online

Александр Кованов. Чарушинки. Ласточкина наука

kovanov_alexandr2Светлой памяти
ЧАРУШИНА Евгения Ивановича,
писателя, натуралиста, любимца детей…

Ранним летним утром, когда речка только окуталась молоком тумана и зарозовела, на кровати завозился Ванятка. Меньшой внук егеря Никифора.

Сам дед, уж, и корову проводил на соседний луг, курочкам да уточкам зерна задал, кроликам – травки свежей.
Сидел, да тихонечко карабин свой чистил и смазывал…
Потянувшись, протерев глазёнки, Ванятка опустил ножки на прохладный деревянный пол…

— Утро доброе, Ванюш!
— Какое же оно доброе, — отозвался внук, — Орут и орут… Спать не дают…
— Кто, орёт-то? Вроде, тишина вокруг… Токмо комарики звенят… – усмехнулся дед.
— Кто-кто? Ласточки!!!
— Кхе! Так, они, ласточки-то, вместе со мной встали! Столько дел уже переделали!
— Ой, дед! — съехидничал Ванятка, — Какие у ласточек дела могут быть? Летают себе… Да орут… Лучше бы спали… До полудня…
— Э-э-э… Не говори так, милый. У каждой Божьей твари – своё место, своё время и своё занятие!
— Вот… Сам говоришь – «твари»… А, слово-то, нехорошее… Бранное…
— А ты, Вань, на это слово с другой стороны глянь!
— Это как?
— Тварь – от слова «творить»… То есть, «сотворённая»… Вот, Господь любое существо сотворил, и ему волю дал… Творить…
— Что творить? Вот так… Орать по утрам? И людям спать не давать?

Не выдержал Никифор. Захохотал, закашлялся…
Из-под тёплого, стёганого одеяла явилась на свет Божий белобрысая голова старшего внука – Васьки. Смачно зевнув, он замахал руками, находясь, наполовину, в сладком утреннем сне, и выдал:

— А? …Чё? …Зорька ещё не пришла? Ух, тварь… Божья..

И снова упал на подушки, чмокая губами и, что-то невразумительное бормоча. Дед, с младшим внуком, зазвенели смешливыми бубенцами над просыпающейся тайгой…

Так и наступило утро… Золотое… Воспетое песней жаворонка… Ромашково-клеверное… Душистое, как разнотравье, умытое жемчужной росой…

*     *     *

Долго судили-рядили дед с внуками о «нужности-ненужности» за утренним чаем. Внуки ругали комаров, а дед доказывал, что без них не будет рыбы в реках и озёрах.
По разумению своему, мальчишки, наперебой, кричали о «вредности» волков да росомах, а дед убеждал их в необходимости этих «санитаров леса».
О ласточках, разбудивших Ваньку, вроде забыли… Но, на сегодняшний день дед Никифор запланировал «большое дело» — мазать глиной курятник…
Вот, тут-то, и началась «наука»…

*     *     *

Обычно старик замешивал глину с конским навозом в двух-трёх метрах от курятника. А тут… Шагов двадцать пять надо было шлёпать с тяжеленными вёдрами до места мазки.
Сначала курятник мазали изнутри. Затем, три-четыре дня спустя, когда глина подсохнет, куриную обитель белили известью, чтобы вши да клещи не донимали.
Снаружи мазка была грубее, с соломой. Чтобы дольше держалось, и не отваливалось кусками до следующего раза. Да, и теплее кормилицам-несушкам было в таком «дворце».

Курятник был просторным и вольным. Поэтому, к перемешиванию глины, Никифор привлекал самого надёжного помощника – Савраску.
Лошадиные копыта «поширше» человеческих ступней будут… Да и силёнок у мерина поболе, чем у старого егеря…
Не задарма работал Савраска… Знал, что мера овса ядрёного да хорошая чистка «за труды» ему будет обеспечена. Вздыхал, фырчал, но… дело своё делал усердно. Будто понимал, что это необходимо ему и хозяину…

*     *     *

— Давайте, мужички! Пока Солнце голову не задрало – за работу!
— А то! – откликнулся Ванька.
— Да, втроём, мы мигом управимся! – бодро ответил Васька.

Дошли до курятника. Внуки, озираясь, отмерили расстояние от глины до места работы, но смолчали. Дед, с хитрой искринкой в глазах, поглядывал, как внуки ищут вёдра…
А, вёдер-то, нетути!!!

— Деда! А, дед… – застыли внуки в недоумении, — А, ведра… Вёдра-то… Где?
— Эх, старый дурень! Забыл!!! Идите, пошукайте!

Мальчишки бросились в сарай. Туда, где обычно стояли, эти старые, проржавевшие вёдра «для хозяйственных нужд». Но не нашли…
Стали искать вокруг сарая, на скотном дворе, вокруг избы, в огороде… Нет, и всё тут!!!
А Никифор сидит, да покуривает… Покуривает, да посмеивается, знаючи, что вёдра спрятаны так, что не сыскать их мальцам…

— Деда! Не нашли! – рапортуют внуки, — Куда они делись?
— А мне, почём знать? За инвентарь вы у меня – ответственные…
— Деда! А, как же мы работать будем?!
— Подумать надоть…

Мальчишки, ни чего не понимая, присели рядом с дедом. Тот сидел невозмутимо, пуская в недвижимый воздух, кольца табачного дыма…

— Так! Работать – так работать! – скомандовал дед.
— А как? Без вёдер?!
— А, как… Ласточки…
— Коли вёдер нет, то в руках носить будем!
— Так, дома же вёдра есть! Ну, те, с которыми за водой ходим! – попытались возразить внуки.
— Чистые вёдра поганить не дам!!!  — резко ответил Никифор, — Вперёд, орлы! За работу!!!

*     *     *

Часа два «мытарил» дед внуков. Таскали глину в ладонях. И работы не видать, и спины – «в семи потах»…
Видит – уморились совсем. Еле ноги волочат… Объявил «передых»…
Попадали работнички на траву-мураву… А дед, тем временем, сходил в избу, и принёс старое ласточкино гнездо.
Оно, само по себе, отвалилось в суровую зиму. А Никифор подобрал, и сохранил… Оказалось, не зря. В поселковой школе нужда была в оформлении «живого уголка». Вот, он учителям и детишкам пообещал привезти. К началу нового учебного года.

— Ну, что? Лодыря гоняем? – зычно взбодрил внуков егерь.
— Не, деда… Мы не устали… Почти… – отозвались внуки, — Ещё… Минуток десять… А?! Отдохнём, и дальше мазать будем…
— Дело хозяйское… – одобрил дед, — Глядите-тко, сюда!

Внуки нехотя поднялись с травы, протирая, залипающие от усталости, глаза. А дед щурится, усмехается… Но серьёзный вид делать пытается…

— Смотрите, чиграши! Каждый бугорочек на этом гнёздышке – один полёт ласточки. На полверсты… И не в лапках она эту глину несёт, а во рту… Посчитаете?!
— Не, деда! Не будем! Слишком много!
— А, когда ласточка птенчиков выведет, ей кормить их надоть… Вот, Вань! Если я тебя чайной ложкой кормить буду, станешь сытым?!
— Ха-ха! Чайной ложкой? Сразу?
— Нет! Раз в час!!!
— Нет, дедуль! С голоду помру!
— А если… Чайную ложку тебе, а через час – Ваське?
— Тогда, уж, точно – не жить нам…
— То-то, и оно… Ласточка… Она… Махонькая… Но… труженица великая!!! Человеку – не чета!!! Человек… Он, по природе своей – лентяй! То, что от природы он берёт, не по праву ему принадлежит…
— А кому… «по праву»?
— Да, вот, им… Ласточкам, комарам, волкам да росомахам, пчёлам да… травинке каждой… Каждому цветочку-листочку…  Каждой Божьей твари…
— Это… Которые… Не «ругательные»? — убеждал себя Ванька, — Которые «сотворённые»?
— Точно так, чиграши! …Каждой Божьей твари – своё место, своё время и своё занятие!

 

Александр Кованов

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top