online

Анастас Микоян: жизнь, отданная Армении

Окончание. Начало

anastas_mikoyanМногое Микоян делал для Армении тайно. Каждый раз к нему приходили руководители Армении в Москву, среди них – Кочинян, Папян, Зурабян, и советовались с ним. Не случайно именно в это время начали собирать подписи для воссоединения Нагорного Карабаха с Арменией. Он не афишировал свою помощь Армении, поскольку считал это своим долгом, но его помощь была проявлена конкретно в делах.

Благодаря этому человеку мир открыл Арама Хачатуряна. Арам Хачатурян поставил балет «Спартак» с подсказки Анастаса Микояна. Армения была первой республикой, которая в те тяжелые годы провела декаду армянского искусства в Москве, привезла в столицу свой национальный балет. В Ереване Арам Хачатурян не был столь популярен, и многие узнали Арама Хачатуряна благодаря Микояну. В дружеской беседе Анастас Микоян высказал пожелание создать к предстоящей декаде армянского искусства балетный спектакль (он стал одним из первых в армянском музыкальном театре и первым из национальных балетов, показанных на предвоенных декадах). Идея эта вполне соответствовала собственным творческим устремлениям композитора. Тема балета родилась тогда же в беседе с Микояном, посоветовавшим Араму Хачатуряну встретиться с известным армянским режиссером Геворком Ованесяном, написавшим недавно балетное либретто «Счастье».

Вот что он пишет в конце своей книги: «…И просвета не видно. Никакой демократизации, которую я ожидал после войны, не видно и сейчас, почти через 30 лет после нашей победы, которая вселяла большие надежды. Ни в партии, ни в обществе. Остается только надеяться, что это не вечно». Разве это не подвиг, оставить спокойную жизнь в семинарии и отправиться на фронт для спасения армян от турецкого ига, для освобождения Западной Армении от турок, бороться за освобождение от турок Вана? Разве не об этом мы все мечтали? Он не боялся еще в то время, когда многие отрицали геноцид в Армении, сказать, что это первый в мире геноцид. Благодаря в том числе ему мир признал геноцид армян, но сегодня директор музея геноцида обвиняет его в убийстве армян. Печально. Если бы не Микоян, то количество убитых армян было бы несравненно больше, и он на деле сделал все, чтобы предотвратить убийства. С подачи азерпропа начались распространяться фальшивки в его адрес. И даже после его смерти борьба властей Баку продолжается с ним. Разве с ним с такой яростью боролись бы наши враги, если бы он отдавал приказы убивать армян? А ведь они тратят миллиарды долларов, чтобы опорочить этого человека и, кажется, они достигли своих целей. Да, не ценим мы своих героев. Почему в Москве есть мемориал Микояна, ледокол носит его имя, заводы названы его именем, а мы не можем поставить ему скромный памятник из-за того, что азерпроп и иже с ним распространяют какие-то фальшивки? А может противникам памятника, азербайджанской пропаганде и подсказчикам из-за кордона, не дают покоя следующие слова Анастаса Микояна из книги «Так было» : «Каждый добропорядочный армянин понимает, что гарантией физического существования армянского народа и сохранения им своей национальной государственности является неразрывная связь с Россией». Ведь не случайно против него выступают те же лица, которые против сближения с Россией. Хочу напомнить этим русофобам, что идея воздвижения памятника родилась еще в 2004-х — 2006 годах, и тогда перед Арменией не стояла задача вступать в Таможенный союз. Почему, тогда с их стороны не было таких активных дебатов? Хотел бы также призвать власти Армении в этом вопросе быть принципиальными. А то получается, что больше уделяется внимания в средствах массовой информации противникам построения памятника, нежели сторонникам. Нужно дать трибуну тем людям, которые знают историю, а не демагогам, которые используют Микояна для обретения дивидентов против России. В Армении будут меняться власти, а память Микояну останется навсегда. Нужно, чтобы наши дети знали, кем был Микоян и что сделал он для Армении. Благодаря ему озеро Севан не засохло, благодаря ему Армения стала развитой промышленной страной. А ведь это были тяжелые времена. Если бы не Микоян, Армения превратилась бы в отсталую страну, где выращивали хлопок, и только усилиями Микояна мы превратились в одну из промышленных стран с АЭС, с Наиритом и с другими успехами. Он спас от смерти Баграмяна, Ерванда Кочара. Имя Кочара изъяли из списка приговоренных к смерти. И неправду говорят те, кто называет его организатором репрессий – ни в одном архиве не обнаружено таких материалов. И нет такого письма Ежову, о котором писал Яковлев. Микоян спас от ГУЛага многих. «Только смелость и ответственность перед людьми сдержали его от самоубийства», – пишет в своих воспоминаниях его сын Серго Микоян. И многие люди сегодня, сидя в тепле, берут ответственность обвинять его. Спрашивали ли они себя – а как бы они сами поступили тогда, когда любой неосторожный шаг карался смертью? Если имелась возможность что-либо изменить, то Микоян непременно делал это, порою рискуя собственной жизнью и жизнью своих родных. Среди тех людей, кого спас Микоян, был также Аветик Исаакян. Невеста Исаакяна в свое время говорила внучке Микояна, что Микоян – святой человек, потому что он спас от репрессий Исаакяна. До сих пор не нашелся ни один человек, который обвинил бы Микояна в том, что по его приказу был расстрелян кто-либо из его родственников. А доказательств тому, что он многим помогал, предостаточно. В частности, он спас от расстрела Тевосяна, крупного металлурга, возглавлявшего Министерство черной металлургии, будучи заместителем Председателя Совмина СССР. В 1947 году он спас выдающегося деятеля Каро Алабяна, которого по распоряжению Сталина должны были арестовать.

В то тяжелое время Микоян не мог остановить палача Сталина. Он не всех смог спасти от тюрьмы и смерти, но уже было подвигом то, что, рискуя жизнью, он помог тем, кому был в силах помочь. По указу Сталина, члены Политбюро не имели права вмешиваться в дела НКВД, и были случаи, когда его заставляли поставить свою подпись. Сталин опорочил его перед армянами, и до противники памятника являются живыми свидетелями этого. Сталин сделал свое черное дело, потому что все еще находятся армяне, для которых он многое сделал уже в современной Армении, называющие его «убийцей».

Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр так отвечал корреспонденту армянской газеты, выходившей в Бразилии: «…Надо признать, что среди знакомых мне советских руководителей до сегодняшнего дня наилучшее впечатление произвел на меня первый заместитель Председателя Совета Министров СССР. Он великий дипломат, одновременно наилучший экономист, с которым человек может сидеть за столом и обмениваться мнениями. Очень остроумен и часто говорит с шутками. Если на сегодня мы имеем экономические связи с Советским Союзом, то этим мы обязаны усилиям и умной дипломатии этого человека. Однако, в беседах с ним следует быть очень внимательным, так как он одновременно великий переговорщик».

Aверелл Гарриман, бывший посол в СССР и крупный политический деятель США, говорил: «Это единственный человек в Кремле, с кем можно разговаривать». Шарль де Голль признался ему, что считает его «исторической личностью международного масштаба». Премьер-министр Великобритании Гарольд Вильсон называл себя учеником Микояна в деле международных переговоров.

В СССР этот человек был одним из немногих, кто мог прямо возразить руководителю советского государства товарищу Сталину, если видел нецелесообразность или явную ошибку в предложениях. Серго Микоян так описывает позицию своего отца: «Отец поддержал инициативу Григория Арутюняна, тогдашнего первого секретаря компартии Армении о том, чтобы направить войска Закавказского военного округа при поддержке частей основной Красной Армии в захваченные Турцией земли Западной Армении, чтобы вернуть хотя бы часть этих земель. Военная разведка тогда сообщила, что турецкие войска отошли вглубь своей территории на 200 км., не сомневаясь, что такая акция будет предпринята и последние уродливые пережитки Брест-Литовского мирного договора 1918 года будут ликвидированы. Сталин же проявил себя как мелкий националист закавказского масштаба – он не хотел такого усиления Армении в Закавказье. Армения бы стала самой крупной и значимой республикой, оттеснив Грузию на второй план».

На выборах в Верховный Совет СССР в декабре 1937 года Микоян был избран по 126-му округу Еревана и выдвигался от этого округа вплоть до 1974 года, и это еше одно свидетельство того, как он любил Армению и Ереван.

В церемонии открытия мемориала Микояна в Москве участвовали первый заместитель мэра столицы Владимир Ресин, последний министр торговли СССР Кондрат Терех и многие другие. Мемориальная доска, установленная на доме, была создана народным художником России, скульптором Фридом Согояном. Он рассказал «Ноеву Ковчегу» историю создания памятного знака.

– Сейчас больше не ставят памятников руководителям Советского государства. Как Анастас Микоян стал исключением из правил?

– Можно сказать, что было сделано приятное исключение из правил. Решение об установке памятной доски было принято правительством Москвы. Правда, моя работа была завершена ещё полтора года назад, но из-за некоторых формальных причин установка откладывалась. Заслуга А.И. Микояна перед нашим народом велика: он внес огромный вклад в экономику страны в тяжелые годы войны и в годы восстановления народного хозяйства. Но самая великая его заслуга в том, что он предотвратил Карибский кризис в 1960 году, когда мир оказался на пороге ядерной войны.
Так неужели мы в Армении всего этого не понимаем.

Анастас Иванович Микоян умер в октябре 1978 года, не дожив всего один месяц до своего 83-летия. Это был человек поучительной судьбы. Он свою жизнь отдал ради Армении.

По всем советским канонам человек с такой известностью, с 40-летним стажем работы в политбюро и столь серьезными заслугами перед государством должен был быть похоронен у Кремлевской стены или в самой стене. Но Микоян покоится на Новодевичьем кладбище рядом со своей супругой, которую пережил почти на 20 лет…

 

Армен Анастасян, историк
[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top