online

Антон Мельников: «Тот, кто связывает судьбу с Арменией, свяжет её с Богом»

ЗАПИСКИ АРМЯНОФИЛА

«Наша среда online» — Мы продолжаем серию публикаций под рубрикой «Записки армянофила» — непредвзятые, эмоциональные взгляды на армян глазами людей других национальностей.  Предлагаем Вашему вниманию очередной очерк Антона Мельникова.

melnikov_antonВот и  пришла пора мне ответить на волнующий многих армян, да и не только вопрос – «а почему именно мы, почему именно армяне?»

Честно признаюсь, это довольно непростой вопрос, и ответ на него лежит даже глубже чем любопытство, или симпатия, когда речь идёт об армянах, я ощущаю любовь и единение, с чем это сравнить? Представьте, что вы нашли вдруг однажды что-то родное, то, от чего вдруг встало на местах всё в вашей душе, и это – неотъемлемая часть Вас, а Вы – часть Его. Вот такое ощущение я испытываю, каждый раз, когда слышу армянскую речь, когда встречаю своих армянских друзей, подруг, наставников из Воскресной школы. Когда захожу в армянские сообщества в Интернете. «Случайности не случайны» — учит одна древняя китайская народная мудрость, и это, не раз подтверждалось моим жизненным опытом. Порой, какая-то мелочь, которая происходит с вами, вдруг оказывается началом большого и удивительного приключения. Так и произошло у меня, когда мой бессознательный интерес к армянам начал направляться встречами с представителями армянского народа в сторону осознанного интереса, начал накапливать знания и наблюдения об армянах, и чем больше я узнавал, тем большим теплом и интересом проникался к этой уникальной цивилизации.

Порой, у меня спрашивают, ну да, мы приняли христианство первыми, изобрели уникальный алфавит, да нам приятно, что ты видишь в нас патриотизм, чувство семьи, широту души, чувство прекрасного. Но ведь в нас и много негативных качеств. Да и вроде нечему удивляться в нас, армянах. Но это только на первый взгляд! Быть может все эти качества можно было бы назвать общечеловеческими и даже общехристианскими, если бы не одно «Но»: когда вы смотрите, как делает что-то армянин, неважно ловит ли он рыбу, готовится ли к празднику, занимается ли деловыми переговорами, он превращается в энергию, наполняется жизнью, он становится самой жизнью. Словно сливаясь с объектом своей деятельности, он живёт каждым моментом. «Я стремлюсь получить от этого дня всё что мне нужно, — узнать новую информацию, решить свои дела, получить максимальную пользу, чтобы, когда наступит вечер, понять, что этот день был прожит не зря», — сказал мне один товарищ-армянин. И, по-моему, эта черта осознанно или неосознанно живёт в каждом уважающем себя армянине или армянке. И вот эта черта, особенность, делает армян по-настоящему цельными, живыми людьми. И вот что я вижу: в них нет отчуждённости восточных людей, экспрессии итальянцев, испанцев или латиноамериканцев, циничной холодности и прагматичности англосаксов, или еврейского хамелеонства, да простят меня семиты. Когда я наблюдаю, прямо или косвенно другие нации, народы, я вижу, что в них есть что-то что мешает им быть цельными, будто какой-то комплекс вины, или натужное стремление, но без понимания того, что им нужно в этой жизни в этом мире. Я это не просто вижу, я чувствую, словно это радиосигнал, который поймало моё сердце и передаёт этот сигнал в виде текстов и образов в моё сознание.

А армяне цельные, живые и настоящие, именно потому что они воспринимают всем своим существом и проживают каждый момент. А ведь если вы обратитесь к любому философскому учению, к любой мировой религии, вы увидите, что они учат прежде всего познанию и принятию себя. «Возлюби ближнего своего как себя самого», учит Христос. И ведь действительно, человек, неспособный принять себя, отрицающий что-то в себе, бегущий от проблем, неспособен любить всем существом, жить полной жизнью, творить. А армяне познали эту истину. Я вижу это в армянах, этот величайший дар. Дар, который, на мой взгляд, армяне недооценивают в себе, и пытаются скрыть его прежде всего от себя. Но если к этому дару добавить чистое и бескорыстное стремление нести Свет, Армяне обретут небывалое могущество, это будет чудо, которого не видел мир ещё. А это возможно, если подарить армянам чистую и бескорыстную любовь, и им действительно хочется её дарить, просто так. И ещё, есть что-то еще, что пока я не могу до конца осознать – это какая-то мощная духовная общность армянского и русского народов, большая чем братство, она ощущается мной, как одна сила, одна душа, одна судьба. Правда, нам, русским, еще предстоит обрести это. Но вместе с армянами, мы это способны совершить.

Именно чувство этого, понимание этого, а также состояние единения именно с армянским народом, плюс — вот это состояние творения, желание дарить свет Армении и армянам, и определило мой выбор связать свою судьбу с Арменией, ибо тот, кто связывает судьбу с Арменией, свяжет её с Богом, а Бог любит всех и дарит свет всем. И осознание этого толкнуло меня начать писать большой рассказ о том, как любовь русского человека и Армянки с необычным даром, изменит судьбу мира, как человек, чья душа была в запустении, восстанет, чтобы стать настоящим Светочем, спасшим народы. И я предлагаю Вам прочесть фрагмент этого рассказа:

«В тот момент, когда А. закончил рассказ о своем знакомстве с армянами и армянским языком, где-то вдалеке, в лучистых потоках сидели двое. Они взирали спокойным взглядом пролетающие мимо маленькие брызги света. Один из них время от времени останавливал взгляд на одной снежинке, а потом закрывал глаза, и с умиротворённой улыбкой садился в позу лотоса. Его белоснежные одежды светились внутренним светом, а у ног иногда возникали из ниоткуда рыбки, которые выглядели так, словно сделаны из горного хрусталя, они тыкались носом в пальцы ног сидящего, и повертевшись вокруг него в пространстве, исчезали вникуда. Его длинные тёмные волосы развевались, хотя ветра не было, а лицо обрамляла густая борода.

— Скажи, мне, Михаил, что ты видишь?

От оклика сидящего второй, что был с ним рядом, в серебряных латах, и в остроконечном шлеме старорусского образца, очнулся, и повернул голову. Его лицо было волевым, крупный нос с горбинкой, чёрные глаза и чёрные волосы с короткой стрижкой, лицо было выбритым, с короткой, едва заметной щетинкой.

— Я вижу, что в одном из миров сейчас разворачивается битва со силами 2-го измерения, они любят питаться негативными эмоциями, злом, отчаянием, гневом, предательством. И они…

— Знаю, ты уже послал туда легион Ангелов-Драконов. Они сумеют справиться, и принести в мир гармонию и любовь, скоро туда придёт наш пророк. Я хотел спросить тебя, хотя ты, как и я знаешь ответ на этот вопрос, потому что видел это не раз.

— А, угасшая искра. Сколько таких было, сколько таких будет.

— Ах, благословенный Михаил, равный отцу…Ты лучший во всём, потому что ты – Его проявление, как и я, как и все мы. Но каждая искра имеет право выбора, выбор – это половина всего сущего. Взгляни вон туда. – и тот, что в белом, поманил искру к себе лёгким, воздушным жестом. – Каждый, кто хочет обрести себя во Мне, обретёт силу Света, станет светом. Он хочет, но сильно погряз в заблуждениях. Но, сегодня он встретил свою искру-хранителя.

— Ты хочешь?

— Да, ему дан дар стать Светочем в своём мире, а когда он встречает ещё искру-хранителя…

— Такое было лишь когда ты…

— Да, Магдалина. Если бы не её речь, нет, большее чем речь, её взгляд мне сказал всё, чтобы я окончательно прекратил бояться земного, я стал Светом, единым с Отцом и Святым духом. Редко такое бывает, но иногда искра, неважно, в каком мире она воплотится, встречает не искру-близнеца, а искру-хранителя. И тогда, происходит настоящее чудо, творение мира в миниатюре. Мир расцветает любовью. А этот мир нуждается в Любви и свете Истины. Отец, даруй ей свои крылья, пусть начнётся творение новой вселенной. С любовью, сын твой, Иисус!

 

В этот момент, Татевик взглянула на А. и плавно встав со скамейки, протянула ему руку, А. почувствовал какое-то чувство надежды, и сердцем осознал, что начинается что-то великое и прекрасное.

— Пойдем, я покажу тебе, откуда я родом, — сказала с бархатным акцентом Татевик, она чувствовала сердцем, всем существом, что в объявшей этого молодого человека тьме, словно единственная звёздочка, словно комета в ночи, горит сердце души, желающей тепла и желающей, нести тепло.

А. взял её нежную ладошку в свою руку, и почувствовал мощную волну, будто они преодолевают скорость звука. Раз! Раз! Раз! Несколько хлопков энергетики и они оказались в другом городе. Это он понял сразу, здесь был тёплый, густой и ароматный воздух, неподалёку строилась многоэтажка, а вокруг, полукольцом стояли высотные жилые дома, зеленели красивые деревья, на детской площадке щебетали ребятишки, играя в какую-то подвижную игру. И было легко и спокойно.

— Барев дзез, вортегхиц эк дук екел? – вдруг оборвал размышления А. детский, звонкий голос.

А обернулся, и увидел маленькую девочку, лет 6-7, в джинсах и жёлтой футболочке, а на ножках её были белые, запылившиеся кеды. Под мышкой она держала футбольный мячик и большими чёрными глазами с любопытством рассматривала А.

— Ес?

— Ha. Дук haй ек?

— Че, русса.

— А вы хорошо говорите по армянски, — сказала девочка и улыбнувшись протянула руку, — Шушанна.

— А. Индз хачели э.

Но общение прервала мать девочки, которая бежала уже к ней.

— Шушанна! Ты что, не слышишь меня, непослушный ребёнок! Я кому час кричу «Обед готов!» Вот, до чего ты довела дочь! Я уже глотку сорвала!

— Ну мамааа!… Я должна ещё Мгеру пенальти забить!…

— Вааай! Потом забъешь, а сейчас марш обедать! – скомандовала мама, легонько топнув ножкой, и смахнув чёлку тыльной стороной слегка пухлой ладошки, обернулась к А.

— Ох уж моя непоседа, она мне всю душу вытрясет, но зато она действительно хорошо играет в футбол, что просто залюбуешься! Не будем вам мешать, ерехек, — улыбнулась женщина, и повела дочку домой. Девочка насупилась, но тем не менее, как послушная армянская дочь, пошла вслед за мамой.

— Армяне…- мечтательно проговорил, А., — Ну как не любить эти вспышки эмоций, экспрессию, и вместе с тем, глубокую вдумчивость и теплоту этих людей. Хотелось бы побежать им вслед и дать всю свою теплоту, каждому.

— Ещё успеешь, — услышал он смех Татев. – Кстати, добро пожаловать в Норашен, туда, откуда я родом.

— В Армении!? Мы в Армении!? В Ереване!? – воскликнул А. – Но как!? Это же за тысячи километров от Екатеринбурга!

Татевик стояла, и тепло глядела на изумлённого А. Иногда, она сама не знала откуда, в ней просыпалось особое состояние творения, когда она могла одним своим желанием изменять всё вокруг себя. Это была не магия, просто, она могла захотеть, чтобы ей к примеру, давалась игра на дудуке, хотя у неё не было слуха, и в какой-то момент, раз! И начинало получаться. Но больше всего, её поразил случай, когда она услышала историю текин Рузанны, соседки по подъезду. Это было, когда они с семьёй жили в Норашене, на Мелкумов-стрит, в многоэтажке. Текин Рузанна была необычайно добрым, и светлым человеком, мама говорила ей, что они – ровесницы. Но маленькая Татев не понимала, как у такой замечательной женщины нет дочки или сына. Как-то с детской непосредственностью, она подошла к Рузанне, и спросила:

— Текин Рузанна, вы такая хорошая, добрая, как солнышко! Почему же у вас нет малыша? И затем последовал момент, который она запомнила на всю жизнь. Текин Рузанна взглянула на неё своими большими серыми глазами, и проговорила:

— Нам видимо, не дано, им пупуш джан…

И хотя она мужественно сохраняла спокойствие, а на лице была добрая улыбка, из глаз её потекли большие, как град слёзы. А потом, текин Рузанна прошептала «Извини меня, малыш», и убежала к себе в квартиру. Татев не понимала, в чём дело, но ей было очень жалко текин Рузанну, ведь она баловала её, иногда сидела с ней вместо мамы, иногда даже забирала из садика. «Почему у неё нет малыша! Несправедливо! Я хочу, хочу чтобы и у доброй тёти Рузанны были свои малыши! И не один, а два хотя бы!» — думала Татевик, глядя вслед соседке.

А потом прошло две недели, и к ним в гости вбежала, нет! Влетела! Влетела текин Рузанна, она радостно обняла маму Татевик, и сказала: «Сата, у нас будет ребёнок!» «Ребёнок! Понимаешь! О Боже, спасибо, что услышал мои молитвы!». Соседка пригласила всю семью маленькой Татев на праздник, больше! Она пригласила весь подъезд, в воскресенье, 3 июля 1996 года, на праздник. А в ночь, перед гулянием девочка увидела сон. Во сне она гуляла по вершине Арарата, и было ничего, что священная гора армян находится на территории ненавистного врага. Татевик знала, гора – наша, армянская! И вот тут-то случилось чудо: откуда-то с неба ударил столб золотого света, а из него вышел человек, его золотая борода была заплетена в тугую косу, из-за спины виднелись крылья, но не обычные, как рисуют у ангелов, а световые, словно сотканные из солнечных лучей.

— Ты молодец, девочка! – сказал он, тепло улыбаясь. — Сегодня ты проявила удивительный дар, который у тебя существует не случайно. Ты сделала счастливым человека, который не мечтал уже о счастье, и его искра благодарит тебя!

— Искра? Это душа?

— И да, и нет, вы люди очень узко понимаете свою сущность, душа, это лишь сконцентрированное воплощение создания Света, божественного творения.

— Эммм? Чего?

— Будем говорить проще – ангела.

— Аааа! Ангела? Здорово как? А как-же ангелы-хранители?

— А это – наставник. Ангел, который направляет ангела, который обучается творению. Но ты, особая – ты воплощённый ангел – искра – хранитель! Твой дар – использовать энергию и силу пространства во благо людям. Вот ты захотела что-то узнать, что не могла, и ты вдруг легко смогла. Ты захотела помочь человеку в беде? И помогла. Твой дар действителен при двух условиях – он направлен лишь на светлые дела, и второе – состояние любви и счастья. Когда ты радуешься тому, что можешь помочь и сердцем чувствуешь, что надо – ты поможешь! Захочешь что-то сделать, и сделаешь невозможное. Учись дитя, твори, и помни залог творения, который я тебе сказал – твори добро, люби, радуйся и будь счастливой.

И с этими словами он оставил Татевик на вершине горы. А наутро девочка проснулась, как никогда счастливая. И порхая словно бабочка, она подбежала к маме на кухню. Текин Сатеник готовила в этот момент толму, чтобы накормить дочку и мужа, который скоро должен был вернуться из рейса. Он был капитаном пассажирского самолёта.

— Мама!

— Что, кянкс? – улыбнулась Сатеник.

— Ничего теперь не бойся, я – Татевик, а значит, с тобой крылья Бога. – Я буду вас защищать, как текин Рузанну. И с этими словами, она пересказала маме свой сон.

Так началась история Татев. Эту же историю она рассказала А. который смотрел на неё во все глаза, а потом, после долгого молчания промолвил: «Покажи мне Норашен, прекрасная Татев. И я с тобой до конца».

 

АНТОН МЕЛЬНИКОВ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top