online

Андрей Звягинцев: «В любом фильме всегда гораздо больше реального времени, чем в жизни»

ИНТЕРВЬЮ

Photo by Valerie Macon/Getty Images

«Наша Среда online»Андрей Звягинцев — российский кинорежиссер, каждый фильм которого друг за другом всполошил весь киномир.  Каждый его фильм – это шедевр. Первый его фильм «Возвращение» за достаточно короткий срок завоевал огромное признание, приняв участие на более 40 международных кинофестивалях, и удостоился высших наград на самых крупных международных кинофестивалях. Прогремев на Венецианском кинофестивале 2003 года с фильмом «Возвращение», Андрей Петрович продолжает держать заданную планку.  Последующие его фильмы «Изгнание», «Елена», “Нелюбовь”, и, в особенности, «Левиафан» в своем завоевании популярности ничем не уступили первому фильму. Спустя четыре года после первого успеха в Венеции его картина «Изгнание» была отмечена на Московском кинофестивале, а в 2011 году фильм Звягинцев «Елена» получил награду «Особый взгляд» в Каннах, а фильм “Нелюбовь – на том же Каннском фестивале удостоился Приза жюри. ”. Что касается фильма «Левиафан», то он стал первым фильмом в истории постсоветской России, удостоенным премии «Золотой глобус» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (в советский период «Золотой Глобус» получил фильм «Война и Мир»). Фильм был номинирован на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», а также на премию BAFTA в категории «Лучший фильм не на английском языке».                                            

— Родился я в городе Новосибирске и учился в театральном училище. По образованию я – профессиональный актер. После обучения мне стало казаться, что вся моя жизнь предопределена на многие годы: со II курса я уже начал играть в театральных постановках и уже к концу обучения стал признанным репертуарным актером. Тем не менее, полагая, что мне не хватает образования, я решил отправиться в Москву, чтобы продолжить обучение на артистическом факультете в ГИТИС. Требования, которые нам предъявлялись — безупречная подлинность, когда следует быть убедительным при каждом шаге и взгляде. 

— Пройдя столь тщательное обучение актерскому мастерству, Вы, тем не менее, стали режиссером. Как же это произошло? 

— Однажды, во время обучения в Москве, я очутился на просмотре фильма Микеланджело Антониони «Приключение». С этого момента все мое мировоззрение перевернулось. Я понял, что кино – это не просто развлечение, не только зрелище или досуг, не только скользящий по поверхности сюжетный видеоряд, а чудо. Я влюбился в кино без памяти. Я начал искать режиссера, которого больше волновала не выразительность актерского мастерства, не мимика и пластика актера, а его внутренняя экзистенция. Начиная с 90 — ого года с театром стали происходить необратимые процессы, и театр престал быть храмом нравственной и духовной жизни. Однажды, в суровые голодные годы 1993 года, когда у меня в карманах не осталось ни гроша даже на то, чтобы пользоваться городским транспортом, я обратился за помощью к другу, оператору, который уже много лет занимался тем, что снимал музыкальные клипы и рекламные ролики. Он посоветовал мне найти какой-нибудь заказ на рекламный ролик, который я нашел очень скоро. Следом за этим последовали другие заказы. Я прекрасно понимал, то, чем я занимаюсь, трудно назвать творчеством. Но однажды, увидев мои ролики, телевизионная компания REN – TV предложила мне снимать короткие новеллы в рамках сериала «Черная комната». Спустя некоторое время генеральный продюсер компании Дмитрий Лесневcкий предложил мне ознакомиться со сценарием к фильму «Возвращение». Сценарий мне понравился, и я с удовольствием принял предложение сделать фильм.

— Многие актеры, снимая кино, принимаются сниматься в собственных фильмах. Как Вы к этому относитесь? 

— У меня никогда не возникало такого искушения сниматься в собственных фильмах, ни в коротких новеллах, ни в художественных фильмах. Я не могу себе представить, как можно одновременно находиться в двух позициях одновременно, и снаружи и изнутри. Мне кажется, что в этом случае, необходимо обладать какими-то недюжинными способностями. 

— Наверно было не просто, будучи опытным актером, почувствовать себя неподготовленным, а, будучи неопытным режиссером, столь скоро превратиться в маститого режиссера?

— Когда актер идет поступать в театральное заведение, как правило, им двигают честолюбивые помыслы, и дай Бог, чтобы он спустя некоторое время, мог бы действительно понять, в чем именно заключается основная миссия актера. Представьте себе луг, покрытый травой и где-то посреди луга – прекрасные цветы. Вот это примерно то, чем является актер. И очень важно актеру обладать таким мужеством, чтобы уподобиться траве, т. е. стать человеком, не выделяющимся, скромным, достойным, умеющим гармонично вписываться в единую картину. Вот только тот, кто понял это, способен стать большим артистом. Что касается режиссерского мастерства, то у меня на этот счет существует дерзкая теория, что режиссуре обучаться невозможно. Как впрочем, и актерскому мастерству или музыке. Человек может в течение 20 лет учиться музыке, но если у него в душе не звучит музыка, он никогда не станет хорошим музыкантом. Мне кажется, что режиссеру нужно всего два месяца технических курсов, чтобы изучить некоторые технологии, знать, как это устроен процесс, как делается монтаж и многие другие простые вещи. А все остальное время много смотреть кино. Собственно говоря, именно так устроено образование во ВГИКе и высших режиссерский курсах, где день ото дня смотрят по нескольку фильмов и что-то начинают понимать. 

— Каким образом Вы приходите к тому или иному фильму?

— Рассказать о том, как рождается фильм, невозможно.

— Как Вы подбираете названия своим фильмам? 

-. Считается, что в целом в драматургии существует всего 32 сюжета. Затем пришли к выводу, что их всего 12. Величайший латиноамериканский писатель Луи Хорхе Борхес свел их к 4. Первая история – это история о героях, штурмующих крепость, прототипом которых является история Трои. Вторая история – это история возвращения Одиссея, царя Итаки, после 20 лет скитаний. Третья история – это история жертвоприношения, самоубийства Бога, в лице распятого Христа или Одина, приковавшего себя к дереву. И, наконец, четвертая история – это история 30 персидских птиц собравшихся в стаю, чтобы отправиться на поиски своего Бога Симога. Они перелетели все моря и океаны, пока однажды не осознали, что именно они все вместе и являются тем самым могущественным богом.

— В чем на Ваш взгляд заключается некая особая магия Ваших фильмов, наделавших столько шума на фестивалях? 

— Фильмы – это цель, а не средство что-то доказать. А фестиваль – это средство, фестивальный успех – это гарантия следующего проекта. Это удача, которую нельзя не ценить, но должен быть внутренний сторож, иначе ты превращаешься в производящую единицу фестивального кино. И, самое главное, о чем мне хотелось сказать, это то, что в любом фильме всегда гораздо больше реального времени, чем в жизни.

Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top