online

Арман Григорян. Велик Бог армян

sto_pervaya_vesna2Портал «Наша среда» продолжает публикацию книги Лидии Григорян «Сто первая весна», посвящённой столетию Геноцида армян – величайшего преступления XX века против человечества, совершённого в османской Турции. Авторы историй и эссе – жители Нижнего Новгорода – друзья армянского народа и армяне-нижегородцы, являющиеся прямыми и косвенными потомками армян, прошедших ад Геноцида. Среди авторов – представители всех слоев населения, люди разного возраста, разных профессий и рангов. В итоге из разных по содержанию, но единых по тематике историй получилась целостная картина прожитых нацией ста лет – века парадоксов и взросления, века, приведшего нас к сто первой весне. Благодарим автора за предоставленную возможность публикации книги.

Предыдущее эссе

Велик Бог армян

Арман ГРИГОРЯН,
строитель, 37 лет

Мои предки были родом из села Зрчи Карсской области. В селе насчитывалось более 850 домов, пять из которых принадлежали моим родственникам. Они были известными на всю Турцию ковроделами, занимались торговлей, имели собственную маслобойню, куда за маслом и сыром приезжали со всей округи. Сам город Карс являлся крепостью, и при набегах курдов или же турок крестьяне укрывались в крепости под защитой русских солдат. В Карсской области было много русских, поселившихся здесь давным-давно, в городе была даже русская школа. В 1914 году в Карсскую область потянулись армяне-беженцы, многие ушли в Восточную Армению, многие остались в Карсе, уверенные, что Геноцид минует область. Но спокойная жизнь оборвалась, превратившись в кошмар на долгие годы. В марте 1918 года Карсская крепость без сопротивления была передана Турции (по Брест-Литовскому мирному договору). Овладев Карсом, турецкие войска в первую очередь начали истреблять армян. Мои предки разделили трагическую судьбу своих соотечественников. Убегая от турецкого ятагана, покидая родные края, они через реку Аракс перешли в Восточную Армению. По счастливой случайности из всего рода погибли только трое. Не зная, где остановиться, они решили добраться до Тбилиси, где жил их дальний родственник.

Бараки для беженцев после свободной и состоятельной жизни на родине показались им слишком душными, тесными и неуютными. Вернувшись в Советскую Армению, они расположились напротив армяно-турецкой границы, надеясь, что в скором времени вернутся домой, куда было рукой подать. Ведь если взобраться на высокую скалу, было видно брошенное родное село. В мае 1919-го пришла весть, что Карс передан Армении, и Григоряны в числе многих вернулись в родные края. Но уже через год турецкие войска, стремясь захватить Восточную Армению, заняли Карс, вырезав восемь тысяч армян… Оставшиеся в живых снова ушли в Восточную Армению.

Мой дед Манук Адамович родился в 1924 году в селе Нор-Артик по эту сторону Аракса и о судьбе своих родных знал из рассказов отца и старших сестёр. Кстати, один из них, гордость рода – Амаяк Григорьевич Бабаян, прославленный генерал-майор, чьим именем я назван, стал Героем Советского Союза. Он погиб 21 апреля 1945 года в боях за Берлин. От имени отца генерала Бабаяна – Григория, погибшего от рук турецких погромщиков в 1920 году, и пошла наша фамилия Григорян.

Моя тётя, сестра деда, прожила долгие девяносто лет. Она жила надеждой о возвращении на родину. Пережив в шестнадцать лет ужасы Геноцида, она часто повторяла: «Велик Бог армян, он не даст нас в обиду, вернёт домой…» Слыша это не раз, я однажды поинтересовался, почему она говорит «Бог армян», разве Бог только наш? Она посмотрела на меня и, подняв указательный палец к небу, вдруг тихо поделилась: «Ты знаешь, мне кажется, он тоже армянин, не то разве смогли бы армяне спастись в той мясорубке?»

И я тогда подумал, что именно христианская Вера после бесконечных гонений, убийств и унижений даёт нашему народу силы жить и надеяться. И если однажды на чужбине мы запамятуем свои традиции, то свою Веру мы ни за что и никогда не забудем. Она у нас армянская, то есть христианская.

 

Продолжение

ВСЕ ЭССЕ КНИГИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top