах», что значит «Черный сад». Название это первоначально в армянской форме — սևավ այգի встречается у писателя XVI в. Исаннисика Цареци, а тюркская форма Карабах записана впервые в 1388 г.(5) Впрочем, для садов удобны сравнительно низкие районы области: в более высоких не поспевает ни виноград, ни тутовое дерево. Тутовые насаждения, в виду роста спроса на шелк-сырец на русском и заграничных рынках, стали все более вытеснять садовые, и несмотря на порубки в период гражданской войны, площадь их (1500 га) в 1924 г. немного уступала садовой (1800 га). В Дизаке, Варанде и Хачене тутовые насаждения разбиты под многими, низко лежащими селениями, тут же у околицы и невдалеке, у речки или оросительной канавы, в строго шахматном порядке. Местного вина и винной водки едва хватает на местное потребление. Эти продукты в ничтожном количестве поступают на рынок, но шушинский тутовый спирт и шелк являются основными предметами вывоза. На них зиждилось до революции благосостояние очень большого количества деревень. Вплоть до конца августа в селениях предгорного Карабаха в воздухе стоял острый запах выкуриваемого тутового спирта. Водка в быту занимала выдающееся место: ею начинал крестьянин свой трудовой день, и ею прежде всего потчевал он вступившего в его дом гостя.

Тутовый сад ранней весной

Тутовый сад ранней весной

Однако, в более высоких районах не сады и не тутовые насаждения, а преимущественно хлебные нивы стремятся отвоевать землю у леса.

Этот процесс в особенности был ускорен в период гражданской войны, оторвавшей Нагорный Карабах от земледельческих районов России, прекратившей сбыт шелка и спирта и лишившей население возможности пополнить свой бюджет отходом в города. Нужда в своем местном хлебе тем более повысилась, что в область хлынули из Баку, Грозного, Ленкорана и др. городов люди, давно ушедшие было из родных сел: они стали искать здесь убежища во время гражданской
войны.

До установления советской власти не защищаемые никакой властью леса подвергались жестокому истреблению, и за их счет усиленно увеличивалась пахотная площадь. Однако оголенная земля за несколько лет была быстро снесена дождевыми потоками и водами от таяния снега, в результате чего целые волости, например, Аракюльская и Гадрутская, лишились мягкого земляного покрова. Населению приходится из-за этого перестраивать свою жизнь,
видоизменять свои привычки и усваивать новые навыки, которые свойственны другим провинциям Армянского нагорья.

 

Деление на округа. Нагорный Карабах всегда составлял обособленный край с узкими и глубокими ущельями, чередующимися с более или менее широкими и открытыми горными котловинами и долинами самых причудливых форм. Для деления на области здесь имеют значение не столько речные расщелины, сколько горные цепи, через которые обычно нет колесных путей: терпеливый, выносливый осел или мул, а также твердо ступающий конь знаменитой карабахской породы поднимают человека или тяжелую ношу по крутым дорогам, проложенным иногда по отвесным склонам гор или спускающимися с их гребня ко дну шумящего глубоко в ущелье потока.

Отдельные бассейны и долины рек жили своей почти изолированной жизнью, давая возможность округляться отдельным феодальным владениям—меликствам, непосредственно подчинявшимся центральному шахскому правительству. Исторический Дизак охватывал долины: Аракюльскую, Гадрутскую и р. Куру-чай. Горная ветвь, отходящая от Покр Кирса, отделяла его от соседней Варанды. В нем правил меликский дом Аванянов или Еганянов (в конце XVIII в. принявший ислам), сидевший в Тохском замке. Варанда, владение меликов Шахназарянов, имевших резиденцию в с. Аветараноц, охватывала остальные южные речные долины рек Кендалан, Кизил-чай и Хонашен и мелкие долины до Варазабунского отрога. Временами границы ее перекидывались на северную сторону Чахмахского отрога, спускаясь к р. Гаргар, откуда на север до горного хребта Арцатаханк простиралась область Хачен по бассейнам левых притоков рек Гаргар и Хачен. Хачен принадлежал одному из старейших меликских родов, дому Гасан—Джалалянов, развалины замка которых показывают невдалеке от с. Ванк под монастырем Гандзасар, в местечке Дрбысни. Еще севернее за отрогом Арцатаханк в долине р. Тартар до Мравского хребта старались закруглить свои владения Джрабердские мелики Исраеляны, которые имели местопребывание в замке Майракахак под сенью неприступной Джрабердской крепости или в замке около обители Инны-мас.

Река Кар-кар вблизи Степанакерта

Река Кар-кар вблизи Степанакерта

В середине XVIII в. выходец из Джеваншира Панах хан, объединивший под своим управлением тюрко-татарские племена, обосновавшийся до этого в Низменном Карабахе, воспользовавшись родовыми междоусобицами меликов(6), с помощью варандинского мелика сумел проникнуть на возвышенное плато у верховьев р. Гаргар, в тыл меликам и засесть там в укрепленной Шуши. Он со временем принудил карабахских владетелей-меликов признать над собой его власть и отказаться от непосредственного подчинения центральному персидскому правительству. Границы своего ханства Панах хан продвинул и за Карабахский хребет, до самого Аракса, подчинив нынешние зангезурские районы. Держался он по отношению к шахскому правительству довольно самостоятельно и независимо. Однако сын его — Ибрагим хан после присоединения Грузии к России принужден был в 1805 г. явиться в стан к правителю Грузии князю Цицианову, стоявшему с войсками у самой границы ханства, на речке Курак (Куриак), и просить принять его и Карабахское ханство под покровительство России. По заключенному здесь договору Ибрагим хан, отказавшись быть вассалом Персии, обязался платить России дань восемь тысяч червонцев(7). В Шуши был введен русский гарнизон, при хане были назначены русские наблюдатели и советники; за ханом было сохранено лишь управление внутренними делами. После убийства Ибрагим хана, пытавшегося через год после признания над собой верховной власти России разорвать эту связь и вернуться под власть шаха, именем российского императора преемником его был объявлен старший сын — Мехтикули хан, при котором учрежденный из сторонников России провинциальный суд скреплял большинство ханских распоряжений, в особенности по земельным вопросам. Персия только в 1813 г. по Гюлистанскому договору официально уступила Карабахское ханство России, выделив, однако, из его состава область между р. Охчи (или Чавндур, или Капан) до р. Аракс, т. е. весь нынешний Мегринский район Армении.

После бегства Мехтикули хана с приближенными в Персию в 1822 г.  Карабахское ханство было преобразовано в Карабахскую провинцию, управляемую непосредственно русской администрацией. По заключении Туркменчайского договора (1828 г.), по которому русско-персидской границей была признана р. Аракс, в состав этой провинции из присоединенных областей(8) опять вошли земли, находящиеся между р. Охчи и Аракс. В Провинции еще долгое время сохранялось старое деление на магалы. В дальнейшем она была присоединена к Елизаветпольской губернии и разбита на уезды, границы которых не раз перекраивались.

Автономная область — Нагорный Карабах —образовалась из частей Шушинского, Джеванширского, Карягинского уездов и нескольких селений Кубатлинского уезда.

С начала своего образования Нагорно-Карабахская автономная область в общем в согласии с историческим делением была разделена на районы Дизакский, Варандинский, Хаченский и Джрабердский, однако границы их уже не вполне совпадали с историческими, которые впрочем, и при меликах менялись в зависимости от усиления того или иного княжеского дома, а иногда по совершенно случайным причинам. Позже границы эти подвергались некоторому изменению с сохранением старых наименований районов.

В настоящее время в Нагорном Карабахе проведено новое районирование с учетом всех новых условий, имеющих целью полнее ввести область в широкое русло советского хозяйственного и культурного строительства. Районов уже пять, и они носят название по своим центрам: Степанакертский(9), Шушинский, Мартунинский (б. Варандинский), Гадрутский (б. Дизакский) и Мардакертский (б. Джрабердский)(10).

Степан Лисицян, профессор, Заслуженный деятель науки Армении

Фотографии Виктора Коноплева

______________

(1) По названию р. Тартар (Тертер) или Трту (прим. ред.).
(2) См. геологическую карту Ф. Освальда в его книге: «К описанию тектонического развития Армянского нагорья», Тифлис, 1916.
(3) Совр. г. Физули (прим. ред.).
(4) Вопрос об увеличении запасов воды в Нагорном Карабахе, как и в других местностях Закавказья, выступает все острее: при мне происходили совещания в Гадруте об устройстве кагризов —
искусственного вывода вод из глубоких подпочвенных слоев.
(5) «Սամուելի քահանայի Անեցւոյ Հաւաքմունք ի գրոց պատմագրաց, ծայրաքազ արարեայ», Վաղարշապատ, 1893, էջ 193: Թովմա Մեծոփեցի, Պատմութիւն Լանկ-Թամուրայ և յաջորդաւ իւրոյ, Փարիզ, 1860, էջ 20:
Акад. Гр. Капанцян происхождение данного ойконима связывал с названием кочевого племени Bala—Кагаn (Гр. Капанцян. Этногенез армян и их начальная история, Ереван, 1949, с. 129 — 130, 250).
Новейшие же исследования свидетельствуют, что «наименование Карабах в исторических первоисточниках впервые фиксируется с XIV в. в сочинении «Грузинского хронографа» и у персидского историка
Хамдаллаха Казвини. Образовалось оно на почве персидской географической номенклатуры: в отличие от равнинной части именуемой Баг-и сафид (Белый сад), горная часть края стала называться Баг-и сиах, что в тюркоязычном осмыслении превратилось в Карабах (Черный сад). См.: Нагорный Карабах. Историческая справка, Ереван, 1988, с. 8 (прим. ред.).
(6) Мелик Шахназар, враждовавшим с арцахскими меликами Адамом и Овсепом, вступил в сговор с Панах ханом и предоставил ему право построить в своих владениях прочную крепость Шуши (прим. ред.).
(7) Образование российских владений за Кавказом, т. III, СПб., (далее: ОРВК), 1836, с. 304 (составлено в 1832 г.).
(8) Выли присоединены и Ереванское, и Нахичеванское ханства.
(9) В 1978 г. переименован в Аскеранский; Степанакерт же как областной центр получил статус города республиканского подчинения (прим ред.).
(10) Территория НКАО по данным Всесоюзной переписи населения 1979 г. составляет 4388 кв. км (прим. ред.).

 

Источник: Лисицян С.Д. Армяне Нагорного Карабаха. Этнографический очерк/Отв. ред.: Л.М.Варданян и Д.С.Вардумян. — Ер., Изд-во АН Армении, 1992

 

Продолжение 

 

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


  • В ЧЕЧНЕ ЕСТЬ НАСЕЛЁННЫЕ ПУНКТЫ С.ВАРАНДЫ -2 НАС ПУНКТА.ИМЕЮТ ЛИ ЭТИ ПОСЕЛЕНИЯ ЧТО НИБУДЬ ОБЩЕЕ С ПОСЕЛЕНИЕМ ВАРАНДЫ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ.

Top