online

Анна Барсегян. Мосты дружбы

Памяти Марии Петровых,
переводчика армянской поэзии

mariya_petrovih1Культурные связи русского и армянского народа имеют тысячелетние традиции. Об этом свидетельствуют исторические факты, изложенные в русских летописях и трудах армянских историков. Эти связи не прерывались на протяжении тысячелетия. Армения в течение многих столетий претерпевала лишения, находясь под гнётом византийских, монгольских, персидских, арабских, турецких   владык, и население было вынуждено покидать родину, переезжать в другие страны, в том числе и в Россию.

На территории России армяне занимались строительством, торговлей, издательской, научной, образовательной и творческой деятельностью.

Особый интерес представляют русско-армянские культурные и литературные контакты в начале двадцатого века и в советский период.

Русский писатель М. Горький, великий поэт А. Блок, выдающиеся поэты В. Брюсов, К. Бальмонт, а также Ю.Веселовский, талантливый литературовед и переводчик, сыграли большую роль в ознакомлении русского общества с культурой и литературой армянского народа.

В начале 20 века были изданы под редакцией В. Брюсова « Поэзия Армении» (1916), под редакцией М. Горького «Проза Армении» (1921). Начало положил С. Глинка (1776- 1847), написавший обобщающий труд по истории и культуре Армении, в котором он дал высокую оценку присоединения Армении к России. Велики заслуги В. Брюсова, открывшего русскоязычному миру самобытный, богатейший мир армянской поэзии. Деятельность В. Брюсова в русско-армянских отношениях не имеет себе равных», писал М.Д. Амирханян в эссе «Протест Валерия Брюсова против геноцида армян».

Армянские поэты, писатели, в свою очередь, в течение 19-20 веков уделяли огромное внимание переводам русских авторов. Переводы произведений русских поэтов на армянский язык занимали важное место в творчестве И. Иоаннисяна, О. Туманяна, Г. Сундукяна, А. Исаакяна, В.Теряна, Е. Чаренца, Г. Эмина и А. Налбандяна и многих других.

В наше время современные русские и армянские писатели, поэты, общественные деятели высоко оценивают роль русской литературы и перевода в диалоге культур, в укреплении контактов между народами.

Выступая в 2009 году в Московском доме национальностей на заседании круглого стола «Русская и армянская литература 21 века: традиции и перспективы взаимодействия», Артем Арутюнян, поэт, лауреат Государственной премии Республики Армении, сказал: « Передо мной сейчас лежат удивительные книги… Чаренц в новых переводах русских поэтов: Ахматовой, Пастернака, Тарковского, Синельникова Мы, армяне, всегда благоговели перед русским поэтическим словом… Потому что русская литература – это литература присутствия. А присутствие – это совесть. Писатель должен обязательно реагировать на страшные, трагические проявления своего времени, должен отзываться на всё происходящее своим творчеством. Ведь разруху останавливают книги. Книга – молитва народа за будущих детей, за новые, дружественные отношения между нациями. И здесь очень много значит перевод. Перевод как слияние культур. Перевести – означает познать нацию, ощутить, какие культурные слои питали её…»

Велика роль Марии Петровых, замечательного русского поэта, переводчика, в укреплении культурных связей между Россией и Арменией.

При жизни М. Петровых почти не печатала своих стихов, хотя писала с конца двадцатых годов. Иногда она читала свои стихи в узком кругу. М. Петровых была скромна и застенчива, не любила афишировать свое творчество. Об этом пишет Лев Озеров,   вспоминая встречи с поэтессой: « На одном из вечеров Марию Сергеевну долго упрашивали почитать стихи. Она отказывалась. Застенчивость ее была выражением глубоко скрытой от внешнего взгляда работы души. Сосредоточенность на определенном настроении, мысли, замысле заставляла ее защищаться от резких сигналов извне, от просьб читать на людях, вещать, лицедействовать». Потом ее уговорили и «Мария Сергеевна сдалась на милость неумолимых слушателей. Читала она просто, естественно, степенность была внешним выражением высокого понимания миссии поэта, отрешенность от всех была сосредоточенностью на высказывании и на том, что стоит за ним. Она не заглатывала концы строк и строф, как было тогда принято, не переходила на мелодекламацию. Общее впечатление было определенным: подлинность, духоподъемность, прозрачность слога, гармония, умеренная, опирающаяся на строгий вкус, старомодность. Ничего такого, что било бы на эффект, что было бы не сутью, а посторонней остротой, праздной привлекательностью…»

Современники высоко ценили стихи М. Петровых. Известный переводчик, поэт, бывший сокурсник М. Петровых по Высшим литературным курсам, Арсений Тарковский отмечал «врожденный поэтический голос» Марии Петровых. Об этом также писала Елена Николаевская, известный советский переводчик, в статье «Тайна»:   « У Марии Петровых абсолютный слух. Абсолютная зоркость. Чуткость. Совершенное чувство гармонии. Чувство меры. Вкус. Чувство природы, слиянности с нею» .

Анна Ахматова называла М. Петровых « превосходным поэтом», а   о стихотворении « Назначь мне свиданье на этом свете» отзывалась, как о «шедевре лирики последних лет». Борис Пастернак также высоко ценил дарование М. Петровых, но она предпочитала   держаться в тени и почти не печатала своих стихов. О скромности и этих качествах характера поэта писала известный   переводчик   Вера Звягинцева, называя Марию Петровых «чудом» и удивляясь тому, что ей даже слава не нужна.

Мария Петровых, думая о себе, о своей судьбе поэта, писала, раскрывая сущность своей души:

Мы начинали без заглавий,
Чтобы закончить без имен.
Нам даже разговор о славе
Казался жалок и смешон.

или

Бесценный дар поэта
Зарыла в землю я.
Велению не внемля,
Свой дар зарыла в землю…
Для этого ль, затем ли
Я здесь была, друзья!

Строки из « Завещания» объясняют отношение М. Петровых и к своим стихам, и к работе над переводами:

Один лишь труд безвестный –
За совесть, не за страх,
Лишь подвиг безвозмездный
Не обратится в прах…

Успехи   переводчицы Марии Петровых значительны.     В  ее   прекрасных переводах   выходили  стихи   болгарских, еврейских, литовских, польских поэтов, но  самое  родное, близкое  ей по духу поэтическое  пространство –  это Армения.

В преодолении культурных барьеров перевод играет колоссальную роль.    Перевод – это диалог не только между двумя языками, но и между двумя культурами, участвующими в этом акте. От литературного дара и знаний переводчика о культуре, самобытности народов зависит, какой перевод получится, насколько он будет адекватен оригиналу и понятен читателю «чуждой» культуры.

Впервые М. Петровых приехала в Армению   осенью 1944 года. С ней Вера Звягинцева, поэт и переводчик. Они переводили стихи молодых армянских поэтов: С Капутикян, М. Маркарян, Р. Ованесяна, Г. Боряна, Г. Эмина, А Сагияна.

Мария Петровых вспоминала об этой осени: «Это была замечательная, незабвенная  осень. Мне мало пришлось ездить по Армении, но все же я была в Эчмиадзине (даже на богослужении), была на Севане… Молодые поэты оказались на редкость одарёнными, работать над переводами было упоительно. Кроме того, мы с В. Звягинцевой много бродили по Еревану и окрестностям. Бывали в Норке, ходили к Зангу. Конечно, были в Матенадаране… С тех пор – моя любовь к Армении, моя верность».  Об этой поездке у Марии Петровых сложились стихи:

Осень сорок четвертого года.
День за днем убывающий зной.
Ереванская синь небосвода
Затуманена дымкой сквозной.
Сокровенной счастливой тайной
Для меня эта осень жива.
Не случайно, о нет, не случайно
Я с трудом поднимаю слова…
Будто воду из глуби колодца,
Чтоб увидеть сквозь годы утрат
Допотопное   небо Звартноца,
Обнимающее Арарат.

Стихов, посвященных Армении, у Марии Петровых немного. Однажды она сказала: «Образ Армении» ушёл в глубины глубин души…     Армения научила меня глубже, вернее понимать, чувствовать армянскую поэзию. Терпкость исаакяновской печали; чудесную раскованность, свободу Туманяна, его поэтический диапазон (которое так любил и ценил в искусстве Пастернак), его лукавый обаятельный юмор; Теряна – трагического по самой своей природе, при всем его жизнеутверждающем миропонимании – трагического Наири Зарьяна с его истинно поэтическим Ара Прерасным», со стихами, которые возникли сами по себе, как и должны возникать стихи…

Помимо молодых поэтов, М. Петровых   переводила стихи армянских   классиков: Иоаннеса Иоаннисиана, Аветика Исаакяна, Ваана Теряна, Наири Зарьяна и др. В этой работе ей помогал   особый дар, дар постижения и проникновения в душу другого автора, дар перевоплощения и умения переложить речь автора на язык перевода.

Мария Петровых обладала удивительным слухом, чувством гармонии и меры. Она   глубоко чувствовала строй лирики, интонацию переводимого поэта, его стиль, архитектонику стиха. О переводах лирики Маро Маркарян писал Л. Мкртчян в очерке « Поэт»: « С высокой степенью приближения М. Петровых передает сердечную нежность и суровую откровенность лирики Маро Маркарян»:

Я в мир пришла как под хмельком
И оттого иду не в такт.
Я изнутри обожжена
И оттого иду не так.
В круговорот
Невзгод, забот
Растерянно погружена,
Я выровнять пытаюсь шаг –
Не получается никак!

Удивительно тонко улавливает Мария Петровых ритм и дыхание стиха , мироощущение       Аветика Исаакяна. Возвышенно и торжественно звучат строки в стихотворении «Армянское зодчество»:

***

Храмы нашей страны! Вы в жестоких веках
Возвышались над жизнью, сожженной дотла.
Этим стенам неведом был трепетный страх,

В каждом переводе М. Петровых своя аура отношений, окутанная дымкой тайны,   заставляет перечитывать строки поэта. Так, тепло, лирично и печально звучат строки Ваана Теряна в переводе М. Петровых:

***

Пробудился я, счастьем  обожжен.
Скорби не тая, плачет ветерок.
Ни души кругом. Тьма со всех сторон,
На пути моем вновь я одинок….

Можно сказать, что читатель страны Советов узнал и полюбил страстные, нежные и печальные стихи Сильвы Капутикян, благодаря переводам Марии Петровых:

***

Приди, приди, приди,
Хотя бы для прощанья,
Хотя бы без желания –
Приди, приди, приди!

Или:

***

Тоска по Армении сжала мне грудь.
Когда бы на миг очутиться мне там
И облаком белым неслышно прильнуть
К неласковым, диким, скалистым горам!

 

Мария Петровых проделала огромную работу как редактор переводов из армянской поэзии. Под её редакцией выходили на русском языке книги известных поэтов: Аветика Исаакяна (1956), Гегама Сарьяна (1974),   несколько книг Маро Маркарян, стихи Ованеса Туманяна (1969), первая книга Сильвы Капутикян и ряд других.

Д. Самойлов, руководивший вместе с М. Петровых, семинаром переводчиков,   писал : «Кто-то из переводчиков о ней доброй и кроткой   выразился: « зверь». По ее редакторской работе я понял ее отношение к переводу: страстное, личное. Пристальность души проявлялась здесь. Она волновалась, огорчалась, когда чувство и мысль переводимого автора искажались своеволием переводчика. Она всегда любила того, кого переводила. Она болела за каждую строчку, словно сама ее написала. Редактируемые обижались. Им хотелось проявить поэтическую индивидуальность. Но в переводе она проявляется именно в страстном и бережном отношении к тексту. Свойства «пристальной души» проявились здесь. А в редакторском деле – твердость и воля»

Творческая дружба связывала выдающихся армянских поэтов С. Капутикян, М. Маркарян с М. Петровых. Русский поэт М. Петровых была для них и сестрой, и другом, и помощником. Крепкая дружба связывала М. Петровых и Л. Мкртчяна, критика, писателя, литературоведа. По его инициативе был издан первый прижизненный сборник стихов М. Петровых « Дальнее дерево». Л. Мкртчян также написал очерк о М. Петровых .

Смерть Марии Петровых потрясла армянских коллег. Сильва Капутикян, выдающийся армянский поэт,   признавалась: « Для меня   она была как внутренняя совесть, всегда в дни сомнений я обращалась к ней – она одобряла или осуждала, и я знала: она права. Ей первой всегда читала новые стихи. Когда беседовала с ней, то забывала, по-русски я говорю или по-армянски. Это был особый язык – язык души…

Вот подстрочный перевод четверостишия, посвященного ей:

Сердце мое переполнено, кто в его дверь постучится?
Со своими новыми песнями к кому мне теперь постучаться?
Ах, ты одна умела лить слезы по-армянски,
Чтоб перевели мои слезы, к кому мне теперь постучаться?

Велики заслуги Марии Петровых в сближении национальных культур и литератур: она перевела огромное количество стихов из сокровищниц армянского и       других народов. Эти переводы   породнили народы.

Армения высоко оценила заслуги Марии Петровых. Она – первый лауреат премии имени Егише Чаренца, заслуженный деятель культуры Армянской ССР.

 

АННА БАРСЕГЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top