online

Андрей Пральников. Закавказье: раскалённый январь

КАРАБАХСКИЙ ФРОНТ МОСКВЫ

«Наша Среда online»Продолжаем публикацию материалов советской (российской) интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Предлагаем вашему вниманию статью Андрея Пральникова, опубликованную в газете «Московские новости»  21 января 1990 года

Закавказье: раскалённый январь

Андрей Пральников

— Трое из нападавших взяты нашими войнами в плен, — докладывал на днях на утреннем оперативном совещании в Комитете особого управления НКАО комендант особого района генерал-майор внутренних войск Юрий Косолапов.

— Не пленные — задержанные, — поправил председатель комитета Аркадий Вольский.

— Они бросили оружие и подняли руки, значит пленные по-нашему — возразил генерал и продолжал, — Семеро убитых, есть раненые. Ранен командовавший подразделением офицер.

— Уже не раз признавалось, что Азербайджан и Армения в последнее время находились фактически в состоянии    войны: ежедневные перестрелки, захват заложников блокада железных и автомобильных дорог, взрывы мостов. Лишь присутствие солдат, становившихся между  враждующими, способно было ненадолго удержать стороны. Но теперь перестал работать и этот фактор. Вооруженные отряды нападают на солдат. Идут настоящие боевые действия.

12 января в комендатуру особого района поступило сообщение об интенсивной перестрелке у села Манашид Шаумяновского района Азербайджанской ССР — на границе с НКАО. Незадолго до этого в соседнем Ханларском районе боевики-азербайджанцы захватили заложниками около 20 армян, среди которых оказались практически все руководители Шаумяновского района, включая первого секретаря райкома партии Владимира Агаджаняна. В ответ армянская сторона задержала более 40 азербайджанцев. И вот теперь — стрельба.

В 11 часов 45 минут бойцы, которыми командовал капитан Виктор Спиридонов, высадились из вертолета у села Манашид. Первым делом прозвучало обращение: «Не стрелять! Здесь внутренние войска!»

В ответ — автоматные очереди из-за земляного бруствера, сооруженного жителями села — армянами, постоянно опасающимися нападения. Но именно этот бруствер использовали сейчас как укрытие подобравшиеся к нему боевики-азербайджанцы. Под автоматными, ружейными, пистолетными пулями солдаты заняли позиции и открыли ответный огонь.

Бой продолжался около двух часов. Тяжело раненного в правую руку командира заменил старший лейтенант Александр Местюков. Восьми военнослужащим противостояли примерно 50 (как назвать — бандитов, боевиков, вооруженных головорезов?). Патроны у солдат были уже на исходе, и жители села стали подносить автоматные «рожки» из собственных запасов.

Когда пришел второй вертолет с подкреплением и журналистами, бой уже кончился, нападавшие отступили, унося раненых. Но унесли не всех. «Что же ты наделал? — все спрашивал Местюков парня-азербайджанца лет 17 с простреленными ногами. — Что же ты наделал?» А тот, посерев от боли и страха, раз за разом отвечал, пока его бинтовали: «Я не стрелял»…

На одном из убитых нашли список оружия и боеприпасов, длинный список — по-видимому, погибший был чем-то вроде ответственного за вооружение. Плач и причитания женщин были слышны издалека, когда убитых привезли в село, откуда шло наступление на Манашид.

На следующий день бойцы Александра Местюкова и прибывшего подкрепления отправились на двух бронемашинах выполнять новую задачу. Дорогу перегородили одетые в милицейскую форму люди. Остановились. Пока шли объяснения, «милиционеры» заминировали машину, приставили пистолет к виску командира и, угрожая занесенной над открытым люком гранатой (все солдаты сидели внутри), разоружили группу, объявив всех заложниками. Спустя сутки ребятам удалось освободиться. Но бронемашины остались в руках террористов. И те не замедлили совершить новое преступление.

На оперативном совещание в Степанакерте, в Комитете особого управления сообщалось, что перехвачена передававшаяся неустановленной радиостанцией информация о пулеметной стрельбе в районе села Азад, о том, что видны пожары. Было принято решение послать военные вертолеты с десантом для того, чтобы отбить или уничтожить захваченную азербайджанскими «милиционерами» боевую технику. Если не удастся  — пойдут танки.

ЭТО ВОЙНА. И если она будет продолжаться (а ситуация говорит о том, что именно так и будет), сил размещенных в Нагорном Карабахе внутренних войск не хватит. И введение чрезвычайного положения станет необходимостью.

Вопрос о НКАО стал и причиной, и поводом для все обостряющегося  конфликта. Принятое в конце ноября прошлого года постановление Верховного Совета СССР О мерах по нормализации обстановки в регионе не удовлетворило ни Армению, ни Азербайджан, ни Карабах. На прошлой неделе тысяча жителей Степанакерта вышли на улицы города, чтобы не пустить в НКАО комиссию, направленную в соответствии с решениями парламента страны. Членам комиссии пришлось вернуться.

На митингах в Баку призывают упразднить статус автономии Нагорного Карабаха. Год назад, в декабре 1988-го, я слышал такие же требования, видел «подкрепляющие» их лозунги: «Смерть армянам!», «Слава героям Сумгаита!». Сейчас они сработали. С новой силой вспыхнули погромы, число убитых на прошлой неделе в Баку армян уже превысило список Сумгаитских жертв. Эта новая трагедия — прямое следствие того, что попытались, по сути, замолчать первую. Не было дано должной оценки резне, учиненной в конце февраля — начале марта 1988 года. Суды над убийцамя, насильниками прошли почти без огласки, был наложен запрет даже на информацию о том, что Верховный суд СССР приговорил одного из погромщиков к смертной казни. Нерешительность обернулась беспомощностью, привела на грань катастрофы.

Звучат в Баку и призывы к спокойствию. Но, как сообщают, им следуют разъяснения: порядок, мол, в городе необходим для того, чтобы можно было вооружить и отправить на карабахскую войну побольше милиционеров. Не такой ли отряд захватил военную технику? Вполне возможно. Достаточно надежный источник сообщил, что в пограничных с НКАО селах видели находящегося в розыске майора милиции из Сумгаита. Старший лейтенант милиции Г. подозревается в убийстве лейтенанта внутренних войск Игоря Цымбалюка.

СТРАШНОЙ стала прошлая неделя. Убийства в Баку, бои на границах НКАО, сообщения об отрядах из сотен боевиков, о массе оружия, которое вот-вот будет пущено в ход. «Комитет национальной обороны», созданный в Азербайджане, призывает к походу на Карабах. В ответ на это образуется штаб национального спасения Армении, и там на митингах тоже зовут вооружаться. А в Ереван вертолетами привозят раненых — по-видимому, тоже боевиков, участвовавших в стычках. Воюют обе стороны. Митинги с требованием выхода республики из состава СССР, разрушение пограничных сооружений. Возобновлена блокада Армении и НКАО, местами разобраны железнодорожные пути.

Видимо, часть людей разделяет то, что высказал в своем интервью один из идеологов Народного фронта Азербайджана Гамид Херищи: «Можно пользоваться более мирными, демократическими мерами воздействия. Это, например, блокада дорог, железных прежде всего, экономическое эмбарго». Но выходит, что даже такой «холодной войной» ограничиться не захотели. Льется кровь.

Через Степанакерт идет колонна военных машин. В крытых брезентом — солдаты. Над бортами других — штабеля металлических коек, кипы алюминиевых щитов.

Подкрепления и смена уставшим от нервного напряжения и палаточной неустроенности бойцам. Они еще не знают, что минувшей ночью в селе Туг в Нагорном Карабахе при обстреле казармы смертельно ранен рядовой М. Мантаев. Не знают, в каком районе, каком селе придется им стоять в цепи живого барьера между двумя разъяренными толпами ослепленных враждой соседей.

На совещании Аркадий Вольский говорил:
— Нельзя ли дать валенки хотя бы постовым? Мерзнут солдаты. А что с дровами, привезли? Нужно искать помещение, устраиваться. Поймите, мы здесь, по-видимому, надолго.

Но как и насколько — ответить сегодня не может никто. Конфликт вовлекает все больше людей. Один из вернувшихся из Баку утверждал, что видел среди демонстрантов на улице негра с плакатом «Карабах — наш!».

Остановиться необходимо.

АНДРЕЙ ПРАЛЬНИКОВ

 

«Московские новости»
№ 3,21 января 1990 г.
Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Будем признательны за материальную помощь нашему проекту, которую можно сделать через:

систему денежных переводов PayPal

— или форму «Яндекс Деньги»:

 

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top